Напоминаем, что в разделе "Видео" хранятся ссылки на голы прошедших игр.

Мобильные приложения
Sports.ru

2 апреля 2010 08:56
Двойное вращение
Двойное вращение

Блог Марии Мухортовой и Максима Транькова о фигурном катании

Теги Олег Васильев Валентин Писеев сборная России пары Мария Мухортова Максим Траньков

«Пары Мухортова – Траньков больше нет. И это служебное преступление Писеева»

Пара Мухортова – Траньков распалась. Очень жаль. Красивая и полностью не раскрывшаяся пара прекратила свои совместные выступления. Максим давно шел к решению расстаться с Машей. Он уже несколько раз пытался заканчивать – и два года назад, и год назад, и в этом году раза два. Это не помутнение рассудка, не внезапное решение – это давно, видимо, продуманный шаг. После чемпионата мира мы встретились для обсуждения дальнейших планов, и Максим сразу сказал, что не видит смысла продолжать дальнейшую работу в паре с Марией Мухортовой и под руководством Олега Васильева.

Причин такого решения может быть много, но основная, на мой взгляд, в том, что Максим, к сожалению, не привык к жестким условиям работы. Он всю свою сознательную жизнь, когда работал в другой группе (еще до Москвиной), руководил процессом, считал, что все знает, все умеет, и все должны делать то, что он считает нужным. Так происходило на протяжении многих лет. Когда Максим попал в руки Москвиной, то не смог там заставить себя работать в графике, и это было одной из причин, почему Тамара Николаевна решила расстаться с парой по-хорошему. Она передала Машу и Максима в руки Казаковой и Дмитриева. Там тоже не срослось. Мне же удалось какой-то период времени держать Максима в рабочих рамках, но долго он не выдержал.

Максим, к сожалению, не привык к жестким условиям работы

То, как у меня это получилось, – длинная история. Первый месяц с декабря 2006 года до начала января 2007-го мы работали в пробном режиме. Решили посмотреть, как пойдет процесс, и, исходя из этого, уже потом обсуждать дальнейшие планы. Я получил ребят в плачевном состоянии. Ни спортивной формы, ни стабильности исполнения элементов, ни накатанных программ – ничего этого не было. Было отчаяние, уныние и полное неверие в себя. Не было денег: с них сняли все зарплаты и гранты – осталась «пособие на выживание» в размере 2300 рублей в месяц.

Терять было нечего. Первый месяц ребята тренировались сказочно. Было очень приятно с ними работать. Все мы стремились к тому, чтобы сделать как можно больше и лучше в кратчайшие сроки. Этот период Мухортова и Траньков прогрессировали очень быстро. Они выиграли чемпионат страны 2007 года без вопросов, с большим отрывом от второго места. После этого мы составили договор об обязательствах каждого в нашей команде: кто и что должен делать и какие наказания предполагаются за невыполнение обязательств. Вот этот документ, как мне кажется, и явился «тюрьмой» для Транькова. Каждый раз, когда он пытался проявлять свою «самостоятельность», ему напоминали о том, что мы все работаем в коллективе и по оговоренным правилам. Это какое-то время действовало. Потом перестало, и в ход пошли штрафные санкции. Это тоже какой-то период работало. Однако со временем Траньков перестал делать то, что от него требуют, начал вести себя так, как сам хотел.

Должен сказать, что с Машей тоже было нелегко, она тоже очень сложный человек. Но на самом деле в большом спорте «легких» людей очень мало. К каждому нужен индивидуальный подход. С Мухортовой мы как-то нашли общий язык, с Траньковым – нет. И хотя у нас с Машей тоже были скандалы и ссоры, но, как правило, это не выходило за пределы разумного. Мы всегда возвращались на нормальные рабочие позиции и шли дальше к общей цели. В этом году пара заметно прогрессировала именно благодаря Мухортовой, ее огромной работе над собой. Максим же, отказываясь от какой-либо помощи с моей стороны и со стороны нашего хореографа Александра Матвеева, остался в профессиональном плане практически на том же уровне.

С Мухортовой мы как-то нашли общий язык, с Траньковым – нет

Думаю, что Маша и Максим и на 50% не использовали тот потенциал, который в них был заложен. Через пару лет из них можно было бы сделать конфетку. Поэтому жалко, конечно, что пара прекратила свое существование. Я считаю, что в последних двух сезонах Кавагути – Смирнов и Мухортова – Траньков были примерно равны по набору «плюсов». Подопечные Москвиной лучше Маши и Максима только в одном элементе (в элементе «ультра-си») – четверном выбросе. Все остальное (и катание, и линии, и скольжение, и элементы) получается лучше у Мухортовой и Транькова. Возникает вопрос: почему тогда Кавагути и Смирнов – первая пара России?

У меня есть достоверная информация, что Максим Траньков и Валентин Николаевич Писеев в декабре 2009 года, во время чемпионата страны, заключили соглашение о том, что пара Мухортова-Траньков прекратит свое существование по окончании сезона, и Максим будет тренироваться с другой партнершей. Макс договорился об этом за спиной у своей партнерши, а президент Федерации – за спиной у тренера одной из ведущих пар России и мира.

Писеев повел активные переговоры с украинской федерацией и добился определенных результатов. Это декабрьское соглашение дорого стоило для Мухортовой и Транькова. После серии Гран-при они считались фактически первой парой страны. Но на чемпионате России и в течение оставшегося сезона их начали придерживать в оценках. Федерация знала, что скоро пара распадется, и смысла поддерживать команду, которой больше не будет, просто не стало. Начали тащить Кавагути и Смирнова, а Мухортовой и Транькову ставили минимально возможные оценки за то катание, которое они показывали. В данном случае Траньков сработал против своей же пары, против себя. Фактически он лишил себя олимпийской медали и медали чемпионата мира. А то, что сделал Писеев, я считаю служебным преступлением: президент федерации фигурного катания сознательно развалил ведущую пару страны. Это просто немыслимо!

Писеев повел активные переговоры с украинской федерацией и добился определенных результатов

Я не хочу вдаваться в подробный анализ поступков Писеева и Транькова. Валентин Николаевич не является сугубо негативной персоной – он в большинстве случаев ставит во главу своих решений разумную логику победителя. Однако, к сожалению, это происходит все реже и реже: очень часто вступают в силу личностные отношения. Как я понимаю, так случилось и в этот раз. У нас были очень непростые отношения с президентом федерации. Это, вероятно, перевесило разумную логику. Логика Транькова понятнее: он, скорее всего, ждет от предстоящих перемен позитива – свободы «творчества» и новых ощущений. Никто не будет заставлять его приходить вовремя на тренировки и работать над неудобными моментами в тренировочном процессе.

Надо сказать, что в случае с Тотьмяниной и Марининым Писеев никак не мог вмешаться. Там была особая ситуация. Мы тренировались в Чикаго и были настолько далеки от федерации, что у нее просто не было возможности ни контролировать процесс, ни давать какие-либо указания. Вплоть до олимпийского года, до последних месяцев перед Олимпиадой нас никто особо не беспокоил и мы не получали почти никаких денег от Федерации фигурного катания России. Ребята жили и тренировались за свой счет и на те деньги, которые зарабатывали сами: на призовые, показательные и т.д. Президент просто ничего не мог сделать. Ситуация с Мухортовой и Траньковым иная. Во-первых, в России существовала равноценная пара, которую можно было тащить наверх, а Машу и Максима немножко «поджимать». А во-вторых, мы тренировались здесь, под самым носом у федерации. На протяжении трех с половиной лет нашей совместной работы мы выслушивали бесконечные упреки в том, что не хотим приезжать на сборы, что мы не делаем то, что «надо делать», по версии Федерации. Работать было достаточно тяжело, и если бы не поддержка школы фигурного катания Санкт-Петербурга, нашей питерской федерации и города, то многого бы не случилось.

Я не хотел распада пары – иначе, естественно, заранее подготовился бы. Маша, у которой была возможность поменять партнера при предыдущих попытках Максима расстаться, всегда говорила мне: «Нет, я буду кататься с Траньковым. Я с ним начала, я с ним хочу и продолжать». Поэтому я для себя сделал пометочку, что Мухортова не хочет никакого другого партнера, и никого не искал.

Мы начнем поиски партнера для Маши в России, и если не найдем, будем искать заграницей

Безусловно, сейчас мы будем искать партнера, но это будет сложно: фигуристов такого уровня в мире мало. Параметры очень жесткие. Это должен быть человек с опытом работы в паре, по крайней мере, с двумя тройными прыжками, высокий (185 см и выше) и достаточно сильный, чтобы выдерживать те нагрузки, которые необходимо будет преодолеть в ближайшие несколько месяцев и в последующие годы. Мы начнем поиски с России, и если не найдем, будем искать заграницей. В нашей стране, честно говоря, я подходящих партнеров практически не вижу. Может быть, есть пара человек, которые потенциально могут вписаться в такие параметры. Вопрос еще в том, захотят ли эти молодые люди работать, свободны ли они от каких-то обязательств или нет.

Количество времени, за которое можно создать сильную пару, зависит от того, какого партнера мы найдем, от того, сколько займет первичный этап скатывания и притирки друг к другу. Научиться делать параллельно прыжки не сложно, кататься параллельно не сложно, даже кататься вместе не очень сложно. А вот научиться выполнять парные элементы (поддержки, выбросы, подкрутки) – это уже занимает больше времени и зависит от степени совместимости партнеров – психологической и физической.

Найти партнера для Маши – задача №1 для меня сегодня. Это надо сделать в течение двух-трех недель. Если учесть, что я должен буду отъехать со 2 по 12 апреля из страны (отменить эту поездку я не могу), то время исчисляется буквально несколькими днями до этого и несколькими днями после моего возвращения. Поэтому работа в этом направлении будет вестись интенсивно. Если все это закончится успехом, и мы найдем партнера, тогда я решу, что мне делать дальше. Я уже буду понимать, сколько времени и сил будет необходимо на то, чтобы сделать хорошую пару и будет ли у меня оставаться время для того, чтобы взять кого-то еще – одиночника или одиночницу. Все станет ясно в течение двух-трех недель.

ЛУЧШИЕ МАТЕРИАЛЫ

Хоккей
Хоккей
5 худших команд в истории НХЛ

В материале Sports.ru – команды, которых, как и нынешнюю версию «Эдмонтона», можно считать худшими в истории НХЛ. | 0

Легкая атлетика
Легкая атлетика
Яак Уудмяэ: «Мы не чувствовали, что СССР разрушается. В 80-х за эстонский флаг на улице сажали в тюрьму»

Павел Копачев и Вячеслав Самбур поговорили с олимпийским чемпионом-80, который в день смерти Высоцкого победил легендарного Виктора Санеева | 99

Теннис
Теннис
«Если сестры Уильямс теперь от отвращения закончат карьеры, их можно будет понять». Как мир не понял юмора Тарпищева

Валерия Ли изучила зарубежную прессу, оскорбленную неосторожными словами главы российского тенниса | 341

Волейбол
Волейбол
«Стать моделью и отказаться от маминого «наполеона»? Ни за что!» Новые лица российского волейбола

Алексей Авдохин – о девушках, которые поведут команду к победе, в том числе на Играх в Рио-де-Жанейро | 31

Хоккей
Хоккей
Полицейская хроника. Какие проблемы с законом возникали у русских хоккеистов в НХЛ

Пьянки, драки с женами, кокаин и внебрачные дети – Sports.ru вспоминает случаи, когда русские хоккеисты из НХЛ нарушали закон. | 0

Документы
Пользовательское соглашение
Как пользоваться сайтом
Информация для правообладателей
Информация об ограничениях Reuters
18+
 
Архив
Все новости
Все материалы
Все теги
Sports.ru повсюду

• в 160 мобильных приложениях Sports.ru о командах и турнирах

• в основном приложении Sports.ru для iOS, Android и Windows Phone

• в Twitter
• подписавшись на RSS-потоки по интересующим вас темам
• на вашем телефоне с помощью мобильной версии
 
 
Белорусский спорт на Tribuna.com: футбол, хоккей, биатлон
Украинский спорт на Tribuna.com: футбол, баскетбол, бокс, биатлон