Блог Детско-юношеский хоккей

Николишины: Футбол? Теннис? Легкая атлетика? ХОККЕЙ!

 

Андрей Николишин - выпускник московской школы "Динамо". Выступал за "Динамо", "Хартфорд Уэйлерз" (ныне "Каролина"), "Вашингтон Кэпиталз", "Чикаго Блэкхокс", "Колорадо Эвеланш", ЦСКА(Москва), "Лада"(Тольятти", "Авангард"(Омск), СКА(Санкт-Петербург), "Трактор"(Челябинск), за который играет и по сей день. Бронзовый призер Олимпийских игр 2002 года в Сол-Лэйк Сити, чемпион мира 1993 года в Германии. Двое сыновей Андрея также занимаются хоккеем - в СДЮШОР ЦСКА. Александр играет за команду 1994 года рождения, а Иван - за 1996 год. Несмотря на небольшую разницу в возрасте они очень разные, что легко можно заметить, пообщавшись с ними всего несколько минут. Да и сами ребята говорят, что они не похожи друг на друга.  

Иван Николишин.

     

- Ваня, где ты начинал заниматься хоккеем?

- В Америке. Я и родился там, так как отец в то время играл в НХЛ. На коньки встал в четыре года, мы тогда в Вашингтоне жили. Я в детстве вообще был очень спортивный ребенок, играл во все - хоккей, футбол, теннис. Но так получилось, что в итоге остановил свой выбор на хоккее.  

- А почему выбрал именно его?

- Просто больше нравился. У меня в восемь лет стоял выбор между хоккеем и футболом. Выбрал первое. Все-таки хоккей мне ближе. К тому же отец - хоккеист.  

- Расскажи, что ты помнишь о твоих занятиях в Америке.

- Там все иначе. Игроки бьются от первой до последней минуты, независимо от счета. А здесь, если ты ведешь 10:0, или наоборот, проигрываешь, то останавливаешься. Там, какой бы счет ни был, до конца играешь, это прививается с детства.  

- Мне говорили, что в Канаде и США в детском хоккее не бывает больших счетов, так как игру просто останавливают.

- Ну, да. Но в России и при счете 4:0 могут расслабиться игроки. А там ни в коем случае, забивай и забивай, пока не остановят матч.  

- Во сколько лет начинают играть в хоккей?

- С семи. А на коньки детей ставить стараются как можно раньше.  

- Помнишь своего первого тренера?

- Честно, нет. А в России с самого начала был Павел Анатольевич Баулин.  

- Сколько лет ты прозанимался в Америке?

- Получается четыре года.  

- Тяжело было адаптироваться в России?

- Да. Язык не очень хорошо знал. В Америке мы только в семье общались на русском, родители даже запрещали разговаривать дома на английском. Приехали сюда, сразу в школу пошел. Но в детстве ведь все легко усваивается, так что проблема с языком быстро решилась.  

- Сейчас разговариваешь свободно и на русском, и на английском?

- Английский уже забывается. Но когда командой ездим в поездки в Америку, буквально за два дня все вспоминаю.  

- Приехав в Россию, ты сразу пошел в школу ЦСКА?

- Да. Потом два года играл в челябинском "Тракторе". А сейчас снова вернулся в ЦСКА.  

- В Челябинск, я так понимаю, вы приехали вслед за отцом?

- Да. Была возможность остаться в Москве. Но, так как мы очень скучаем друг по другу, решили быть вместе, поэтому и поехали в Челябинск. Это было семейное решение.  

- Выбор амплуа у тебя произошел в Америке?

- Нет. Там я играл везде. Уже тут Павел Анатольевич определил меня в центр. Но я сам никогда не хотел быть защитником, всегда хотел забивать голы, а не обороняться. Сейчас я очень рад, что играю в центре, вроде у меня это неплохо получается.  

- А все-таки в защите отрабатываешь?

- По функция центрального, я обязан это делать. Но лучше спросить у наших защитников, отрабатываю я или нет.  

- С отцом о хоккее часто разговариваете?

- Да, постоянно общаемся. Если он находится в разъездах, созваниваемся после каждой игры, тренировки. Обсуждаем, как надо было сделать лучше: где пас отдать, а где, наоборот, придержать шайбу.  

- Критикует тебя?

- Бывает. Но обычно мы приходим к общему знаменателю.  

- Тяжело быть сыном хоккеиста?

- Нет. Благодаря отцу много путешествовал по миру, познакомился со многими интересными людьми. Очень рад, что у меня отец - хоккеист. Я его очень люблю и благодарен за все.  

- Ты, брат и отец - разные или похожи?

- Разные и по характеру, и по стилю игры. Но, тем не менее, у нас есть то, что нас объединяет.  

- У тебя есть любимый игрок?

- Мой отец. Помимо него, Павел Дацюк.  

- Что тебе нравится в них?  

- В отце, как он сохраняет шайбу, видение поля, игра в пас. Наблюдая за его игрой, я учусь у него, пытаюсь быть похожим. Что касается Дацюка, то у него талант от Бога, так еще и старается. Трудолюбия у него не занимать. Он все делает идеально.  

- А можешь свои сильные и слабые стороны назвать?

- Думаю, сильные - это игра в пас и скорость. А слабых очень много, работать нужно над всем.  

- В чем главное отличие челябинской школы от московской?

- Здесь больше работают над катанием, игрой в пас. А в "Тракторе" больше нарабатывают броски, все нацелено на ворота. По условиям примерно одинаково. Но в Москве мне больше нравится.  

- Какое больше всего подходит определение Павлу Анатольевичу Баулину?

- Справедливый. Он очень хорошо относится к своим ребятам. Всегда заступится, поможет. К нему можно придти поговорить на любую тему.  

- Расскажи о своих партнерах по звену?

- С Никитой Кацедымом играю и в ЦСКА, и в сборной Москвы. Отличный партнер, всегда помогает. Если я где-то не успеваю, всегда за меня отработает. Очень забивной форвард. Хорошая скорость. Очень приятно с ним играть. А второй партнер, постоянно меняется.  

- Мне сказали, что у вас в семье трое детей.

- Да. Еще сестра младшая. Ей восемь лет.  

- Не хотели и ее отдать заниматься хоккеем?

- Ну, мы смеялись над этим, в шутку думали. Но решили, что лучше пусть теннисом занимается.  

- Маме, наверное, не просто с вами приходится?

- Да, тяжеловато. Но мы ей, как можем, помогаем. Стараемся, чтобы маме полегче было. Она делает довольно большую работу. И мы ей очень благодарны за это.  

- Вы спокойные дети или можете затеять драку?

- Мы втроем всегда можем что-то не поделить.  

- Неужели и с сестрой спорите?

- И с ней. Она тоже хочет быть самой лучшей, самой главной. Но ничего страшного, я думаю, споры в любой семье бывают. Но на самом деле мы очень дружная семья.  

 

Александр Николишин.  

- Саша, ты, наверное, тоже помнишь, как начинал заниматься?

- Да. Помню, папа сам заливал волейбольную площадку возле дома, и ставил нас с Ванькой на коньки. Мне тогда пять лет было. Потом играл за дворовую команду, там же в Америке. Но мы ездили по другим городам. Проводили внутригородские матчи. Когда мне было девять лет, мы переехали в Россию. Здесь я занимался в "Северной звезде", пока не уехал в Челябинск. А теперь вот в ЦСКА играю.  

- Сам отец с вами в Америке много занимался?

- Папа организовал там свой лагерь. Занимался с ребятами ОФП, готовил их на земле. Чтобы развивались.  

- Переехав в Москвы, ты сразу в "Северную звезду" пошел? В ЦСКА не пытался попасть?

- Пробовал. Но у меня был очень слабый уровень. В Америке детская школа катания неважная.  

- А с чего там начинают дети заниматься?

- Встают на коньки и почти сразу начинают играть. Поэтому в Москве я заново учился кататься. Я даже спиной вперед не умел ездить. Но потом подучился. Отец мне очень помогал, водил на подкатки.  

- Кто тебя тренировал в "Северной звезде"?

- Михаил Борисович Самохин.  

- В Челябинске ты в "Тракторе" занимался?

- Нет, в "Мечеле". В "Тракторе" я в состав не попадал. А в "Мечеле" был лучшим бомбардиром.  

- С выбором амплуа та так же, как и Ваня, определился только в России?

- Нет, в Америке. В детстве у меня было огромное желание играть в воротах. Мне очень нравился Доминик Гашек.  

- Удалось поиграть в воротах?

- Нет. Понял, что лучше играть в нападении. Здесь, если что, мне и отец сможет помочь.  

- Мне сказали, что у тебя был период, когда ты хотел уйти из хоккея в легкую атлетику.

- Было такое. В детстве я очень плохо бегал. Мне было лет тринадцать, и мы летом ездили в Питер, занимались с марафонцами Капитоновыми. У меня стало очень хорошо получаться бегать. Поэтому захотел уйти в марафон. Мне тогда лет тринадцать было. Но у меня с отцом произошел довольно серьезный разговор, после чего решил остаться в хоккее.  

- И никогда не прекращал играть?

- Нет. А в Америке помимо хоккея, мы еще и теннисом, и футболом занимались. Но в итоге решили остановиться на хоккее.  

- Ваня сказал, что ему в свое время пришлось делать серьезный выбор между футболом и хоккеем. У тебя также было?

- Я выбирал между хоккеем и теннисом. Занимался в той же академии, что и Вера Звонарева. Мне нравилось играть в теннис и у меня это хорошо получалось. Когда переехали в Москву, стали ходить еще в мини-футбольную школу "Динамо". Брату тогда сказали, что он может за них играть. Но он выбрал хоккей.  

- А сестра только теннисом занимается?

- В Челябинске еще и на фигурное катание ходила.  

- Какая у вас спортивная семья! Наверняка и мама чем-то занималась?

- Да. Гимнастикой и танцами. И папа в детстве еще волейболом занимался, благодаря которому у него стали очень сильные ноги. У нас очень спортивная семья.  

- Ясно, что отец в хоккейной жизни занимает большое место. А мама как-то участвует в ней?

- На матчи ездит. Она больше болельщица. А папа советчик. Мама больше направляет нас в плане учебы.  

- Кстати, как учишься?

- Нормально. Успеваю. Главное - не запускать учебу. Ведь со спортом может и не получиться и нужно куда-то идти дальше. Я всю жизнь был хорошистом. У брата больше проблем со школой.  

- Ну, Ваня, можно сказать хулиганистый парень.

- Да, есть у него такая черта. Любит повеселиться. Он серьезно относится только к хоккею.  

- Вы и правда, очень разные.

- Да. Ваня жесткий, вспыльчивый, а я добродушный. И на льду мы разные.  

- Если с большим хоккеем не получится, чем бы хотел заниматься?

- В этом году я заканчиваю школу. Хочу поступить в МЭСИ на специальность "Спортивный менеджмент".  

- Ваня сказал, что у вас с русским языком были проблемы, когда только в Россию приехали.

- Да. Помню, в первый же день в школе меня заставили писать диктант. Я тогда двойку получил и очень расстроился. Потом начал заниматься с репетиторами. Сейчас уже все нормально.  

- А английский не забывается?

- Поначалу я думал, что мне не придется ничего делать. А сейчас понял, что стал забывать, поэтому сейчас занимаюсь английским.  

- Больше никаких языков не знаешь?

- В Америке еще испанский учили. А в России в школе немецкий учил.  

- С братом, по его словам, вы конкурируете. Тебе, наверное, сложнее приходится? Все-таки ты старший брат, хочется быть лучшим, служить примером.

- Соперничаем мы постоянно. Иногда подкалываем друг друга, когда у кого-то из нас что-то не получается. Это даже хорошо, потому что подзадоривает и заставляет нас работать еще больше. Лучше быть хочется, но это не так-то просто сделать. Мы ведь в одно время встали на коньки и приехали в Россию почти с одним уровнем подготовки. Ваня, можно сказать, с самого начала в ЦСКА занимался. А мне пришлось больше работать.  

- Какие у тебя планы, помимо поступления в институт?

- Для начала хотелось бы попасть в какую-нибудь молодежную команду. А дальше буду работать, стараться пробиться дальше.  

Елена Моисеенкова "Хоккей Москвы".

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья