Блог SportWeek

Третий не лишний

Это его лучшее выступление на «Тур де Франс». И первый выход на подиум во время награждения на Елисейских полях. Хотя прецедент с третьим местом в общем зачете уже был. Два года назад Денис Меньшов финишировал в генеральной классификации французской супермногодневки четвертым, а потом, после того как из-за положительной допинг-пробы дисквалифицировали австрийца Коля, поднялся на ступеньку выше.

Но сейчас уроженец Орла третий безо всяких подводных течений. Впереди него разместились лишь трехкратный (теперь!) победитель «Большой петли» испанец Альберто Контадор и безумно талантливый Энди Шлек из Люксембурга. Sportweek побеседовал с Меньшовым через пару дней после завершения знаменитого трехнедельного французского веломарафона.

Денис, закрытая вечеринка внутри вашей голландской команды «Рабобанк» в Париже проводилась? Велогруппа ведь выступила удачно…

Вечеринка была. Скромная, без излишеств. Но ведь мы три недели крутили педали не для того, чтобы хорошенько погулять в столице Франции. «Тур де Франс» – это сплошная гонка на выживание. Очень тяжело полноценно восстанавливаться изо дня в день и держаться вблизи лидеров в генеральной классификации. У меня была задача ровно пройти всю гонку, а на третьей неделе продемонстрировать хороший результат в разделке. Все получилось так, как я и планировал.

Замахнуться на большее не было желания?

Желание было, а вот возможности – нет. Впрочем, быть на подиуме любого гранд-тура – это уже очень хороший результат. Если же ты стоишь на подиуме «Тур де Франс» – это что-то.. Надеюсь, что этот сезон будет переломным в моей профессиональной карьере. И дальше я буду выступать еще увереннее. Для того чтобы успешно конкурировать с Альберто Контадором и Энди Шлеком, мне нужно продолжать работать в том же ключе и немного добавить в горах. Ну и желательно, чтобы в команде было побольше высококлассных грегари, чтобы можно было варьировать тактику в гонке. Хотя поддержкой своей команды на нынешней «Большой петле» я остался доволен – ребята делали все что могли.

«Тур де Франс»-2010 запомнился провалом живой легенды велоспорта Лэнса Армстронга. Стоило ли семикратному победителю «Большой петли» на такой минорной ноте завершать свою блистательную карьеру?

Здесь палка о двух концах. Потому что на самом деле от Армстронга можно было ожидать чего угодно. Если бы он показал себя с самой лучшей стороны – это было бы логично. Потому что американец неоднократно доказал, что способен прыгать выше головы. Но, с другой стороны, его нынешнее выступление тоже не выглядело нелогичным. Ему удалось очень удачно вернуться в прошлом сезоне, но повторить этот успех в нынешнем году Армстронг не сумел. Возраст у него все-таки очень солидный. Плюс четыре года, которые он находился вне профессионального велоспорта, тоже дали о себе знать. Однако Лэнса, несмотря на его относительно неудачное выступление на нынешней «Большой петле», мы все продолжаем безмерно уважать. Ведь, например, команда «Радио Шэк» была создана исключительно под его имя.

Какие проколы организаторов гонки можете отметить?

Большие вопросы вызвал этап на брусчатке. Это была явно не самая удачная идея организаторов. Многие серьезные многодневщики на протяжении сезона готовятся к определенным стартам. «Тур де Франс» – главный старт сезона в профессиональном велоспорте. Некоторые велопрофи специально избегают опасных гонок – таких, как Париж–Рубэ и Тур Фландрии. Ребята просто опасаются получить на них травмы, из-за которых можно пропустить «Большую петлю». А получается, что на том же этапе на брусчатке риск получить травму был еще выше, чем на Париж–Рубэ или Туре Фландрии.

С вами календарь гонок накануне сезона руководство «Рабобанка» согласовывает?

Конечно, все обсуждается сообща со спортивными директорами. Вместе расставляем акценты в командных приоритетах.

В профессиональном велоспорте существует свой рынок. Какой контракт на следующий год себе обеспечивают победители и призеры гранд-туров?

Десятка лучших велогонщиков имеет годовые контракты на уровне от 1 до 1,5 млн евро. Но здесь есть целый ряд нюансов. Например, испанские велогруппы в первую очередь заинтересованы в том, чтобы капитаном команды был испанец. Идентичная ситуация во французских, итальянских и бельгийских велогруппах. И если такого парня они найти не могут, то уже обращают внимание на иностранцев.

Контракт с «Рабобанком» у вас заканчивается 21 декабря 2010 года. Руководство команды уже предложило пролонгировать соглашение?

Безусловно. Также есть еще несколько интересных предложений от топ-команд. «Катюша»? Нет, со стороны российской велогруппы пока что активности в этом плане я не прочувствовал.

Два года назад вам предлагала подписать контракт российская команда континентального дивизиона «Тинькофф». Почему тогда у вас не склеилось? Предложили маленькую зарплату?

И это тоже. Но главное, что я не был уверен в будущем этой велогруппы. Не знал, насколько серьезным окажется подобный проект.

В футболе за приезд в Россию высококлассных легионеров приходится переплачивать. В велоспорте есть что-либо подобное – казахстанская «Астана» и российская «Катюша» тоже переплачивают за классных гонщиков?

Нет, у нас немного другая ситуация. Все-таки большинство гонок проводится в Европе. Та же «Катюша» базируется в Италии. Так что принадлежность команды к стране особой роли не играет. Тот же капитан «Астаны» Альберто Контадор в Казахстан приезжал раз в год.

Вы выигрывали «Джиро» и «Вуэльту», поднимались на подиум «Тур де Франс». Какой из трех гранд-туров самый тяжелый?

«Джиро д’Италия». Там самый тяжелый рельеф, самые крутые подъемы и самый высокий градиент гор.

В Испании, где вы живете уже много лет, велоспорт входит в топ-пятерку самых популярных видов спорта?

Однозначно. В худшем случае на Пиренеях велоспорт на третьем месте по ранжиру. Но я думаю, что на втором – сразу после футбола. Что нужно сделать, чтобы в России велоспорт культивировался так же, как в Испании, Франции, Италии, Бельгии, Голландии? Нужно понимать, что самые популярные гонки в Европе зародились еще в XIX столетии. Здесь есть такие традиции, которых в России нет. Я не исключаю, что в той же Бельгии велоспорт по популярности превосходит футбол. В России до такого может дойти дело через сто лет. Причем это в лучшем случае.

Когда в последний раз вы принимали участие в чемпионате России?

В 2001 году. Дата проведения российского первенства не укладывается в мой график подготовки к «Большой петле». Обычно чемпионат России проводится за шесть дней до начала «Тур де Франс». Причем проводят его очень далеко от Европы – в Чебоксарах, например. Последние пару лет у меня было небольшое окошко. Если бы первенство проводилось в Москве, я бы, наверное, прилетел. А так не получается. Для того чтобы добраться в Чебоксары из Испании, нужно потратить сутки – прямых авиарейсов ведь на Чебоксары из Европы нет.

Вы живете в Памплоне. Не обидно, что из-за участия в «Тур де Франс» самый известный праздник этого региона Сан-Фермин проводят без вас – в Памплоне неделю гулянья и танцы, а вы вынуждены стоически крутить педали на «Тур де Франс»?

Один раз на этой фиесте я все же побывал – когда не принимал участия в «Большой петле». Но в живую лицезреть знаменитый бег быков не решился. Вставать в 7 утра или гулять всю ночь, чтобы на рассвете увидеть их бег, – это не для меня. У меня другой образ жизни. Был ли я на корриде? Нет, смотрел только по телевизору. Тоже не мое.

Вы начинали свою профессиональную карьеру в испанской команде «Банесто», лидером которой долгое время был знаменитый Мигель Индурайн. Чем сейчас занимается пятикратный победитель «Тур де Франс»?

С велоспортом Мигель сейчас не связан. Он с головой ушел в бизнес. Индурайн – один из акционеров крупного испанского банка.

Каков ваш календарный план на оставшийся сезон?

Собираюсь ехать «Вуэльту». На какой результат буду нацеливаться на испанских трассах? Пока что так далеко не смотрю – хочу немного отдохнуть после напряженного трехнедельного французского веломарафона. Но вообще-то я уже ведь выигрывал «Вуэльту». Причем дважды. В Россию собираюсь приехать осенью – в сентябре-октябре.

Ваши трое детей родились в Испании. Они уже больше испанцы, чем россияне?

У меня даже мысли не возникало оформлять им испанское гражданство. Дома мы говорим только на русском языке. Когда я уезжаю на сборы или гонки, дети с женой едут в Россию. Грубо говоря, шесть месяцев в году они проводят на родине, а остальные шесть – в Испании. Но, например, последний Новый год мы праздновали в Орле.

Текст: Максим Розенко sportweek.ru

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья