Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Почему ФИА была права в Валенсии

    Несмотря на гневную реакцию Фернандо Алонсо и «Феррари», действия стюардов на Гран-при Европы были верными, считает эксперт Autosport Тони Доджинс.

    Мы готовы быстро признать судей или управляющие органы неправыми, когда нам кажется, что что-то не так. Но давайте кое-что проясним: профессионализм и разумный подход, продемонстрированный ФИА в Валенсии, совершенно противоположен тому беспределу, который сейчас происходит в Южной Африке.

    После гонки я пытался редактировать статью в помещении для прессы, смотря одним глазом футбол, когда Лэмпард забил гол, который так и не засчитали. Можете представить себе реакцию немецких коллег: «Ха! Наконец-то, месть за 1966 год!» Из того, что я видел, можно сказать, что защита сборной Англии была настолько жалкой, что нет смысла расстраиваться из-за итогового результата. Но основная проблема в том, что в 21-м веке в спортивном состязании высшего уровня не могут воспользоваться простейшей технологией. Весь мир знал, что счет стал 2-2, проблема только в том, что официально он не изменился. Просто смешно. «Формула-1» показала, как должны работать судьи.

    Тем временем в «Феррари» буянил Фернандо Алонсо. С того момента, как Льюис Хэмилтон обогнал машину безопасности, а Алонсо застрял за ней, Фернандо все время жаловался на это по командному радио. Он хотел, чтобы команда обратила внимание Чарли Уайтинга и стюардов на этот инцидент.

    С того момента, как Льюис Хэмилтон обогнал машину безопасности, а Алонсо застрял за ней, Фернандо все время жаловался на это по командному радио

    Говорят, «Ред Булл» окрыляет, и несчастный Марк Уэббер, который вдоволь налетался еще в дни выступлений за «Мерседес» в чемпионатах спортпрототипов, достаточное время находился над землей, чтобы обдумать свое положение и то, насколько плачевно закончится эта авария. Когда машина взлетела в воздух, и даже до того, как она приземлилась, Уайтинг принял решение выпустить на трассу машину безопасности и ее медицинскую коллегу, ожидая серьезной, потенциально опасной для жизни ситуации. К тому моменту Феттель был на 10-м круге, лидировал с комфортным отрывом в 4 секунды. Хэмилтон был вторым, за ним, с отставанием 1,3 секунды шел Алонсо. Краем глаза Льюис увидел машину безопасности, кажется, немного притормозил, потом понял, что заветная белая линия находится чуть дальше, постарался пересечь ее первым, чтобы продолжить погоню за Феттелем. У него это не совсем получилось, так что обгон стал нарушением правил. Алонсо понял, что он не успеет сделать того же, и остался за машиной безопасности. У него был отличный вид на происходящее впереди, и он знал, что Льюис ошибся, но он также знал, что нарушение было на грани. Фернандо хотел убедиться, что стюарды рассмотрят его.

    В паре секунд позади Алонсо Масса не смог среагировать на появление машины безопасности и вовремя поехать на пит-стоп, поэтому обе «Феррари» застряли за ней. У пилотов, шедших за Массой, было больше времени на раздумья, все они поехали на «бесплатный пит-стоп» – Роберт Кубица, Дженсон Баттон, Рубенс Баррикелло, Нико Хюлькенберг, Себастьян Буэми, Адриан Сутиль, Витантонио Лиуцци, Педро де ла Роса и Виталий Петров. Но не у всех возникла возможность совершить остановку, и за машиной безопасности набралось достаточно болидов, чтобы не пропускать их.

    Сейфети-кар не обязательно должен идти непосредственно перед лидером гонки, он может выйти на трассу в любой момент. Это правило существует, чтобы ускорить реакцию на происшествия. Кроме того, он может пропустить машины вперед себя. Но в данном случае ФИА хотела защитить медицинскую машину. Уайтинг посчитал, что, в данных обстоятельствах, нельзя продолжать гонку в обычном темпе.

    У руководителя «Феррари» Стефано Доменикали не было претензий к тому, в какой момент стюарды выпустили на трассу машину безопасности. Но очевидно, учитывая то, что болиды его команды попали в очень неудачную ситуацию, он предпочел бы, чтобы пелотон пропустили. В то же время, вполне понятно, почему было решено не делать этого.

    У «Феррари» возникло еще две претензии. Первая вывела из себя Алонсо – он был недоволен тем, что стюарды долго назначали Хэмилтону наказание, которое тот отбыл, не потеряв позиции в гонке. Разумеется, в 2007 году Льюис и Фернандо попортили друг другу немало крови, но можно понять и точку зрения испанца. Хэмилтон поехал на пит-лейн на 27 круге. Он нарушил часть регламента, касающуюся машины безопасности, и, в то же время, остался на втором месте. В то же время, Алонсо сделал все по закону, но его гонка была полностью испорчена сейфети-каром, он застрял на 9-й позиции без возможности пройти Буэми и Сутиля. К тому же он был на машине, от которой ожидал достаточной скорости чтобы прийти к финишу, по меньшей мере, вторым.

    Алонсо был недоволен тем, что стюарды долго назначали Хэмилтону наказание, которое тот отбыл, не потеряв позиции в гонке

    Но Алонсо раздражало нечто большее, чем просто старая вражда с Хэмилтоном. Он знает, что в чемпионате 19 этапов, и что под конец сезона сыграть роль может любая мелочь. Он хотел, чтобы Льюиса наказали. Он нарушил правила и должен получить штраф. Это было честно.

    Фернандо спросил команду по радио, на какой позиции Льюис шел до и после проезда по пит-лейн. Ответ был коротким и совсем не таким, какого хотелось бы испанцу: «Шел вторым, остался вторым». Команда решила, что в этот момент будет очень уместно попросить Фернандо сохранять спокойствие и концентрацию.

    Не обязательно быть итальянцем или испанцем, чтобы понять позицию Алонсо. Нельзя нарушить правила относительно машины безопасности и, в итоге, не пострадать от наказания. Так почему же так получилось? Это случилось именно потому, что судьи в автоспорте повели себя значительно профессиональнее футбольных арбитров, потому что ФИА потратила время на то, чтобы удостовериться в верности своего решения. Надо учитывать, что Льюис, вероятно, опередил машину безопасности меньше, чем на корпус. Кроме того, к этому инциденту не было дополнительного тайминга, так что Уайтинг хотел просмотреть видеозапись инцидента. Съемка с основной камеры не давала хорошего угла обзора, поэтому и возникла задержка, во время которой искали более подходящее видео. Оно подтвердило виновность Хэмилтона, но решение, безусловно, было непростым.

    Еще многое нужно было проверить. В зависимости от того, где на болиде расположены датчики тайминга, например, если один из них на задней части, другой – на передней, то может возникнуть ситуация, когда кажется, что одна машина опережает другую, но, в то же время, датчики показывают одинаковые результаты. Поэтому, когда все идут столь плотно, возникает необходимость проверить позиции пилотов, времена и расстояния. И в это же время нужно не забывать о возможных травмах участников аварии и последующем рестарте гонки.

    Еще одной жалобой «Феррари» стало то, что стюарды дали наказание, не оказавшее влияние на позицию виновного. В данном случае рассматриваются две группы нарушителей – Хэмилтон и те, кто поехал на пит-стоп во время нахождения на трассе машины безопасности. Последняя группа получила пятисекундные штрафы, в то время, как в «Феррари», вероятно, надеялись на 20 секунд. Вынесенные наказания позволили Алонсо обойти Буэми в итоговом протоколе, но, если бы наказание было жестче, он мог бы оказаться пятым – после Феттеля, Хэмилтона, Баттона, и Кобаяси.

    Еще одной жалобой «Феррари» стало то, что стюарды дали наказание, не оказавшее влияние на позицию виновного

    Опять же, есть логическое объяснение тому, что все вышло так, а не иначе. Вероятность того, что проезд по пит-лейн негативно повиляет на гонку Хэмилтона, была очень низка. По правилам, пилот обязан отбыть наказание не позже, чем через три круга после его вынесения. «Макларен» воспользовался возможностью, попросил Льюиса создать отрыв прежде, чем заезжать на пит-лейн. Он выехал ненамного впереди Кобаяси.

    Кто-то может полагать, что «стоп-энд-гоу» был бы более эффективным наказанием. ФИА имеет инструменты для того, чтобы влиять на возможный итог своих решений. Это отняло бы у Льюиса больше времени и лучше соответствовало масштабу нарушения. Разумеется, такая точка зрения имеет право на существование, но ФИА старается не создавать прецедентов, после которых ее можно было бы обвинить в непоследовательности.

    К примеру, когда Уэббер в прошлом году одержал дебютную победу на «Нюрбургринге», он был наказан проездом по пит-лейн за инцидент с Баррикелло на старте гонки. Тем не менее, Марк не потерял лидерства. Если бы стюарды отклонились от буквы закона, их бы опять объявили «международной службой поддержки «Феррари». Что бы они ни делали, это в любом случае кому-то не понравится.

    Кроме того, ФИА тщательно изучила времена пилотов, которые превысили установленное время круга в режиме машины безопасности. Кубица шел на скорости 175 км/час, до временной отметки ему оставалось 100 метров. Внезапное торможение вряд ли понравилось бы идущим следом Баттону, Баррикелло, Хюлькенбергу и Буэми, и могло бы вызвать новый инцидент, похожий на аварию Уэббера.

    Стюарды решили, что у пилотов практически не было других вариантов действий. Получили совсем незначительное преимущество, и судьи посчитали, что неверно варьировать наказание. Таким образом и было решено раздать нарушителям пятисекундные штрафы.

    Можно понять, что, когда Алонсо пришел домой, он был совсем не в лучшем расположении духа, потому что Хэмилтон вышел сухим из воды. Но в этом не было никакого заговора, манипуляции, элемента скандала, как это ни назови. В прошедший уик-энд ФИА блестяще проделала свою работу, в то время как ФИФА выглядела жалко. О них нельзя даже говорить в одном предложении.

    Я всегда думал, что ни за что не хотел бы поменяться местами с Чарли Уайтингом. И я не собираюсь менять своего мнения!

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы