Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Вагиф Джавадов: «Когда нет нефти, нет ни денег, ни футбола»

В нижегородской «Волге» появился еще один легионер из Закавказья – Вагиф Джавадов, тренировавшийся в школе ЦСКА и забивавший Акинфееву в отборочном матче ЧМ-2010. Самый популярный футболист Азербайджана рассказал специальному корреспонденту Sports.ru Владу Воронину о том, как пил чай со Стивом Маклареном, делал педикюр по вторникам, ловил рыбу и налаживал отношения с Берти Фогтсом.

Вагиф Джавадов: «Когда нет нефти, нет ни денег, ни футбола»
Вагиф Джавадов: «Когда нет нефти, нет ни денег, ни футбола»

- Формально вы перебираетесь в Россию из Голландии. Расскажите, как вас в свое время занесло в «Твенте»?

– Это случилось в 2009 году, когда я играл за «Карабах». Стив Макларен подошел ко мне в Баку после игры в Лиге Европы и сказал: «Я хочу, чтобы ты перешел к нам. Подумай». С того момента начались переговоры. Мне было очень приятно. Не каждый день к тебе подходит бывший главный тренер сборной Англии, согласитесь.

- Его репутация вас не смущала?

– Да нет, у тренера такая работа – постоянно приходится сталкиваться с какими-то мнениями, стереотипами. В «Твенте» он доказал, что может тренировать на очень высоком уровне. Я отработал с ним примерно год, и все это время он был для игроков не только тренером, но и хорошим приятелем.

- Это как?

– Мы спокойно могли выпить с ним чаю, обсудить что-нибудь. Это очень важно.

- Как вам жилось в Голландии?

– Я в первый же день заметил, что в Голландии людям действительно все равно, кто ты, что у тебя есть, во что ты одет, какой у тебя телефон. Это идеальные условия для нормальной жизни. Ты можешь выбирать самые модные и крутые марки для себя, но оценивать других людей по внешнему виду неправильно. И там этого нет.

«Я привык все есть с хлебом, а тут его не было целых два дня. И главное – было нереально где-то его купить»

- Вас раздражает, что у нас все иначе?

– Не то чтобы раздражает, но для меня все это напускное величие не имеет никакого значения.

- На что еще обратили внимание в Голландии?

– Там очень многие отказываются от машин и пересаживаются на велосипеды. Особенно в выходные дни. Это выглядит довольно эффектно.

- А вы на чем ездили?

– На машине. Конечно, пробовал ездить на велосипеде, но преодолевать на нем большие расстояния все-таки очень сложно. Даже несмотря на созданные для велосипедистов условия... Еще там в шесть часов вечера закрывались все магазины. Чтобы у тебя в субботу и воскресенье была еда, идти в магазин нужно было еще в пятницу. Для Европы это вполне нормальная ситуация, но я не сразу смог к этому привыкнуть.

- То есть в первые выходные в Голландии вы голодали?

– Нет, какие-то продукты были, но хлеба, например, ощутимо не хватало. Я привык все есть с хлебом, а тут его не было целых два дня. И главное – было нереально где-то его купить.

- В «Спартак» перешел Деми де Зеув, участвовавший в Голландии в самых разных съемках и вызвавший настоящий шторм на фанатских гостевых. Расскажите: есть ли в голландском чемпионате гомосексуалисты?

– Мне не дано это узнать, я с ними не дружу. Но и нельзя сказать, что я плохо к ним отношусь. Это жизнь, у каждого свои предпочтения. Просто жизнь геев меня не интересует. Я их не понимаю.

- Евгений Левченко, поиграв в Голландии, стал покупать больше косметических средств. В Голландии футболисты следят за своей внешностью больше, чем в других странах?

– Крем, гель для умывания, маникюр и педикюр – это вполне нормально не только для футболиста, но и для любого мужчины в принципе. Другое дело, если всему этому уделяется слишком пристальное внимание. Это довольно странно. Но я такого ни в «Твенте», ни в других голландских командах не видел.

«Футболистам обязательно надо делать педикюр. Ноги – это хлеб футболиста, они должны быть в абсолютном порядке»

- Вы делаете маникюр и педикюр?

– Футболистам обязательно надо делать педикюр. В «Твенте» у нас был специальный мастер, который приходил по вторникам и обслуживал всех игроков. То есть это в порядке вещей, когда у команды есть свой мастер. Ноги – это хлеб футболиста, они должны быть в абсолютном порядке.

- В Азербайджане и России такого, ясное дело, нет.

– Верно, в Голландии я увидел это впервые. Но это действительно необходимо. Я и раньше следил за своими ногтями – просто сейчас делаю это несколько пристальнее.

- Ваше главное увлечение, кроме футбола?

– Обожаю рыбалку, часто хожу ловить рыбу с отцом. Могу сидеть у воды хоть целый день. У нас водится кутум; эта рыба вполне может весить и полтора килограмма. И их всегда получается поймать довольно много: за один день около 10-15 штук.

***

- Не все помнят, но ваша профессиональная карьера началась в российском топ-клубе – ЦСКА. Как вы там оказались?

– Когда мне было 10 лет, родители решили, что нам надо переехать в Москву. Переехали на самом деле из-за меня. Отец – бывший футболист и решил, что у меня хорошее будущее. Мы продали квартиру в Азербайджане и начали снимать жилье в Москве. Первый год я провел в «Торпедо», и за жилье мы платили сами. Потом меня пригласили в ЦСКА. Тут клуб уже выделил квартиру недалеко от детской школы – так мы начали жить около метро Аэропорт.

- Родители быстро нашли работу?

– Какое-то время нам помогали близкие друзья. Мама и папа целыми днями были рядом со мной.

- С кем-то из того ЦСКА вы продолжаете общаться?

– Да, с главным тренером – Владимиром Александровичем Кобзарем, с Вадимом Гаглоевым, с Аланом Алборовым, он сейчас играет где-то во второй лиге.

- Знаете что-нибудь про остальных ребят?

– Честно говоря, нет, но слышал, что из нашей группы 1989 года рождения на профессиональном уровне играют всего 3-4 человека.

«В ЦСКА блистали Олич, Вагнер Лав, Жо, а мне было всего 16 лет. Как можно было с ними конкурировать?»

- Печальная история.

– Да, но что делать? Не каждому же становиться футболистом. Кто-то получит достойное образование, кто-то начнет работать. Это нормально.

- В каком настроении вы уходили из ЦСКА?

– Никакой обиды не было. К тому моменту я два года провел в дубле. Но ни я, ни тренерский штаб не видели меня в главной команде. Тогда блистали Олич, Вагнер Лав, Жо, а мне было всего 16 лет. Как можно было с ними конкурировать? Это было нереально.

***

- И тут вы вернулись в Азербайджан.

– В «Карабахе» была уникальная атмосфера: мы были по-настоящему единым коллективом. Ребята, которые сейчас играют за клуб, по-прежнему готовы биться за главного тренера. Он всегда был для нас другом.

- В «Карабахе» вы стали бешено популярным. Сколько автографов можете раздать во время одной прогулки по Баку?

– Не считал. Если я выхожу в город погулять, то вокруг действительно собирается толпа из человек 30-50. Поэтому я предпочитаю ездить по Баку на машине. Не то чтобы популярность мне докучает – просто я чувствую себя немного неуютно, когда ко мне приковано такое большое внимание. Хотя казалось, что я с детства к этому привык, потому что родился в звездной семье.

- Что сейчас происходит с азербайджанским футболом?

– В последние три года уровень азербайджанского футбола начал серьезно расти. Конечно, это результат того, что в игру пришли деньги. Раньше их особенно и не было.

- Откуда они взялись?

– Азербайджан – богатая страна, у нее есть нефть, и это самое главное. В России наверняка думают так же. А когда нефти нет, нет ни денег, ни футбола.

- А что думает о футболе государство?

– Раньше оно не обращало на него никакого внимания. Мол, есть какие-то команды, да и пусть играют. А сейчас этим вопросом занялись очень серьезно. Развитие футбола идет под присмотром государства. И по карманам чиновников, насколько я знаю, деньги не идут. Все направляется туда, куда надо… Через один отборочный цикл мы, игроки сборной Азербайджана, постараемся выйти на чемпионат мира. Может быть, получится сыграть на этом турнире уже в 2018 году.

«Тех людей, которые меняют даты рождения, все прекрасно знают. В Азербайджане их выявляют и наказывают»

- В этом году Берти Фогтс упрекнул вас в том, что вы смеялись после поражения сборной. Что это за история?

– Ему просто дали неправильную информацию. Кто-то решил сказать ему, что я смеялся после разгромного поражения. Но это просто абсурд. В раздевалке я был рядом с самим Фогтсом и молчал. Он просто мог этого не заметить. Потом мы созвонились, разъяснили друг другу ситуацию и уладили конфликт. Все нормально.

- Часто говорят, что игроки из Азербайджана и Узбекистана меняют даты рождения в своих паспортах.

– Да, это есть во всем мире. Тех людей, которые меняют даты рождения, все прекрасно знают. В нашей стране это выявляется и объявляется. А игроки жестко наказываются.

- Каким образом?

– Их временно отстраняют от футбола. А имена нечестных игроков все знают потому, что даты рождения спортсменов проверяются на государственном уровне. Подозрения были и по поводу моего возраста.

- И что вы отвечаете на такие подозрения?

– А зачем отвечать, что-то доказывать, кричать? Мне незачем оправдываться. Меня и мою семью знают абсолютно все. И если бы я врал, об этом было бы известно. Мне 22 года.

***

- Сколько у вас было предложений из России?

– Несколько точно было. Но всегда что-то мешало договориться. Как-то раз мной интересовался московский клуб, но я отказался от трансфера, потому что не мог бросить в тяжелый момент своих партнеров по «Карабаху». Что это был за клуб, не скажу.

- А как вам в «Волге»?

– Все нормально, меня действительно хорошо приняли в команде. С кем-то я был знаком и раньше, с кем-то познакомился сейчас, но контакт мы нашли очень быстро.

«Грузин в мире действительно много, в футболе они довольно влиятельны. Они неуступчивые»

- С кем были знакомы раньше?

– С Гией Григалавой. Мы играли друг против друга, когда были совсем маленькими. Он играл за «Ростов», а я – за ЦСКА. Мы тогда довольно тесно общались. Ну а сейчас легко друг друга узнали – какие тут могли быть проблемы.

- Удивились, когда посмотрели на состав «Волги» и увидели там столько грузинских игроков?

– Да нет, никакого удивления не было. Грузин в мире действительно много, в футболе они довольно влиятельны. Они неуступчивые, так что нет ничего удивительного в том, что в «Волге» их сразу несколько. У нас вообще весь коллектив дружный, нет никаких разделений на маленькие группы. Хотя большую часть времени я обычно провожу именно с ними. Кавказские народы всегда дружные.

- Вас еще не звали в Грузию?

– Пока нет. Но я уже был в этой стране. Там живут несколько моих близких друзей. Если говорить о каком-то городе, то мне, конечно, очень запомнился Тбилиси. Это старый город с очень красивыми местами. И не могу не отметить, какие там хорошие люди.

- Что особенно запомнилось из местной кухни?

– Хачапури, хинкали. И вино, конечно, как без этого. Грузинское вино пьется как вишневый сок.

- Много способны выпить?

– Нет, очень много нельзя. А то в ноги даст, то есть повредит карьере. Этого допускать нельзя.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы