Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Ольга Смородская: «Я готовлю лучшие в мире блины»

    Президент «Локомотива» дает эксклюзивное интервью Юрию Дудю – об увольнениях, трансферах, Василии Уткине и – простите – Pussy Riot.

    Ольга Смородская: «Я готовлю лучшие в мире блины»
    Ольга Смородская: «Я готовлю лучшие в мире блины»

    – Вы же смотрите Олимпийские игры?

    – Конечно! Переживаю за всех наших спортсменов, со многими из которых давно знакома. Очень сильные эмоции! Меня порадовала спортивная гимнастика, особенно, когда выиграла Алия Мустафина. Прекрасные выступления Комовой, Аблязина. Очень тяжелый вид спорта: травмы, огромная конкуренция... Понравился бег Юлии Зариповой. В дзюдо – абсолютный прорыв. Ну и в фехтовании я рада за серебро Софьи Великой. Это совершенно уникальная спортсменка.

    – Президент «Краснодара» Сергей Галицкий ретвитнул пост кого-то из своих друзей: «Я считаю, что нужно перестать издеваться над нашими детьми и запретить женскую спортивную гимнастику».

    – Не согласна! Вы же знаете Хоркину?

    – Еще бы.

    – Это характер. Это стойкость. Гимнастика дает девушкам очень много, не зря это основа большинства видов спорта. Это развитие всех групп мышц, координация движения, гибкость. В психологическом плане гимнастика учит работать как индивидуально, так и в команде.

    – Зато как гимнастки калечат себя на тренировках. Ну и что делают с ними тренеры, когда рядом нет камер, страшно даже представить.

    – Это не только в гимнастике. Все в спорте дается нелегко. Идеально все только на словах и в мыслях. Чтобы воплотить их в реальность, необходимы чудовищные усилия, воля и концентрация.

    – Глядя на то, как люди выигрывают серебро, скажем, в тяжелой атлетике со шприцом в колене, у вас нет ощущения, что вы работаете с людьми, которые вконец обнаглели?

    – Я в курсе этого тренда. Все говорят о несправедливости: в футболе большие зарплаты, красивая жизнь, в то время как олимпийские чемпионы получают меньшие деньги, а нагрузки в других видах спорта не меньше. Но я бы хотела защитить футболистов. Во-первых, нельзя говорить о том, что в других видах спорта абсолютно нет денег. Например, в легкой атлетике Международная федерация платит хорошие деньги спортсменам за места на Олимпиаде вплоть до восьмого, есть много коммерческих стартов. А что касается самоотдачи, то и ее в футболе много. Особенно когда ты играешь два раза в неделю – травмы, боль. Многое ведь не видно. Футбол – тяжелый вид спорта, количество травм растет, и многие из них очень тяжелые. Такие, каких раньше не было.

    – Последний раз, когда кто-то из ваших игроков повел себя так, что вы сказали: мужик?

    – Это было в прошлом году, в матче против «Спартака». Гильерме удалили, вместо него на поле вышел Саша Фильцов и во время игры получил тяжелейшую травму – порвал переднюю приводящую мышцу. При этом он отказался от замены и достоял матч до конца.

    «Столько всего было, что мне страшно уже не бывает»

    – Кто из футболистов последним звонил или писал смс вам на мобильный?

    – Денис Глушаков. Он поддерживает детскую спортшколу в Миллерово – городе, где родился. Сейчас мы готовим к вводу в эксплуатацию Малую спортивную арену, на которой меняем покрытие. Денис волновался, куда уйдет старый искусственный газон.

    – И куда?

    – Отправим Денису.

    – У «Локомотива» очень бодрая служба маркетинга – перед матчами ваши игроки работали и кассирами, и официантами, и барменами. Недавно вратарь Гильерме стал поваром клубного ресторана. Когда же на кухню этого ресторана придете вы?

    – Я считаю, что мне еще рано.

    – Боитесь выходить к болельщикам?

    – Нет. Столько всего было, что мне страшно уже не бывает... Но я обязательно приду. Может быть, перед перерывом в чемпионате.

    – И что приготовите?

    – Я неплохо готовлю, мне будет из чего выбрать. Например, я пеку лучшие в мире блины. Бездрожжевые. Еще одно блюдо – я делаю самую вкусную рыбу сибас.

    – В соли?

    – Нет. По собственному рецепту.

    Порядочнее, умнее

    – Главная менеджерская неудача Ольги Смородской за два года работы в «Локомотиве»?

    – Место в таблице. И как любая неудача она имеет несколько причин. Не справился тренер. Не справилась я... Команда заслуживала явно больше – и по игре, и по составу, и по всему.

    – Объясните, почему не получилось у тренера Жозе Коусейру.

    – Я не считаю, что у него совсем ничего не получилось.

    – Если он здесь не работает, значит не получилось.

    – Прежде всего, ему не удалось выполнить контрактные договоренности. А что касается строительства команды, то многое вышло. Мы самая русская команда…

    – ... после нижегородской «Волги».

    – …и «Зенита»! Но тренд мы изменили – раньше иностранцев у нас было гораздо больше. Жозе выбирал игроков по спортивному признаку – для меня это было важно. Ему удавалась работа с молодежью. Россияне выигрывали конкуренцию у легионеров. Мне кажется, в топ-8, когда все игры были как дерби, нам не хватило опыта. И у тренера, и у игроков.

    – Правильно ли понимать, что более чем средний тренер Жозе Коусейру был нанят просто потому, что никакого другого свободного на тот момент не было?

    – Это одна из причин, да. Но у нас был очень жесткий дедлайн по времени. Вот вы считаете его средним тренером. А кого несредним?

    «Я думала, Коусейру порядочнее, умнее»

    – Славена Билича хотя бы. Из португальцев – Жорже Жезуша, Жезуалду Феррейру...

    – Согласна. Мы тоже знаем о сильных тренерах, но со многими из них даже начать переговоры очень сложно. Я считала, что Жозе понимает в тренерском деле. И это так – он действительно тренер. Есть причины, по которым не получилось. И Жозе их знает, и я их знаю. Знаю даже больше, чем могу сказать. Но так или иначе, его работу провальной я не считаю. Место в таблице – провал, но работа – нет.

    – В своем прощальном интервью Коусейру рассказывал, как тяжело ему было иногда с руководством клуба: «Как-то раз на одном собрании меня спрашивают: почему наши нападающие так часто играют назад?» Кто задал ему этот вопрос?

    – Не знаю. Я считаю это интервью глупым. Я думала, он умнее, порядочнее.

    – Почему? Он говорил, что в клубе хаос. Вот у него и не получилось.

    – Это его частное мнение, с которым я не согласна.

    – То есть он врал?

    – Это интервью обиженного человека. Но оглядываясь на свою карьеру, обижаться Жозе не на что и не на кого. Чтобы понять, что такое настоящий хаос, – нужно в нем поработать. У нас очень много порядка в клубе, и я бы назвала его системным. Мне приходилось работать в хаосе. Это когда непонятно абсолютно ничего, по малейшим вопросам. Почему нет бумаги для принтера? Потому что нет на складе. Кто за это отвечает? Нет ответа...

    Смертин

    – Во вторник из клуба был уволен Алексей Смертин.

    – Не уволен. Он ушел из клуба, но никто никого не увольнял. По соглашению сторон мы расторгли контракт.

    – Почему?

    – Так сложилось. Обоюдное желание двух сторон.

    – Первые слухи о его уходе появились два месяца назад. Эти два месяца он так же консультировал вас или отдалился?

    – Он лечился – делал операцию на колене и фактически не работал.

    – Довольны ли вы работой Смертина?

    – Не совсем.

    – Почему?

    – Не скажу.

    – Алексей Смертин привез в команду Жозе Коусейру и игроков, оказавшихся в «Локомотиве» прошлым летом?

    – И да, и нет. У нас довольно демократичный клуб, мы принимаем решения вместе, и я не готова сказать, что есть человек, который виноват абсолютно во всем.

    – Вы не договариваете, но очевидно: в двух своих советниках – Белоусе и Смертине – вы разочаровались. Чья это проблема – вашей интуиции или рынка?

    – Бедность кадров в футболе ужасающая. Как правило, одни и те же люди курсируют по клубам. Профессионалов в футболе совсем мало. Есть те, кто много о нем говорит, кто думает, что понимает в нем. Но реальных профессионалов очень мало. Это исторический факт.

    – И что делать? Вы уже дали объявление в «Из рук в руки»?

    – Нет. Мы будем растить свои кадры. Возьмем Лоськова после окончания карьеры и будем учить новому искусству – управлять. Кстати, еще не работая в футболе, я занималась воспитанием кадров.

    Рубаха

    – Почему «Локомотив» так и не договорились с Бураком Йылмазом? Говорят, попросил много денег.

    – Не слишком много, все было приемлемо, но в последний момент что-то не срослось. Думаю, «Галатасарай», куда он в итоге перешел, подкупил его тем, что ему никуда не придется уезжать из привычной среды.

    – Самая обидная сорвавшаяся сделка за два года управления «Локомотивом»?

    – Их было много. Я даже составила таблицу срывов, она достаточно большая – ровно 13 фамилий. Например, у нас были попытки взять очень известных, качественных игроков, которые в последний момент получали травмы. Иногда – весьма серьезные, например, кресты. Я не буду их называть, но это очень известные футболисты.

    – Сколько раз вам пришлось пожалеть о своих словах, что Сенияд Ибричич входит в десятку лучших полузащитников Европы?

    – Я и сейчас об этом не жалею. Если вы занимаетесь футболом, много читаете, анализируете, смотрите, то знаете: в футболе куча примеров, когда хорошие игроки не могут прижиться в том или ином клубе, том или ином чемпионате. Балотелли – талантливый игрок, но сколько с ним связано скандалов. Человек не мог найти свой клуб, а в итоге заиграл в «Манчестер Сити». Ибричич – очень хороший футболист. Но мы не его чемпионат, у него не получилось адаптироваться в России. Это общие футбольные издержки, а не провал селекции.

    «Я даже таблицу срывов составила. Она большая – ровно 13 фамилий»

    – Как это не провал?

    – Провал селекции – это когда ты покупаешь молодого 21-летнего игрока, пусть и за маленькие деньги, а он вырастает и ничего не показывает. А тут ты покупаешь известного футболиста, игрока своей сборной. В общем-то, футболисты сборной не могут быть откровенно плохими.

    – Сборные бывают разные. И согласитесь: если игрок стоящий, из клуба, где у него не получилось, он переходит в сильный чемпионат, а не к середнякам чемпионата Турции?

    – Не согласна. Если футболист хорошо себя показывал, а потом вдруг у него случилась неудачная статистика у нас, – это плохо, спрос на него падает. Я думаю, у Сенияда должно получиться в Турции. При должной работе и самоотдаче он способен на многое.

    – Почему вы отдали его в аренду? Потому что не удалось никому продать или потому что рассчитываете в будущем?

    – Мы посмотрим.

    – Вы как-то сказали, что не взяли в клуб игрока, когда на переговорах поняли, что у него звездная болезнь в тяжелой форме. Общались ли вы в таком случае с Мануэлом да Коштой перед тем, как подписать контракт?

    – Общалась. Он очень приятный в жизни человек, доброжелательный и незвездный. Но он рубаха-парень. Концентрации ему пока не хватает.

    – Говорят, он удивил всех, едва появившись на базе в Баковке. Вышел на крыльцо, бросил бутсы на пол и сказал администратору, чтобы тот нес их за ним на поле.

    – Я не знаю, кто это говорит. Слухи я не комментирую. Сейчас мы хотим найти Мануэлу клуб. Или на правах аренды, или продать. Он невероятно талантливый человек, с великолепными физическими данными, но ему нужно справиться с собой.

    Сантехник

    – В конце прошлого года вы продлили контракт с Дмитрием Сычевым. Когда пришел Билич, стало очевидно, что он не рассчитывает на него как на игрока основы. Вы жалеете, что подписали довольно крупный контракт с игроком запаса?

    – Нет, не жалею. Во-первых, ничего очевидного в этой жизни нет. Во-вторых, это был шаг прошлого года. Это был шаг в условиях лимита – не ослабленного, а очень сильного – это третье. Кроме того, у меня был дефицит нападающих. А травмы чаще всего получают как раз нападающие – это им бьют по ногам чаще других. Меня спрашивают: зачем вам четыре форварда? А вот затем! Четыре – это и есть боекомплект. Ну и я как считала, так и считаю его хорошим футболистом. Я искренне желаю ему заиграть.

    – Роман Павлюченко довольно вяло начал чемпионат России.

    – Мне так не кажется. Мы забили 6 мячей, в трех из которых он принял участие: один забил сам, в двух комбинациях участвовал в качестве распасовщика. Слушайте, что бы Роман Павлюченко ни делал, журналисты всегда им недовольны. Он отдает пасы, забивает голы, но все ждут большего. Это участь яркого нападающего. Вот он вышел, не забил – ах, плохой нападающий. Его прогресс по сравнению с зимой, когда он к нам только пришел, на мой взгляд, очевидный.

    – Но забивает мало.

    – Из чего считать. Никакой апатии и инертности у Романа нет. Человек рвется в бой, приносит пользу. Даже если он не забивает, то оттягивает на себя внимание защиты. По самоотдаче Павлюченко не уступит никому. Представьте, у человека травма, надрыв, да еще и перед Евро! А он готов идти в бой. Выходит в первой же игре против Чехии – отдает голевую и забивает! И никто не подозревает, какими усилиями это дается.

    – Во сколько «Локомотиву» обошелся Александр Самедов? Правда в 9 миллионов евро?

    – Нет, не правда. Сильно меньше.

    – Говорят, внутри этой суммы какие-то огромные комиссии агентам.

    – Это неправда.

    «Тарасов – боец, солдат, fighter и совершенно не гламурный»

    – У «Локомотива» были примеры, когда игрокам рвало крышу от заработков и они быстро пропадали. Что вы делаете, чтобы того же не произошло с новой порцией ваших талантов – Бурлаком, Оздоевым, Беляевым?

    – Менеджерского механизма не существует. Только длительная воспитательная работа, bring-up. Я езжу на сборы, у нас бывает неформальное общение. В нем ты совершенно не касаешься темы машин, квартир или девушек.

    – То есть просто молчите.

    – Нет. Ты разговариваешь о людях, которые тебя удивили, об открытиях, которые тебя потрясли, о том, что есть другая жизнь, и она очень интересная. Вы знаете, чем умный человек отличается от глупого?

    – Нет.

    – Как правило, глупый считает себя очень умным. А почему умный не считает себя очень умным? Потому что он знает, какие примеры интеллекта есть – вот этот умнее меня, мне есть куда расти, как развиваться. Меня потрясла ситуация с посадкой американского аппарата на Марсе! Запустили марсоход Curiosity, посадили вслепую на Марсе, он дал им радиосигнал, который шел всего лишь 14 минут и прислал фотографии. 10 лет работы над этой программы! Вы представляете, какое это программное обеспечение? Кто в своей жизни написал хоть одну программку, может представить, что это нечеловеческий прорыв на каждом этапе работы. Такие вещи я и рассказываю футболистам. Что читала, что видела. Я же десять лет работала в науке. Если судьба предоставляет тебе такой шанс, то ты знаешь, насколько безграничны возможности серого вещества. Я знала людей, которые говорили на 12 языках. И именно с тем диалектом, с каким надо. Это же невероятно!

    – Что вы сейчас читаете?

    – Комедийную книжку. Слава Сэ – выдержки из его Живого журнала. Я так не смеялась со времен Ильфа и Петрова. Талант! И, надо сказать, сантехник по профессии.

    – Вы были на свадьбе Дмитрия Тарасова и Ольги Бузовой?

    – Нет.

    – Вас не пригласили?

    – Нет. К тому, что меня не позвали, я отнеслась прекрасно. Очень не люблю быть свадебным генералом, присутствовать где-то для галочки.

    – Теперь Тарасова называют самым гламурным футболистом русского футбола.

    – Господи, если человек влюбился в медиа-персону, то все – стал гламурным. Он боец, солдат, fighter, совершенно не гламурный. Я довольна Димой, просто ему не везет. Только вылечился от одной травмы – другая настигла. Я рада, что мы вылечили его. Думаю, он будет играть хорошо. Дима талантливый.

    Не звонит месяцами

    – Что вы обычно заказываете, когда завтракаете в «Татлере»?

    – Просто творог. Один раз – с вареньем. И кофе – черный, без сахара.

    – Расскажите, как вы подружились с Василием Уткиным. Как мы недавно узнали, он тоже завтракает в «Татлере».

    – Я в спорте вообще давно. Когда-то давно были знакомы по ЦСКА. Тут, в «Локомотиве», меня все начали сильно клевать. Больше всего мне, кстати, досталось от масс-медиа – в премьер-лиге меня встретили гораздо теплее.

    «Василий Уткин не звонит мне месяцами»

    – Василий тоже был агрессивен. А вы не похожи на даму, которая забывает обиды легко и просто.

    – Вы не правы. Я ни на кого не обижаюсь. Я делаю выводы о человеке. Я понимаю: либо это заказуха, либо человек заблудился, либо обида – может, за своего товарища, коллегу или друга. Я делаю выводы, а обижаются, как правило, на очень близких людей. Сближение с Василием у нас произошло на собрании, которое проводил Сергей Фурсенко с представителями масс-медиа. Как раз накануне вышла резкая, хлесткая заметка про «Локомотив» – он прошелся по мне, но еще сильнее – по Дмитрию Торбинскому. Мне было так обидно за Диму, что я подбежала к Василию, отвела в сторону и попросила думать, что наши футболисты живые люди, они это читают.

    – Вы же понимаете, что говорят в журналистских кругах о вашей дружбе?

    – А у меня нет с ним такой дружбы, о которой вы думаете. Многие журналисты часто звонят мне на мобильный и узнают мнение по тому или иному вопросу. Не для протокола. Им интересна моя позиция. Василий мне не звонит месяцами.

    4,17 миллиарда

    – Согласно финансовому отчету «Локомотив» закончил год с прибылью 227 млн рублей. Как такое возможно?

    – Никаких секретов нет. Разумность во всем – этот принцип дает результат, в том числе и финансовый.

    – То есть вы хотите сказать: «Локомотив» – это бизнес, который приносит прибыль?

    – Нет, это неприбыльный бизнес. Потому что, к сожалению, наши спонсоры, рекламодатели – это в основе одни и те же компании. Если бы этих компаний становилось больше, я бы сказала: да, это прибыльный бизнес. Но сейчас большинство этих компаний – дочки РЖД.

    – Доход «Локомотива» за год – 4,17 млрд рублей. Какуб часть этой суммы клуб заработал сам, а сколько ему принес спонсорский контракт с РЖД?

    – Процентов 17 мы заработали сами.

    – 83 процента – спонсорская помощь РЖД?

    – Да. И так происходит во всех клубах.

    – Так в чем же прибыль? Если бы «Локомотив» заработал не 17 процентов, а 5 процентов, РЖД набросили бы еще денег и все равно вышла прибыль? Я все правильно понял?

    – Нет, неправильно. Прибыль получается тогда, когда мне хватило денег, которые были запланированы на год, и плюс к этому – доходы клуба. То есть, в начале года мы знали, что от РЖД у нас именно такая сумма, и с ней работали.

    Ерунда

    – Вы наверняка читали интервью Игоря Рабинера после его громкого увольнения. Так почему же «Спорт-Экспресс» не может писать про вас плохо?

    – Так и рождаются мифы, фантомы и сказки. Рабинер говорил о ком угодно два часа, обо мне – минуту, и это попало в заголовок. После этого все думают, что Рабинера уволили из-за меня. Рабинер сейчас ведет активный образ жизни: дает интервью, пишет заметки, поливает грязью кого хочет. Мне это параллельно. То, что он сказал про меня и «Спорт-Экспресс», полная ерунда. Когда меня ругают, то делают это все без исключения издания. И уважаемая газета «Спорт-Экспресс» несла меня по всем кочкам не только с помощью Рабинера. Рабинер нес за Алиева, за Семина. Другие – за Красножана. Так что если вы зайдете в архив, проанализируете, то поймете, что меня ругали пополам «Спорт-Экспресс» и «Советский спорт».

    – Новость об увольнении Красножана громыхнула в пятницу. В понедельник «Советский спорт» посвятил этому пару разворотов. В «Спорт-Экспрессе» не было ни строчки.

    – Я к этому не имею ни малейшего отношения. Ситуация с Юрием Красножаном взорвалась совершенно неожиданно для меня. Совет директоров был в понедельник, утечка произошла в выходные. Издание желтое пишет о слухах сразу. А издание серьезное думает – мы еще посмотреть должны, правда это или нет, и ждет совета директоров.

    Прядкин, Riot

    – Год назад, когда много писали про агентскую деятельность президента РФПЛ Сергея Прядкина, российские клубы устроили ему акт массовой поддержки. «Локомотив» был одним из немногих, кто делать этого не стал. Почему?

    – Я вообще не понимаю, что это такое. Я понимаю, что такое поддержать Pussy Riot. Нам показали видео, у нас есть возможность самим оценить ситуацию. А поддерживать в том, чего я знаю, – это непонятная для меня ситуация. И не понимаю этого и сейчас. Занимался или нет? В какие годы и когда? Не знаю.

    «Pussy Riot не должны сидеть в тюрьме»

    – Вы не знаете, но уже поддержали Прядкина на выборах РФС.

    – Потому что два года работаю с ним очень плотно. Вижу, что он делает. Все непросто. Но все просто, когда ты сидишь на стуле и ничего не делаешь. Времена Сергей Фурсенко можно назвать революционными. Много реформ, которые спускались сверху, а снизу – клубы премьер-лиги. Те самые клубы, которые должны были все быстро перестраивать. Прядкин – человек, который сидел за одним столом с руководителями клубов, – испытывал на себе очень большое давление и справился с ним. Он очень многое сделал для сближения позиций.

    – Вы сами упомянули Pussy Riot. Какое у вас к ним отношение?

    – Это вопрос в большей степени морали, а не права. И не все вопросы морали можно решать с помощью судебных репрессий. С одной стороны, есть свобода творчества, с другой – они были неправы в форме самовыражения. Не надо было идти к алтарю, взбираться на амвон. Как православный человек я осуждаю их. Как гражданин я считаю, что им выбрали неадекватную меру пресечения, которая не соответствует тяжести содеянного. Они не должны сидеть в тюрьме. Они не общественно опасные преступники.

    Вычислила

    – И финальное: воровали ли когда-нибудь у вас?

    – Попытки были.

    – Как вам стало об этом известно?

    – Я это вычислила. К сожалению, мои подозрения подтвердились. Через неделю человек, которого я вычислила, в «Локомотиве» уже не работал.

    Теории и практики. Кирилл Благов о главной проблеме «Локомотива»

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы