Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Звуковые войны. Что стоит за спорами о шуме моторов в «Формуле-1»

В паддоке «Формулы-1» не утихают споры о звуке новых моторов. Sports.ru разбирается, что стоит за интересами противоборствующих сторон.

Насколько важен звук в атмосфере спорта? Поклонники большинства видов, от футбола до биатлона, либо не придадут ему большого значения, либо справедливо заметят, что громкость важна лишь в плане поддержки болельщиками любимых команд или спортсменов, чем громче – тем лучше. Но в «Формуле-1» все радикально отличается. Здесь звук является одной из важнейших составляющих имиджа чемпионата, а если во время трансляции гонки можно услышать болельщиков – то это как раз плохой знак и впору начать расстраиваться. В нынешнем сезоне изменения в техническом регламенте привели именно к такой ситуации – благородно ревущие болиды заметно стихли, и «Формула-1» в один момент стала объектом критики самых разных сторон – от поклонников чемпионата до владельца коммерческих прав.

Дискуссии о звуке новых силовых установок начались не после стартового Гран-при и даже не во время предсезонных тестов. Еще несколько лет назад, когда были только приняты правила на сезон-2014, а автоконцерны толком не начали готовиться к переходу на моторы V6 – уже тогда многие, в частности, Лука ди Монтеземоло, высказывали серьезное беспокойство за звуковое сопровождение гонок «Формулы-1». Было ясно, что турбированные «шестерки» не смогут выдавать громкость, аналогичную привычным атмосферным «восьмеркам», однако многие были рады и этому: двигатели V6 во многом стали компромиссом, ведь ФИА изначально навязывала командам идею о моторах со всего четырьмя цилиндрами! Страшно представить, какие эмоции бы тогда вызывала обновленная «Формула-1» у фанатов. «Жалкое зрелище, душераздирающее зрелище», – как говорил ослик Иа.

И, конечно, еще больше критиковать современные моторы стали с их появлением. Надо отдать должное, Берни Экклстоун сразу же после объявления о переходе на новый регламент в 2010 году дал негативную оценку грядущим переменам и фактически возглавил ряды «ретроградов» и противников перемен. Голоса в поддержку его позиции раздавались и тогда, но лишь сейчас споры вокруг звучания болидов достигли действительно масштабов всего чемпионата. Однако далеко не всеми наиболее заметными ораторами движет лишь романтическое желание слышать благородный рев машин королевы автоспорта или же простое смирение с переменами.

Любители тишины и экологии

Заварившая всю кашу ФИА, естественно, от своих позиций не отступится – в стремлении сделать «Формулу-1» еще более «зеленой» федерация с удовольствием бы заставила команды использовать моторы V4, а то и вовсе бы превратила бы главный гоночный чемпионат планеты в «Формулу Е». Чиновников мало заботит звук и уровень зрелища – куда большее значение имеет «экологичность» автоспорта. Однако выброс выхлопных газов от 22 болидов «Формулы-1» не просто незначителен, а микроскопичен в мировом масштабе, зато, скажем, во время проведения веломногодневок вроде «Тур де Франс» или «Вуэльта» машины сопровождения сжигают топлива куда больше, чем «Формула-1» за несколько Гран-при – что сказать, слоган «имидж ничто, жажда все» совсем не подходит ФИА. Стремление к «показушности» во многом определило позицию чиновников в отношении нового регламента, и лично мне кажется куда более оправданной точка зрения Дитриха Матешица, заявившего, что «Ф-1» не имеет ничего общего с экологией и экономией топлива.

Справедливости ради, ФИА не только стремилась защитить природу от ужасной «Формулы-1» – восьмицилиндровые двигатели сегодня не очень распространены среди дорожных машин, экономичность автомобилей также чрезвычайна важна в условиях постоянно растущих цен на топливо, а развитие технологий, основанных на электроэнергии, безусловно является будущим мирового автомобилестроения. Однако в первую очередь эти проблемы волнуют не ФИА, а непосредственно производителей дорожных автомобилей – в частности, новый регламент горячо приветствовался «Рено», которые даже угрожали уходом из «Формулы-1» в том случае, если бы чемпионат остался со старыми «восьмерками». Это неудивительно, если посмотреть на их продукцию, ориентированную на массового потребителя – компания не производит суперкары и крупные внедорожники, которые обычно оснащаются столь серьезными двигателями, и даже моделей с V6 у французов практически нет.

Восьмицилиндровые двигатели сегодня не очень распространены среди дорожных машин, экономичность автомобилей также чрезвычайна важна в условиях постоянно растущих цен на топливо

«Мерседес» же как раз весьма широко использует мощные движки в дорожных машинах, однако в Штутгарте изначально не имели ничего против нового регламента, а учитывая текущие результаты коллектива, неудивительно, что неисполнительный директор немецкой команды Ники Лауда дает жесткий отпор всем недовольным новым звуком, начиная от Себастьяна Феттеля и заканчивая самим Берни.

«Когда ты пересекаешь финишную черту первым, ты выигрываешь Гран-при. И тебя не волнует, как машина звучит или выглядит. Ты опередил лучших в мире, и это все, что тебя должно заботить» – слова Дженсона Баттона сегодня вряд ли применимы к нему самому, зато полностью подходят доминирующему «Мерседесу». Наивно ожидать критики в адрес движков из стана «серебряных стрел». Вне всяких сомнений, конюшня из Бракли будет противиться любой искусственной инициативе, способной улучшить ситуацию со звуком, если та будет угрожать их господствующему положению в чемпионате.

Противники перемен

Лука ди Монтеземоло изначально был против моторов V6 – и дело не только в громкости, которую итальянец, как и Берни, заранее признал неудачной. Продукция под брендом «Феррари», как известно, ориентирована на богатых клиентов – в модельном ряду итальянцев сплошь спортивные модели и суперкары, оснащающиеся мощными движками, в основном с восемью цилиндрами. Моторы меньшего объема в дорожные «Феррари» не ставились очень давно, и недовольство Луки понятно – его детищу новый регламент не сулил ни маркетинговой отдачи, ни большого числа технологий, которые можно было бы перенести в «гражданское» производство. Кроме того, в случае с «Феррари» действительно можно быть уверенным, что для них мнение болельщиков уж точно не пустой звук.

А вот в случае с декларирующими заботу о болельщиках и оправдывающими тем самым свою критику звука движков промоутерами этапов «Формулы-1» все не так однозначно. Председатель AGPC (компании, организующей Гран-при Австралии) Рон Уолкер после окончания этапа выразил недовольство новым звуком и мягко отметил, что промоутеры отнюдь не за это платят Экклстоуну бешеные деньги, заявив даже о нарушении условий контракта. Очевидно, что за этими словами кроется весьма прозрачный намек для Берни и желание значительно скинуть цену, уплачиваемую ФОМ за проведение Гран-при. Не исключено, что вскоре к Уолкеру присоединятся и другие промоутеры, как, например, организатор Гран-при Сингапура.

На самом деле более тихий звук может сыграть устроителям этапов на руку – если раньше во время гонки невозможно было находиться рядом с трассой без берушей, то сегодня вполне реально даже разговаривать по телефону, прогуливаясь сравнительно недалеко от ревущих болидов, и многие поклонники «Формулы-1», посещающие этапы, могут посчитать это плюсом. Однако, прикрываясь заботой о фанатах, промоутеры действительно могут многого добиться, и, учитывая, что старые движки никто не вернет, наверняка попытаются разыграть карту «плохого звука» и добавить пару колчанов критических стрел, летящих в современную «Формулу-1».Рон Уолкер уже заявил о намерении собрать всех промоутеров в Женеве до начала лета, чтобы обсудить сложившуюся ситуацию. Объединившиеся в единый кулак организаторы не могут не встревожить ФОМ.

Понимает это и Берни Эккслстоун – естественно, ему вряд ли хочется идти на уступки организаторам Гран-при, которых он так успешно «душил» в финансовом плане последние годы, а также британец как никто заинтересован в популярности чемпионата.

Однако и у критики Берни может быть двойное дно – вполне вероятно, что Экклстоун, критикуя собственный продукт и источник дохода, делает это сознательно, стремясь сбить стоимость акций чемпионата, большая часть которых, как известно, принадлежит фонду CVC. Если учредители фонда решат продать обесценивающиеся акции – то их может купить как сам Экклстоун, вернув себе контроль над чемпионатом, так, к примеру, и Дитрих Матешиц или концерн «Фиат». Возможно, Берни действует в сговоре с кем-то из них или с заинтересованной третьей стороной, стремящейся прибрать к рукам чемпионат.

Кроме того, черный пиар – это тоже пиар, и любые споры и скандалы неизбежно привлекают к чемпионату внимание, так что обилие дискуссий Берни только на руку.

Возможные итоги

Понятно, что «Формула-1» к старым «восьмеркам» больше не вернется – автопроизводители вложили колоссальные средства в разработку новых моторов и теперь не станут от них отказываться. Если же их заставить серьезно вложиться в дальнейшую доводку двигателей, то они могут просто принять решение покинуть чемпионат.

Наиболее простым и логичным выходом из ситуации стало бы повышение лимита на расход топлива в ходе гонки – моторы V6, по регламенту ограниченные уровнем в 15000 оборотов, на деле не раскручиваются и до 12000 из-за необходимости беречь бензин, что в свою очередь влияет на скорость выхода выхлопных газов, из-за чего звук болидов стал существенно тише. Но эта инициатива, увы, вряд ли воплотится в жизнь из-за противодействия ФИА – ведь это, во-первых, повлияет в худшую сторону на экологичность гонок, во-вторых, ухудшит безопасность – федерация мотивирует это возможными опасными изменениями в пилотаже гонщиков, которые спровоцируют аварии, а также банальным увеличением средней скорости.

В паддоке ходят разговоры об оптимизации размеров стандартной выхлопной трубы, чтобы повысить громкость звука

Предложить же вовсе отменить лимит на расход топлива и вернуть дозаправки – нынешняя ФИА отреагирует на подобнуюинициативу примерно также, как реагирует Владислав Третьяк на предложения отменить лимит на легионеров в чемпионате КХЛ. Да и команды будут против – возврат дозаправок обернется серьезным увеличением расходов, так что о нем даже никто и не заикается. А отмена ограничений на расход и даже простое увеличение лимита топлива наверняка не понравится «Мерседесу»: моторы немецкой марки хороши во всех отношениях, в том числе и в плане экономии бензина, и недаром Ники Лауда даже призвал снизить планку расхода горючего на следующий сезон – видимо, «серебряные стрелы» готовы и к такому.

В паддоке ходят разговоры об оптимизации размеров стандартной выхлопной трубы, чтобы повысить уровень звука. Один из производителей провел испытания на стенде, в ходе которых было зафиксировано повышение уровня громкости, и пока что именно это видится наиболее вероятным решением, так как прочие варианты связаны с повышением расхода топлива. Другого пути пока нет – ФИА и команды вряд ли пойдут на более смелые шаги. «Формула-1» – это чистая скорость, а не гонки на выносливость, однако в силу разных причин не все готовы поддержать эту точку зрения.

В любом случае, равнодушных к проблеме новых двигателей почти нет, и вряд ли ситуация успокоится в скором времени – заинтересованных сторон в «звуковом конфликте» слишком много, и какие-то подвижки наверняка будут. Болельщики «Формулы-1» же от них только выиграют – хуже и тише звук стать уже не может, зато какие-то меры по увеличению громкости определенно будут приняты. Это в любом случае здорово – звук болидов «Формулы-1» в немалой степени обеспечивает ее очарование и привлекательность, он всегда завораживал, удивлял и заставлял биться чаще сердца поклонников автоспорта. Чемпионат его во многом лишили – очень хочется верить, что временно, и «Формуле-1» в итоге вернут как минимум часть былого рева.

5 причин неудачных выступлений Райкконена в 2014 году

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы