Мастерский план

«Кэвз» начали терять свою главную звезду уже на пекинской Олимпиаде, где ЛеБрон Джеймс оказался в окружении столь талантливых игроков и ощутил столь невероятный простор для маневра. Предчувствия ухода проявлялись в меньшей степени во время ежедневных поездок на автобусе сквозь окружающий город смог и в большей – на баскетбольной площадке. Вместе, Дуэйн Уэйд, Крис Бош и ЛеБрон Джеймс разговаривали о лете 2010-го, о шансе всей жизни на чемпионство и развеселой жизни, подобной той, что ведут рок-звезды.

Мастерский план
Мастерский план

И все же перед тем, как у Пэта Райли появилась четкая стратегия действий «Майами» в это межсезонье, Джеймс для начала должен был стать членом той самой олимпийской сборной 2008 года. Общественность и понятия не имела, о чем размышляли в узких кругах американской баскетбольной элиты: за год и месяцы до Пекина по поводу участия Джеймса существовало очень много сомнений.

Тогда, когда сегодняшние новые суперзвезды «Хит» продлили соглашения на короткие сроки и начали изучать возможности рынка свободных агентов, который мог бы объединить их в одном клубе, совершенно иная дискуссия шла внутри НБА и федерации американского баскетбола – как нам следует поступить с ЛеБроном?

Незрелость и неприкрытое неуважение к окружающим стали основным вопросом в преддверии Олимпийских игр, беспокоя всех, от главного тренера команды Майка Кишешевски и менеджера Джерри Коланджело до самых авторитетных людей в НБА. История могла бы поменяться до неузнаваемости, ведь тогда велик был риск, что Джеймса не возьмут в Пекин, опасаясь, что плюс в виде его монументального таланта окажется перевешенным минусом в виде мучительного ежедневного общения с ним.

Когда было решено собрать всех величайших игроков НБА и объединить эти громадные эго в единой программе, ни у кого из них не было столько проблем с вливанием в команду, как у Джеймса. Другие игроки постарались выучить имена работников и скромно делали свое дело, не выкрикивая приказы и не сыпля требованиями.

Незрелость Джеймса и неприкрытое неуважение к окружающим стали основным вопросом в преддверии Олимпийских игр

Никто бы не стал терпеть Джеймса, еще 19-летнего, в Афинах в 2004-м или на чемпионате мира в 2006-м. Функционеры опасались, что Джеймс станет инициатором всего, что они не хотели бы видеть в Пекине. И, несмотря на весь талант Джеймса, Кшишевски и Коланждело были убеждены, что наличие Кобе Брайанта, присоединившегося к команде в 2007-м, будет вполне достаточно, чтобы выиграть золотые медали в 2008-м вместе с или без Джеймса. За кулисами руководители начали называть узкий кружок Джеймса «злыми гениями». Никто никогда не говорил ему, что пора подрасти. Никто никогда не перечил ему. И все же для партнеров Джеймс был большим раздражителем: каждый должен был признать, что не может больше не замечать его властную и унизительную для других манеру поведения. Это были не «Кавальерс», а сборная США, ничем ему не обязанная.

После того, как вся лига насмотрелась на поведение Джеймса и управляющего его делами Маверика Картера на Всезвездном Уик-энде в 2007, комиссионер донес до сведения менеджеров национальной команды, что лига не будет навязывать им Джеймса для участия в Олимпиаде. Перед тем, как сборная собралась на чемпионате Америки в Лас-Вегасе в 2007, предельно понятный тезис был донесен до Джеймса Nike: если ты не изменишься, то мы оставим тебя дома, и это не шутки.

«Репутации были поставлены на карту, – вспоминает один из функционеров лиги, – и они не собирались позволять Джеймсу все про()?»;№)(?ть (непечатное) в Китае».

С помощью Nike Джеймс в итоге уяснил смысл послания и стал с большим почтением относиться к тренерам, партнерам и работникам команды. Федерация пригласила Джейсона Кидда, чтобы тот нянчился с ним на чемпионате мира в 2007-м и попытался научить его тому, чему в «Кливенде» никто научить его не мог – профессионализму.

Когда Джеймс вернулся в клуб, все надеялись, что он вырос, заматерел и, быть может, хоть чему-то научился. Но Джеймс только понял, какой властью он обладает в Кливленде. Каждый день владелец клуба Дэн Гилберт и генеральный менеджер Дэнни Ферри задавались вопросом: что нам нужно сделать, чтобы заключить с ним новый контракт в 2010-м? Что сделает его счастливым?

Ответ, который в итоге получили «Кэвз», был «ничего». Вся жизнь Джеймса состояла из требований, но те, кто знали о его планах, настаивают, что никогда он не собирался переподписывать соглашение с «Кавальерс».

Неделю спустя после объединения Джеймса, Уэйда и Боша в «Майами», которое потенциально может изменить баланс сил в НБА на годы вперед, Yahoo! Sports на основе разговоров с несколькими источниками, которые либо были в той или иной степени замешаны или просто знают о процессе переговоров, восстанавливает ход событий безумного лета 2010 года.

***

Спустя час после завершения сезона для «Кливленда» в Бостоне узкий круг близких Джеймсу лиц, включая «серого кардинала» Уильяма Уэсли, агента Леона Роуза и управляющего делами Маверика Картера, стояли рядом с раздевалкой гостей, кляня на все лады тренера Майка Брауна.

Джеймс хотел, чтобы Браун ушел еще за год до этого, после того, как «Кэвз» уступили в финале Восточной конференции «Орландо», даже несмотря на то, что тот привел «Кливленд» к 66 победам в сезоне и получил приз лучшему тренеру года. Ферри убедил Гилберта оставить Брауна. Тогда ему это удалось, но Ферри прекрасно понимал, что в 2010-м сделать это еще раз будет невероятно сложно. Каждое решение, которое принимали «Кэвз», должно было пройти одобрение Джеймса. Ему не всегда нужно было принимать решение, но проконсультироваться с ним было необходимо.

Брауну больше не приходилось притворяться, будто он любит или уважает Джеймса

На этот раз Гилберт посчитал, что увольнение Брауна дает ему шанс переподписать Джеймса. После отставки Браун намеренно не включил имя звезды в список те, кому он публично выражал благодарности. Он прекрасно знал, что Джеймс возглавлял движение по его отстранению уже более двух лет, и Брауну больше не приходилось притворяться, будто он любит или уважает Джеймса.

Ферри предупредил владельца, что лучшего тренера ему не найти. В итоге Гилберт выгнал и Ферри. Владелец хотел в большей степени иметь возможность повлиять на «решение», а упрямство Ферри только затрудняло дело.

Клуб находился в полном разброде, а Гилберт пытался сделать все возможное, чтобы впечатлить не внимающего уже ничему Джеймса. Звезда «Кэвз» полностью дистанцировалась. Он не брал телефон и отказался обсуждать будущее с тренером «Мичигана» Томом Иззо, которого Гилберт уговаривал занять вакантный пост, предлагая 30 миллионов.

Перед тем, как к нему обратились «Кэвз», Иззо отверг менее щедрое предложение от «Чикаго». Джеймс не отвечал на звонки и сообщения Гилберта и не думал разговаривать с Иззо. Перед тем, как в конце концов ответить отказом Гилберту, Иззо получил возможность напрямую пообщаться с двумя близкими друзьями Джеймса, которые дали ему понять, что Джеймса в Кливленде он тренировать не будет. Гилберт попытался уломать Иззо, но тренер опасался, что в клубе не было ни одного более-менее влиятельного сотрудника, который бы на самом деле имел хоть сколько-нибудь близкие отношения с Джеймсом.

***

Ни у кого другого не было столько информации и столь полного отчета о разрыве между Джеймсом и «Кэвз», как у президента «Майами» Пэта Райли. Шпионы и осведомители у него работали везде, включая звезду «Хит» Уэйда, который уже два года рассказывал Райли, что им удастся заманить Джеймса на Саут-Бич. У «Хит» было все, что нужно, дабы уломать Джеймса, кроме того, что они получили прямо накануне драфта – место в платежной ведомости.

Вечером перед драфтом Райли набрал номер генерального менеджера «Оклахомы» Сэма Прести, чтобы сбросить контракт Дегуана Кука. Уже скоро новость передавалась из уст в уста. ЛеБрон Джеймс, Дуэйн Уэйд, Крис Бош – платежная ведомость «Хит» может вместить контракты всех троих. Месяцы планирования, непредвиденные обстоятельства, получение всех активов – и вот величайший переворот на рынке свободных агентов за всю историю уже в двух шагах. Едва советник Джеймса и один из «серых кардиналов» лиги Уильям Уэсли, известный под прозвищем «глобальный Уэс» (Worldwide Wes), узнал о произошедшем, он был должны образом поражен. После стольких месяцев, такой кропотливой работы по планированию, Райли расчистил платежную ведомость, чтобы обеспечить трем звездам контракты, начинающиеся с 15 миллионов.

Ферри предупредил владельца, что лучшего тренера ему не найти. В итоге Гилберт выгнал и Ферри

До этого Уэсли полагал, что выбор Джеймса остановится на «Чикаго», но никто не рассчитывал на непреклонную волю Райли, сумевшего разгрести «платежку» так, чтобы в нее вместились соглашения трех звезд. До открытия рынка свободных агентов оставалась еще неделя, но уже с этого времени Уэсли описывал отношения ЛеБрона и «Хит» самым близким друзьям в двух словах – «дело решенное».

«Глобальный Уэс» понимал то, во что отказывались верить «Кавальерс» и даже друзья детства Джеймса из Акрона все еще силились воспринять – ЛеБрон Джеймс не собирался переподписывать соглашение с «Кливлендом». И теперь вопрос был лишь в том, чтобы обеспечить его достойными партнерами и завершить величайшую перестройку в истории.

Райли – 65. Пятикратный чемпион НБА, член Зала славы – он хотел построить династию на закате своей баскетбольной жизни. Он сдержал слово, продолжая сбрасывать один контракт за другим, балансируя на тонком канате без всякой страховки.

Райли был убежден, что сможет разгрузить платежную ведомость. И самое главное, он верил в силу собственного убеждения. Он по-прежнему обладает величайшей харизмой, величайшим авторитетом. Генеральный менеджер «Хьюстона» Дэрил Мори, статистический аналитик статистики, встретился с Крисом Бошем в 00.01 1 июля, вооружившись iPad. Последователи культа Мори в Интернете охарактеризовали это как оглушительный успех, но Райли не сомневался, что не уступить бригаде из Массачусетского технологического института.

Райли верил в свою способность оказаться в одной комнате с Джеймсом и убедить его на примере «Лейкерс» 80-х пожертвовать зарплатой, количеством бросков, статистическими показателями ради высшей цели построения династии. Самое главное, Райли был убежден, что сможет воспользоваться тесными отношениями между Джеймсом и Уэйдом, и тем, что в лиге не было больше клуба, платежная ведомость которого могла бы стать более убедительным доводом для двукратного MVP лиги.

Райли руководил «Хит» в решительной манере. В его распоряжении были два аргумента для привлечения лучших игроков НБА – Саут-Бич и его невероятная харизма. «Хит» не занимаются такими глупостями как скаутинг. Они не верят особенно в преимущества драфта. Политика клуба основывается на приглашении свободных агентов и осуществлении обменов – неимоверно рискованный, неимоверно выгодный способ управления клубом.

Пока что клубы были уверены, что Бош предпочтет играть либо с Джеймсом, либо с Уэйдом. На самом деле, Бош хотел играть с ними обоими

Пока что клубы были уверены, что Бош предпочтет играть либо с Джеймсом, либо с Уэйдом. На самом деле, Бош хотел играть с ними обоими. Достаточно общепризнанным фактом является то, что период пребывания в «Торонто» дал Бошу понять, что он не может быть центральным фрагментом, и потому он спокойно отнесся к идее быть Робином для Бэтмана в лице Джеймса и Уэйда.

Уэйд был убежден в том, что Джеймс, скорее всего, уйдет из «Кливленда», но окончательно удостоверился в этом, когда «Кэвз» уступили «Селтикс» в четвертьфинале. Впервые Джеймс не мог винить своих партнеров и тренерский штаб за поражение. Его любопытное выступление в 5-м матче – полусонное и безэмоциональное – перевело все стрелки на него.

Через несколько дней по завершении сезона Джеймс и Картер отправились в Уинстон-Салем, Северная Каролина, на вечеринку в честь дня рождения младшего сына Криса Пола. Присутствие Джеймса обозначило правила празднества малыша – никаких фотографий, никаких видео.

Джеймс был близок с Полом. Статус свободных агентов и возможное объединение в будущем порой всплывали в разговорах. Пол был недоволен «Хорнетс» и разочарован вдвойне из-за того, что большая часть его партнеров по сборной выступают за команды, играющие в плей-офф или борющиеся за чемпионство. Джеймс и Картер очень долго пытались убедить Пола стать партнером их маркетинговой кампании LRMR.

В качестве прелюдии к тому, что у Пола и Джеймса, в конце концов, будет общий бизнес, Уэсли начал работать с «Никс» и «Нетс», чтобы те постарались выменять Пола, намекая, что это поможет им заполучить Джеймса летом. Оба клуба старались. Оба провалились.

По мере того, как Уэсли находился в тесном контакте с офисами клубом, его фигура начала подниматься из спортивной субкультуры, все чаще попадая в новостные блоки. Картер хотел бы, чтобы общественность воспринимала его не только исключительно как школьного друга Джеймса, и, в конце концов, не мог уже скрывать зависть, когда Уэсли начал получать слишком большое признание за свою работу по распределению свободных агентов в межсезонье. Все в круге Джеймса знали, что тот уходит из «Кливленда», и что парням из Акрона сложно будет получить уважение за этот ход.

Во время финальной серии Картер встретился с магнатом Дэвидом Геффеном на одной из вечеринок в Лос-Анджелесе. Картер невзначай поинтересовался, не хотел бы Геффен приобрести мажоритарный пакет акций «Клипперс» и подписать Джеймса, благо платежная ведомость позволяет такую возможность. Картер пошел даже дальше и появился вместе с Геффеном в первых рядах Staples Center на одном из матчей финальной серии, дабы повысить свое реноме властителя судеб, но шумиха вскоре стихла после того, как Дональд Стерлинг дал отчетливо понять, что не собирается продавать клуб.

После того, как на Yahoo! Sports в конце июня появилась колонка о борьбе внутри команды ЛеБрона Картер уже не скрывал своей зависти и в интервью New York Times заявил, что Уэсли не причастен к выбору будущего клуба. Тот тем временем безуспешно пытался сосватать в «Чикаго» Джона Калипари в качестве предпочтительного тренера для ЛеБрона, но «Буллз» сначала постарались заручиться поддержкой Иззо, а в итоге остановили свой выбор на более скромном варианте, помощнике главного тренера «Селтикс» Томе Тибодо.

Уэсли хотел получить комиссионные за контракт Калипари, но того никто не хотел нанимать. У Джеймса действительно очень сильные связи с Калипари, но в итоге его гораздо больше интересовали такие вопросы как «кому принадлежит клуб», «кто его возглавляет» и «кто будет вместе с ним выходить на паркет». Джеймс понимал, что тренера легко поменять, а все остальное имеет больше шансов остаться неизменным.

Тем не менее, Уэсли очень осмотрительно отреагировал на публичный совет Картера отвалить и исчез из виду. Он все же находился в тесном контакте с Джеймсом через представителя Nike Линна Мерритта и остудил пыл Картера после озвученного приступа гнева. Картер беспокоился из-за Уэсли гораздо в большей степени, чем Уэсли из-за Картера. Существовали большие сомнения по поводу того, какого рода советы Картер дает Джеймсу, по поводу сохраняющейся силы этой связи, которую хотел использовать Уэсли, дабы посмотреть, кто останется рядом с ЛеБроном Джеймсом.

***

«Нетс» – с их владельцем Михаилом Прохоровым и миноритарным акционером Джей-Зи – стали первым клубом, который представил формальную презентацию для Джеймса в офисах маркетинговой компании LRMR в центре Кливленда 1 июля. Эта встреча больше всего заинтриговала Джеймса. Ведь он никогда не встречался до того с Прохоровым, российским миллиардером и новым хозяином «Нетс». Мировой магнат, сумевший с нуля сделать свое состояние, очень отличается от большинства владельцев, и это совершенно точно заинтриговало Джеймса.

Тренеры «Кливленда» всегда старались делать видео максимально коротким, потому что Джеймс отвлекался и терял интерес

Прохоров – высок, строен и атлетичен. С высоты своих 6-9 он может посмотреть Джеймсу в глаза, здороваясь с ним в первый раз. «Нетс» подготовили яркую сфокусированную презентацию, главной темой которой стал переезд на новую арену в Бруклине, и дали креативное, если не изысканное объяснение, как Прохоров может вывести талант Джеймса на международную арену, как сможет превратить его в миллиардера, которым тот всегда мечтал стать.

Для Джеймса проблема следующих одна за другой презентаций состояла в том, что он может фокусировать внимание лишь на короткие промежутки времени. Тренеры «Кливленда» всегда старались делать видео максимально коротким, потому что Джеймс отвлекался и терял интерес. Когда за «Нетс» последовали «Никс», повторяя те же самые темы с цепочками сильных стороны и графиками накопления состояния, внимание Джеймса рассредоточилось. Позже он признался Джей-Зи, что части презентации «Никс» показались ему излишне затянутыми по сравнению с той, что предложили ему «Нетс».

В своей борьбе за Джеймса «Нетс» были непредсказуемыми, во многом из-за тесных отношений ЛеБрона с Джей-Зи. Слишком во многом Джеймс хотел бы сымитировать платформу музыкального магната. Выступая в пользу «Нетс» (выигравших лишь 12 матчей в прошлом сезоне), Джей-Зи напомнил ЛеБрону, что невероятно заботится о собственном брэнде и не даст ему ассоциироваться с чем-то недостойным. «Нетс» станут настоящей силой, пообещал он. Объединив усилия, они завоюют Нью-Йорк, а, возможно, и весь спортивный мир.

Перед открытием рынка свободных агентов «Нетс» поместили огромный щит с изображениями Прохорова и Джей-Зи на здании напротив Мэдисон-Сквер-Гарден. Это привело в бешенство хозяина «Никс» Джеймса Долана, который позвонил Джей-Зи и сказал, что щит пугает его сотрудников.

Когда Джей-Зи стало понятно, что «Нетс» уступают «Майами» и «Чикаго», один из руководителей «Нетс», близкий к владельцу – против желания некоторых соратников – задумал план по сливанию записей Прохорова со встречи одному из СМИ. Из записей следовало, будто Прохоров был уверен, что брэнд Джеймса пострадает в том случае, если тот объединиться с двумя другими суперзвездами в Майами. Что еще больше, записи означали, что Прохоров проникся большим уважением к Маверику Картеру.

«Чикаго» все еще был убежден в силе своих позиций в споре за Джеймса. Они встретились 2 июля, и хотя после шла бурная дискуссия о том, что «Чикаго» не хотели предоставлять работу и доступ к руководству членам узкого круга Джеймса, это вопрос так и не поднимался.

Из всего того, чем пытались заманить ЛеБрона «Буллс» – от владельца Джерри Рейнсдорфа, генерального менеджера Гара Формана и главного тренера Тома Тибодо – одна вещь беспокоила Джеймса по поводу «быков»: Деррик Роуз ему ни разу не позвонил и не пытался его пригласить в свой клуб.

Боссы «Чикаго» напрямую не просили Розу связаться с Джеймсом, а молодой защитник думал, что Джеймс сам мог бы позвонить ему, если бы хотел обговорить возможность их совместного выступления. Джеймса нужно было обхаживать, нужно бороться за него, и, очевидно, его удивило, что нашлась звезда, которая не собиралась снисходить до него.

Райли не использовал для убеждения Джеймса условие своего возвращения на тренерский мостик, но принес на встречу 5 чемпионских перстней

Накануне переговоров «Чикаго» с Джеймсом Форман и вице-президент Джон Пэксон получили право на вторую встречу с Уэйдом. Они собрались на пару часов в офисе агента Уэйда Хенри Томаса. Боссы «Чикаго» были убеждены, что им позарез нужно заручиться согласием Уэйда, чтобы забрать Джеймса из Кливленда. «Быки» все еще могли совершить несколько сделок, чтобы разгрузить платежную ведомость и предложить двум игрокам максимальные соглашения.

Пока Джеймс не дал согласия присоединиться к нему в «Майами», Уэйд не отказывался и от варианта с «Чикаго». Он знал, что Бош последует за ним, но ЛеБрон все еще не сказал, что будет выступать за «Хит».

И все же презентация Райли, проведенная 3-го июля, подтолкнула Джеймса к принятию решения. Райли не использовал для убеждения Джеймса условие своего возвращения на тренерский мостик, но принес на встречу 5 чемпионских перстней как символ того, что это будет целиком и полностью его команда. Ни один из баскетбольных функционеров не сказал Джеймсу, что они понимают, что нужно команде, претендующей за титул, как она должна выглядеть и что они уже для этого осуществили так, как это мог сделать Райли. Его личность, его авторитет заворожили Джеймса.

Нужен лучший игрок? Есть. Нужен тренер, входящий в Зал славы? Он наверху, ждет твоего прибытия. Райли и отказался от слов, произнесенных на пресс-конференции, которая завершала сезон, когда он предположил, что мог бы вернуться на скамейку в том случае, если для какого-нибудь свободного агента это стало аргументом при выборе «Хит». Но для Джеймса, этого не было. Уэйд уговаривал его играть за Споэльстру. И Уэйд не хотел бы, чтобы тень Райли довлела над тренером так же, как это было в 2006-м, когда Райли заменил Стэна Ван Ганди и повел команду за титулом.

Наверное, Райли всегда можно уговорить вернуться на скамейку, но неофициально он говорил многим, что вынашивает идею по ходу сезона уезжать время от времени в свой домик в Малибу. Во многом этот труд больше не привлекает его, и он хотел бы дать Споэльстре, своему ученику и сменщику, шанс на то, чтобы добиться успеха.

Тем не менее, давление на Споэльстру в сезоне-2010/11 обещает быть огромным. Чтобы сохранить свою работу, ему нужно побеждать, особенно в виду того, что Райли положил глаз на Дока Риверса, который может получить работу в «Хит». У того остался один сезон по действующему контракту с «Селтикс», и на него давит расстояние между ним и его семьей, которая все еще живет в Орландо.

Райли не предлагал Джеймсу никакого другого тренера, кроме того, что сидел рядом с ним. Но Джеймс прекрасно понял, что у Райли в конечном счете есть только одна привязанность, привязанность к победам.

Райли не предлагал Джеймсу никакого другого тренера, кроме того, что сидел рядом с ним

Уэйду не было разрешено искать игроков для «Хит» до завершения чемпионата НБА, потому что он все еще являлся работником «Хит». Но по завершении финальной серии состоялись две встречи между Уэйдом и членами узкого круга Джеймса – одна в Огайо, а другая – в Чикаго. Лигу, как кажется, особенно не интересовало проведение расследования по поводу сговора, но один из функционеров Н БА хотел бы, чтобы лига расследовала, не обещал ли Райли тогда трудоустройство и разнообразные блага членам лагеря Джеймса.

«Самая главная проблема – это обход «сэлери-кэп», – один из представителей главного офиса лиги рассказал Yahoo!. – Нельзя обещать работу или привилегии вне контракта или работу другу. Если это является частью сделки, то это нарушение».

***

То, как Джеймс уступил «Бостону» в полуфинале Восточной конференции, сыграло на руку «Хит». На Джеймсе лежало огромное давление, и Райли понял, что все складывается в его пользу. Критика в случае провала в борьбе за титул давила на Джеймса, а Уэйд взял бы все это на себя. Все это бы исчезло в «Хит», да и дело бы было не в одном титуле, а том, сколько всего титулов они могут собрать.

Джеймс, Уэйл и Бош поговорили по телефону 6-го июля. Уэйд вернулся в Майами и встретился с Райли и владельцем «Хит» Микки Арисоном, и был готов формально заявить о том, что остается. С ним был Бош, и теперь нужно было лишь, чтобы Джеймс присоединился к ним. Они поболтали по телефону тем вечером и решили, что Джеймс был готов совершить этот прыжок вместе с ними.

ЛеБрон Джеймс ушел, и отрезвляющая волна правды наконец-то окатила владельца Дэна Гилбера и руководство клуба

Уэйд и Бош объявили о своем решении 7 июля и ждали слова, которое скоро до них дошло: ЛеБрон решился на переход в Майами, величайший переворот в истории свободных агентов свершился. Тем же днем Картер звонил свободному агенту Майку Миллеру, чтобы сказать ему, что ЛеБрон едет в Майами, и ему нужен снайпер, который бы играл с тремя звездами.

В Акроне Джеймс все еще хотел объявить о своем решении в телепрограмме 8 июля. Это была затея Маверика Картера, дело его рук, и все же окружающие ЛеБрона люди волновались из-за реакции, которая последует в Кливленде. Несколько друзей сказали Джеймсу, что это была плохая идея по отношению к своему родному городу, что уход из «Кэвз» в прямом эфире станет катастрофой для его образа.

Джеймс не соглашался, не думал, что будет какая-то разница. Сумасшествие есть сумасшествие, думал он. Он примет удар, но вскоре все стихнет, и люди в Кливленде вновь полюбят его. Программа подарила «Кэвз» надежду на то, что они могут удержать Джеймса, потому что они ни за что бы не поверили, что он сделает такое в прямом эфире и спровоцирует столь болезненную реакцию.

Лучше, чем кто-либо еще, они знали, что ЛеБрон Джеймс иногда может не иметь никакого понятия о мире вне своих потребностей, мире без своих холуев. Почти два года спустя шепотки на задних рядах автобуса, проезжающего по улицам Пекина, стали самым громким заявлением в истории свободных агентов. Объявление о решении все же шокировало «Кэвз». ЛеБрон Джеймс ушел, и отрезвляющая волна правды наконец-то окатила владельца Дэна Гилбера и руководство клуба: Джеймс ушел уже давно. Они просто не хотели в это верить.

Оригинал: Adrian Wojnarowski, Inside look at LeBron’s free-agent coup, Yahoo!Sports

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы