Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Дмитрий Булыкин: «Вообще-то варежки я носил только в детстве»

    Дмитрий Булыкин забил 22 гола за один голландский сезон, вернулся в Москву и зашел в гости к Sports.ru. В интервью, которое осталось после него в редакции, нет ни слова по самой затертой теме – сборной России. Зато рассказов о плантациях марихуаны, варежках, кандидатской диссертации и бешеных мотоциклах на Ленинградке – полным-полно.

    – Это был лучший сезон в вашей карьере? Абсолютный the best?

    – Тhe best был, когда я в сборной забивал, когда лучшим бомбардиром был. А сейчас провел просто хороший сезон, забил много голов. Вся Гаага стоит на ушах, мне нигде нельзя пройти, не дав автограф и не сфотографировавшись. Заслужить такую любовь у такого немаленького города – это круто, конечно.

    – Вас когда-нибудь так любили раньше?

    – Когда за сборную России забил три Швейцарии, на следующий день даже бабушки, которые семечки продают, знали, кто такой идет. Это было во всех изданиях, по всем телеканалам, так что было поболее, чем сейчас. Сейчас это все-таки локальная популярность.

    – Хотя смотреть голландский чемпионат люди стали и в России.

    – И я думаю, они получают от этого удовольствие. Мы как-то раз сидели с Радосавлевичем и в интернете смотрели обзоры матчей очередного тура российской премьер-лиги. Обзор какого-то матча – то ли из Нальчика, то ли из Краснодара – мы выключили через 15 секунд после начала, потому что из этих 15 секунд мы мяч видели секунды две, а в остальное время камера снимала непонятно что. Решили, что даже голы смотреть не будем — лучше сразу на следующий переключим. Не умеют у нас еще пока снимать футбол так, чтобы зрителю это приятно смотреть было. Это не Англия и даже не Голландия — там все намного лучше организовано.

    – Что ответите тем, кто считает Eredivisie дворовой лигой?

    – Ну пусть посмотрят матчи чемпионатов Голландии и России и сравнят, где дворовый футбол, а где хороший качественный футбол на отличных газонах с неподкупной борьбой в каждом матче.

    «Пусть посмотрят матчи чемпионатов Голландии и России и сравнят, где дворовый футбол»

    – Тех, кто не привык смотреть Голландию, смущает, как там играют в обороне.

    – Голландцы любят атаковать, любят забивать. Даже если ведут 2:0, они никогда не встанут всей командой у своей штрафной. В одном матче мы играли вдесятером и все равно атаковали. Для нашего человека это непонятно, а тут люди бегут вперед против одиннадцати человек, когда можно просто отстоять и ничейку вырвать. Осаждать партнеров? А это бесполезно! Там даже тренер после удаления говорит: «Играем в три защитника, а все остальное не меняется». Меня это поразило.

    – Ответная игра против «Гронингена» в плей-офф за Лигу Европы – самый удивительный матч вашей карьеры?

    – Хех! У меня была чуйка, что можем сыграть очень плохо, потому что неделю перед игрой мы тренировались из рук вон плохо. После 5:1 в первом матче я тренеру сказал, что, может, лучше вообще туда не ехать: получим техническое поражение, 0:3 нас устроит. Они все смеялись, а я на полном серьезе это говорил. В итоге мы на тренировку выходили в квадратик поиграть – я был уверен, что будет очень тяжело.

    – О чем вы подумали, когда на 88-й минуте «Гронинген» забил пятый гол и перетащил игру в овертайм?

    – «Ну неужели проиграем? Это нереально – так запороть такой отличный сезон».

    – Самый необычный вопрос, который вам задали в Голландии о России?

    – Чаще всего спрашивали, как можно поскорее в Россию уехать, потому что все наслышаны о том, сколько у нас платят. Еще про «Терек», про Гуллита спрашивали – им все это очень интересно.

    «Иммерс до 15-16 лет был фанатом, гонял на выезда. Попробовал играть в футбол и получил контракт»

    – Кто из игроков «Ден Хаага» мог бы достойно играть в чемпионате России?

    – Вергок, Турнстра. Турнстра точно скоро уедет в сильный клуб, его сейчас в сборную подтягивают. Висенто пока в молодежной сборной играет. И защитники у нас хорошие: Тимоти Дерийк совершенно точно скоро куда-то уедет, стоит он недорого плюс отличный сезон провел. В Голландии вообще много талантов, которых можно купить за небольшие деньги.

    – В «Ден Хааг» вы не вернетесь. Но вы понимаете, что у вас есть шанс стать легендой этого клуба? Может, стоит ради этого постараться уладить финансовые разногласия и остаться?

    – Я и правда сейчас на очень хорошем счету, я очень популярен, и если провести еще пару таких сезонов, то можно и в легенду превратиться. Но в то же время я понимаю, что мне не 25 лет, на хорошем уровне осталось играть года два-три. Поэтому нужно рассмотреть любое предложение.

    * * *

    – О чем вы подумали, когда впервые увидели спину полузащитника АДО Лекса Иммерса? Того самого, который выколол себе огромную татуировку в честь клуба.

    – Я был готов, мне сразу про него рассказали. Лекс до 15-16 лет был болельщиком клуба, гонял на выезда. Потом попробовал поиграть в футбол, у него получилось и с ним подписали контракт. Сейчас он одна из ключевых фигур в команде.

    «Если предлагают похожие деньги, то даже сомневаться не надо — только Европа»

    Он очень открыт для наших фэнов, он в курсе всех течений в болельщицкой среде, всех противостояний между клубами. Не зря он получил пятиматчевую дисквалификацию за то, что начал распевать неприличные болельщицкие песни после матча с «Аяксом». У нас есть специальная комната для болельщиков, куда футболисты приходят после игры, чтобы поговорить с фанатами, что-то обсудить. И вот мы обыгрываем «Аякс» и в эту комнату идет Иммерс. Это же очень серьезное противостояние, нам фанаты еще перед началом сезона сказали: «Играйте, как хотите, место для нас не имеет значения. Главное – «Аякс» обыграйте». И Лекс после матча выкрикнул очень жесткую речевку, которая болельщикам сходит с рук, но футболист такие вещи произносить не имеют права. Кто-то это снял на мобильный телефон и выложил на YouTube. На следующий же день было заседание местного КДК и ему дали 5 игр дисквалификации.

    – Вы в эту комнату тоже заглядывали?

    – Да, пару раз приглашали. Я там тоже кричал, но без оскорблений. Что-то вроде: «АДО – лучший!» Там, кстати, разная публика. И hooligans тоже есть. А хулиганов АДО по всей Голландии не любят, потому что они по-настоящему лютые и за свой клуб готовы пойти на что угодно.

    – Как найти майку «Ден Хааг» с вашим именем в Москве?

    – В Москве? Только у меня. Но у меня их всего две, поэтому вариантов нет.

    – Что лучше: сытая жизнь в «золотой клетке» ЧР, где не надо особенно напрягаться и бегать, получая очень хорошую зарплату или удовольствие от игры, от партнеров, от забитых голов, пускай за небольшую по меркам росcийского футбола зарплату?

    – Здесь надо смотреть на возраст, здесь деньги очень много решают. Мы играем не так долго, поэтому хочется заработать как можно больше. Но если предлагают похожие деньги, то даже сомневаться не надо — только Европа.

    * * *

    – Когда вы последний раз надевали варежки?

    – Только в детстве. Сейчас только перчатки ношу. И голландцам очень сложно было объяснить, что такое «варежки». Они знают слово «перчатки» и  всей этой темы не понимают. На самом деле, когда мы в Голландии тренировались даже в +15, кто-то выходил на поле в перчатках, кто-то с воротничком. Семин ведь тоже не мой внешний вид критиковал. Он имел в виду, что я должен начать работать, засучив рукава. Меня в Голландии в каждом интервью спрашивали: «Ты в варежках. А зачем их надо снимать?» – «Ну, снимать, чтобы начинать работать». «А зачем снимать, если тебе так нравится?» «Вам это сложно объяснить». Кстати, потом по «НТВ-Плюс» было что-то (усмехается) вроде расследования: они посчитали, сколько человек на поле в тот момент было в перчатках. 11 на две команды. А прицепились в итоге ко мне. Но тут, думаю, Юрий Палыч хорошее слово такое подобрал, народное. Вот всем и понравилось, раз вы меня до сих пор про них спрашиваете.

    – Какие у вас сейчас отношения с Семиным?

    – У нас достаточно много общих друзей, мы общаемся. Я ему всегда буду благодарен за то, что он меня воспитал и подтащил к большому футболу. Но у него свои методики воспитания футболистов, которые сначала работали хорошо, потом стали работать хуже. Да и ситуация, которая сложилась вокруг меня после его ухода из клуба, была, прямо скажем, не очень хорошей. Но я никогда не унываю: все что ни делается — все к лучшему.

    «В Европе людям сложно объяснить, что есть на свете такие места, где люди деньги не считают»

    – Вы сейчас выбираете себе новый клуб. Если вас пригласит московский «Спартак», пойдете?

    – «Спартак» – хороший клуб, с хорошими традициями, с хорошими болельщиками. Надо будет подумать.

    – Это-то понятно. Тут вопрос в вашем динамовском прошлом.

    – Все зависит от того, сколько ты пользы новому клубу принесешь и от того, как ты высказывался об этой команде в прошлом. Если ты чуть ли красного вина не пил из-за того, что так «Спартак» не любишь, то тебе, наверное, туда лучше не идти. У меня таких противоречий никогда не было, у меня хорошие отношения с руководством красно-белых.

    – У Влада Радимова чудовищные отношения с болельщиками «Динамо». У вас?

    – Несколько человек были действительно настроены против меня, но все остальные меня знали как нормального человека. Я ничего такого зазорного не делал. Кстати, обратите внимание: у нас многие футболисты за границу с конфликтами уезжали – и Кержаков, и Аршавин. Моя ошибка была в том, что в тот момент со мной рядом не оказалось агента, который мог бы твердо стоять на своем и защищать мои интересы. Сам я человек неконфликтный, слишком дружелюбно хотел разойтись.

    Меня за границей постоянно спрашивали: ты играл за сборную, забивал там, но тебя посадили в дубль, платили тебе огромную зарплату и никуда не отпускали; как такое возможно? Не проще тебя было отпустить хотя бы забесплатно с глаз долой, чтобы не платить зарплату? Там людям сложно объяснить, что есть на свете такие места, где люди деньги не считают.

    «Как-то меня отловили на Белорусской. Сказали, что ехал 250 км/ч»

    – Не остыла ли ваша любовь к мотоциклам?

    – Нет, не остыла. В Европе это проще, там можно взять мотоцикл в аренду на неделю и уехать вообще куда хочешь. Предпочитаю BMW. В АДО с мотоциклами полный порядок – у нас еще пара человек на них ездят. А тренер ван ден Бром как-то предложил что-то вроде мотопробега организовать – он тоже мотоциклист.

    – Ваш рекорд скорости на этой двухколесной махине?

    – Я не засекал специально, но меня как-то раз отловили на Белорусской. Сказали, что я 250 км/ч летел. Но это было давно и неправда. Как на такой скорости держит дорогу мотоцикл? Отлично. Он как литой становится.

    – Бывали ли у вас когда-нибудь проблемы с лишним весом? Если да, то как вы от него избавлялись?

    – Мы с Радославлевичем на эту тему постоянно смеемся: в Европе взвешивают футболиста раз в две недели, раз в месяц, а в России чуть ли не каждый день. И вот мы вместе недоумеваем: если ты на ночь выпил воды, пива, то совершенно очевидно, что у тебя на утро будет лишних полкилограмма. Но ты выйдешь на тренировку, они у тебя уйдут за десять минут. А в России чуть ли не тревогу поднимают: как же так, у тебя лишние полкило! У нас был тренер в свое время, который из-за этого на тренировках запрещал воду пить.

    – Когда Сергея Юрана спросили, есть ли у него миллион, он ответил: «Имеется». А у вас?

    – Рублей? Конечно!

    – А не рублей?

    – Я над деньгами не чахну. Я предпочитаю их вкладывать во что-то, чтобы они работали постоянно.

    * * *

    – Вопрос, который интересует каждого второго пользователя Sports.ru. Ходили ли вы в гости к Джино Коутиньо – знаменитому вратарю «Ден Хаага», рядом с домом которого обнаружилась плантация марихуаны?

    «Я был удивлен, когда мне сказали, что нашего вратаря посадили на год, а на следующий день я увидел его на тренировке»

    – Хехе, нет. Он живет в полутора часах езды. Да-да, каждый день встает в семь утра, чтобы успеть к началу тренировки. Меня это всегда немного обескураживало, я-то живу в 5 минутах ходьбы от стадиона. По этой ситуации: я был очень удивлен, когда мне позвонили и сказали, что нашего вратаря посадили на год, а на следующий день я увидел его на тренировке. Он сказал, что это полная ерунда, что дело рассматривается уже целый год и что ему хотят дать год, а на самом деле все закончится тем, что либо его вообще оправдают, либо год условно дадут.

    – Вы сказали, что его плантация – легальный бизнес. Правда?

    – Если ты получаешь лицензию, то можешь им заниматься. Вообще, в Голландии каждому человеку разрешено пять растений иметь в индивидуальном пользовании. Это я просто спросил уже, ради интереса. Так-то мы на допинг-контроль постоянно ходим, нам заказано такими вещами заниматься.

    – Украинский полузащитник «Виллем II» Евгений Левченко рассказывал, как пробовал легкие наркотики в отпуске. Вам приходилось?

    – Легкие – пробовал. У нас есть ходячая энциклопедия по наркотикам – это Лекс Иммерс. Поэтому если нам что-то интересно — мы у него спрашиваем. Но вообще, мне сказали, что после сезона они позволяют себе многое.

    – Этим летом Балаш Джуджак из ПСВ перейдет в «Анжи». Вы его понимаете?

    – У него будут хорошие условия, как у того же Буссуфа, который сейчас там играет. К тому же, команда базируется в Москве, поэтому ребята на это легко соглашаются. Так что здесь роль играет не знание российского футбола, а деньги.

    * * *

    – В «Динамо» у вас было прозвище «Дима-дискотека»? Кто его придумал?

    – Это все-таки неформальное прозвище было – слишком часто им не пользовались. Кто придумывал? Думаю, здесь рука Ролана Гусева или Сашки Точилина чувствуется. Просто мы любили сходить куда-нибудь после игры, в тот же ресторан или клуб. И так получалось, что меня везде узнавали, везде старались сделать лучшие столы. Ребята не понимали, как такое может быть.

    – Сейчас вы уже не «Дима-дискотека»?

    – В Голландии очень удивились, что у меня в России имидж тусовщика. Пару раз после матчей мы с командой ходили либо в ресторан, либо в ночной клуб, и мне ребята говорили: «А, ну окей, ты нормальный парень, ты тусуешься и не напиваешься». У них это в порядке вещей: сходить на дискотеку, чуть-чуть выпить. А еще у них есть такая традиция, ну или даже фетиш – обожают фотографироваться с бокалом в руках. Для меня это было загадкой, по мне, нет ничего хуже, чтобы твоя фотография с бокалом угодила на первую полосу.

    Вот, что меня еще удивило, когда я первый год за границу приехал. Проиграли матч: в автобусе на обратной дороге уже все смеются, интервью раздают с улыбками. Я их спрашиваю: «Вы чего? Мы ж проиграли только что?» А они: «Может лучше с нами в ресторан сейчас сходишь? На этой неделе проиграли, на следующей выиграем! Нам нужно сейчас на следующую игру настраиваться, а не о прошлой плакать». Хорошая у вас психология, думаю. Я тоже так хочу.

    – Когда вы играли в России, защитили кандидатскую диссертацию. Планируете ли писать докторскую?

    – Пока времени нет, и кандидатская-то много отняла, благо тогда у меня его предостаточно было. Правда, когда мы эксперименты проводили, я тогда еще в основе играл – при Гжебике. И я у него отпрашивался, на динамовском автобусе возил человек пятнадцать своих партнеров в РГУФК – там проводили полноценные эксперименты для диссертации. Чехи-то ничего не говорили, а вот Серега Яшин, другие наши пацаны спрашивали: ты там хотя бы мелким шрифтом там напишешь, что мы тебе помогали?

    «А, ну окей, ты нормальный парень, ты тусуешься и не напиваешься»

    – Думаю, многие удивятся, прочитав это. Все уверены, что диссертацию Дмитрия Булыкина писал совсем не Дмитрий Булыкин.

    – Я никому никогда ничего не доказываю. Спросите тех же динамовцев, они скажут: да, мы ездили в РГУФК, проводили с Булыкиным эксперименты. Это все слухи… Из серии: мы вчера видели Булыкина в жопу пьяным, его несли на руках, как он сегодня может играть? Но это же в принципе невозможно: нас тогда за два дня до игры на карантин сажали. Или Булыкин стариков в «Локомотиве» на три буквы посылал. Это слухи, я просто помолчу. Доказывать что-то бесполезно.

    – После такого насыщенного сезона вы сожалеете о том, что последние годы провели практически вне футбола?

    – Жалко, что в «Динамо» потерял те годы, когда меня в дубле мариновали. В «Байере» я быстро завоевал доверие тренера, уже спустя несколько месяцев стал появляться на поле. А в «Динамо» были неспортивные причины. Ну как такое может быть: год назад ты лидер сборной, а сейчас сидишь в дубле и тебя специально никуда не отпускают, хотя предложений было очень много. Можно было договориться, но там было желание, чтобы я никуда не уехал и чуть ли не закончил с футболом.

    Такие ситуации случаются нередко. Мой друг Руслан Пименов, который не может найти себе команду сейчас, – как раз тот случай. Какие-то люди хотят показать свою власть и отлучить человека от футбола. Я его спрашивал, вернется он или нет. Он первый год чуть ли не бесплатно готов играть. Но ни один клуб не берет.

    * * *

    – Еще один анекдот о вашей голландской жизни и расходимся.

    – Ну давайте нашего тренера возьмем – Йона ван ден Брома.

    – В России про него знают только то, что его фамилия – антоним виагры.

    – Он поиграл на хорошем уровне, недавно закончил карьеру, поэтому сам порой не прочь сходить с нами куда-то – в клуб, например. В Испании мы хотели подшутить над вторым тренером команды, над которым в принципе можно подшутить: налили ему воды в бутсы. А это оказались бутсы главного. И он ходил потом, все кричал: «Кто это сделал?!»

    Или еще. Два часа до игры. Готовимся. А у нас есть комнатка, куда можно зайти отдохнуть. Мы с Радосавлевичем туда заходим, а там наши пять человек сидят и играют в карты. За два часа до игры! «Радо, ты где-нибудь такое видел?» «Нет». Приходит тренер, смотрит на них, зовет Иммерса. Тот откладывает карты: «Подождите, сейчас приду». Уходит, видимо, получает установку – кого брать при угловых или что-то такое – и возвращается дальше играть.

    Ну а про игру в меньшинстве я вам рассказал. Даже заработав удаление, команды играют, играют, играют. А не окапываются у своей штрафной, как делают некоторые наши команды.

    Фото – Максим Поляков

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы