Блог Открытое письмо

Вместо огромной зарплаты я выбрал «Севилью» – хотел играть среди тех, кто лучше меня. Открытое письмо Кержакова

Как взять три трофея за полгода. 

Я очень хотел попасть в чемпионат, который смотрел по телевизору. Твердо решил, что мне нужно в «Севилью», когда она обыграла 3:0 «Барселону» Суперкубке УЕФА-2006. Когда «Зенит» получил предложение, мне было очень приятно и лестно. Понимал, что не у всех российских футболистов есть шанс сыграть в Ла Лиге. Когда «Зенит» понял, что я настроен серьезно, предложил новый контракт с зарплатой в 2,5 раза больше, чем в «Севилье». Но мне было важнее другое: играть среди тех, кто казался недосягаемым. 

Не считаю, что вышел тогда из зоны комфорта. По крайней мере, мне не хочется это так называть. Я не думал, что теряю какие-то блага – жил мечтой о приобретении нового. Не столь важно было и сколько я пробуду в Европе. Когда подписал контракт на 5 лет, не строил планов, а думал только о том, что осуществил мечту. Что начинается новая интересная история. 

В конце декабря я прилетел в Испанию. Как раз перед Рождеством. Было несколько выходных, но я почти все время сидел в отеле. Ждал, когда оформят бумаги. Очень много тренировался один, хотелось сразу показать, что я в порядке. 

Первые тренировки – особенные. Меня поразили скорости и интенсивность. Каждый игрок был очень техничен. Тогда я подумал, что это просто запредельный уровень, и еще раз отметил: как же здорово, что я здесь. 

Не то чтобы все в команде были звездами. Да, наверное, у нас в России говорили бы: «Вау, вот это игрок!» Но в Испании такой уровень был нормой. Очень волновался, что не смогу быстро освоиться. В «Зените» я практически не играл в конце сезона, а в «Севилье» все находились в отличной физической форме. Нужно было реактивно нагонять ребят. В какие-то моменты не мог представить, что заиграю с ними на одном уровне.   

Стоит напомнить, кто был на моей позиции: Кануте, Луис Фабиано, Чевантон и Кепа. Неплохо, да? Но за счет того, что у нас были матчи в Ла Лиге, Кубке Испании и Кубке УЕФА, Хуанде Рамос так варьировал состав и линию нападения, что играли все. Сначала меня больше задействовали в Кубке УЕФА, а когда дошли до полуфинала, чаще выпускали Луиса Фабиано и Кануте. Но я не расстраивался, потому что получал больше времени в Ла Лиге. Это приятная альтернатива: либо играешь в Кубке УЕФА, либо в чемпионате Испании. 

В «Севилье» я окончательно понял, что конкуренция – это отличная штука. Ты учишься и намного быстрее прогрессируешь, когда на твое место претендуют еще несколько классных игроков. 

Я оказался в другом мире, где обстановка в команде намного расслабленнее и лояльнее. На командные ужины мы собирались около 22:00, несмотря на то, что в 10 утра была тренировка. Мы могли заказывать любой напиток – тренер сидел с игроками и никогда ничего не говорил. Я мог выпить стакан пива, а некоторые футболисты брали виски. Естественно, не литрами, в умеренном количестве. Тренера это не волновало, ему было важно, как игрок занимается. Если плохо – он просто не попадет в заявку на матч. 

Или такой пример. После финала Кубка УЕФА мы играли в Мадриде против «Реала» – уступили 2:3. После матча у нас был командный ужин в ресторане, а после него практически все отправились в рейд по ночным клубам – на автобусе объехали 2-3 заведения. Понятно, что не до 6 утра, но до 3 ночи точно веселились. Не поехал только Хуанде Рамос, но были все его помощники, тренеры по физподготовке и врачи. 

Дебют в Ла Лиге – это незабываемо. Играли дома с «Мальоркой» (0:1), меня выпустили на последние 10 минут. После 20-тысячного «Петровского» – 44-тысячный «Рамон Санчес Писхуан». В Петербурге в то время стадион еще не подхватывал песни фанатов, а тут пели все 44 тысячи человек. Любят говорить, что многие стадионы в Испании старые. Да, в подтрибунных помещениях и раздевалках это заметно. Но какими бы старыми ни были стадионы «Атлетико» и «Валенсии», смотреть на огромную чашу с поля – это мурашки. 

Сразу вспоминаю еще два матча. Первый был в январе: мы играли с «Леванте», и я, кажется, впервые вышел в основе в Ла Лиге. В первом тайме сделал голевую передачу на Кануте, а во втором мне выдали на пустые ворота – так случился первый гол в чемпионате. 

Второй матч был в марте. Думаю, вы понимаете, о чем пойдет речь. Та игра с «Барселоной» точно не была одной из лучших в моей жизни, но гол вспоминать приятно. Я даже доволен не тем, что просто забил «Барселоне». А тем, что забил той «Барселоне»: с Роналдиньо, Месси и Это’О в нападении, Хави и Иньестой – в полузащите. Дани Алвес приучил, что вбегает в штрафную и нападающий с ним обыгрывается в стенку. Но в том эпизоде я подумал, что стоит развернуться и подработать мяч под удар. Получилось – это был хороший гол. Перед вторым таймом Роналдиньо подмигнул и сказал: «Все отлично». 

Спать после игры было сложно. Вечер, полный стадион, мы победили и вышли на первое место. Не мог уснуть до 5 утра. Мне сложно сказать, о чем я тогда думал. Точно не улетел в космос. И точно не считал себя великим футболистом. Просто каждая игра была чем-то новым. Странное ощущение: вроде прошло шесть лет взрослой карьеры, а тут уехал в другое место – и каждый день новые уроки, эмоции и впечатления. 

Атмосфера внутри той «Севильи» – отдельная тема. Хуанде Рамос – очень рассудительный и спокойный человек, при этом с отличным чувством юмора. Английский у него был еще хуже, чем у меня. Было очень смешно, когда он мне пытался что-то объяснить. На установке перед «Барсой» он рассказывал, как нужно прессинговать Пуйоля. Показывал на левую ногу и говорил: «Don’t worry». Это означало следующее: пусть он ведет мяч левой ногой, не волнуйся. Все улыбались. 

Перед «Барсой» тренерский штаб приготовил нарезку стандартных положений: штрафные, угловые и ауты. Перед нами «Барса» играла дома против «Атлетика». Если вы включите нарезку скиллов Роналдиньо на ютубе, там будет много моментов именно из того матча. Один из них – когда он получает мяч после аута, перебрасывает через игрока два раза, делает эластико и с носка бьет в перекладину. Мы смотрели этот момент, и после каждого движения Роналдиньо была такая коллективная реакция: ооох! А после удара: ааах! Хуанде Рамос посмотрел на нас и сказал: ладно, пошли.

Мы вышли к грузовому лифту. Хуанде Рамоса остановил охранник и попросил расписаться. Мы все зашли в лифт и кричали: мистер, ты идешь? Он говорил: да-да, сейчас. А когда подошел, перед ним специально закрыли двери. В ответ он что-то кричал, но было уже плохо слышно. 

«Севилья» не ставила цель обязательно победить в Кубке УЕФА – аппетит приходил во время еды. С каждым новым раундом мы хотели залезть как можно дальше, чувствовали, что у нас есть мастерство для победы. И я рад, что помог: забил «Стяуа» в 1/16 и «Тоттенхэму» в четвертьфинале. 

Когда поднимал Кубок УЕФА, чувствовал счастье. Я не верил, что это происходит со мной. Не верил, что удалось выиграть большой трофей так быстро. При этом я не задумывался, что теперь стану большой звездой в Европе. В Испании я видел силу других игроков, поэтому твердо осознавал, что есть ребята намного сильнее. В этом нет ничего страшного – у каждого свой уровень. 

В том сезоне мы выиграли еще Кубок Испании и чуть позже –  Суперкубок. Хотя по бюджету «Севилья» не была топовой европейской командой. Когда я только приехал, в раздевалке была доска с информацией и расписанием: у кого встреча с болельщиками, кто идет на встречу с детьми и так далее. Там же был листок с фамилиями футболистов, напротив – матчи Кубка УЕФА и цифры. Цифры такие: 220, 430, 600, 800. Первое, что я спросил, глядя на них: вы играете в карты в самолете? Столько должен тот, кто проиграл? И мне рассказали, что это премиальные за матч. В «Зените» премиальные были в несколько раз больше – и только за одно очко. Перед матчем с «Барселоной» наш капитан Хосе Луис Марти говорил: сегодня нам двойные премиальные! Двойные премиальные за «Барселону» на тот момент – 1500 евро. 

Да, никто не бился за премиальные. Все бились за профессионализм и правильное отношение к делу, которое устанавливала связка Мончи и Хуанде Рамоса. Один идеально подбирал игроков под нужный стиль, а другой выжимал из них максимум. Здорово, что я стал не посторонним в такой команде и доказал себе, что могу играть вместе с теми, на кого смотрел по телевизору. Дани Алвес, Адриано и Кейта потом перешли в «Барселону», Поульсен – в «Ювентус», а Хесус Навас – в «Ман Сити». 

Испания изменила мое представление о футболе. Хотя нет, правильнее сказать так: в Испании я увидел, что такое настоящий футбол. И даже стал его частью.

Открытое письмо Дзюбы: передачи важнее голов, смерть друга и злость Сан-Марино

«Когда постоянно живешь с солнцем, настроение всегда хорошее». Открытое письмо Торбинского о переезде в Майами

Фото: Gettyimages.ru/Denis Doyle, Ryan Pierse, Stu Forster

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья