Реклама 18+
Реклама 18+
Блог О духе времени

«Повезло, что остался жив». Денис Пак в суде рассказал, как его били стулом

Утром в среду Мосгорсуд отклонил апелляцию адвокатов Кокорина и Мамаева по поводу меры пресечения – футболисты и их друзья остаются в СИЗО до 25 сентября. А днем в Пресненском районном суде Москвы продолжились слушания по их делу.

В 6-й день процесса в суде появился один из главных потерпевших – директор департамента Минпромторга Денис Пак, которого Александр Кокорин ударил стулом.

Вот главное из показаний Пака.

• «Шумная компания в утреннее время, 9 утра, по внешним признакам находилась в состоянии опьянения, распивала алкогольные напитки, вела себя очень шумно, нарушала общепризнанные нормы поведения.

В качестве примера хамского поведения я могу отметить, что одна из девушек села на колени человека, который стал известен как А. Кокорин, они начали целоваться, она положила ему голову на колени в область паха — все это выглядело неприятно».

• «Через некоторое время я услышал выкрики «Гангнам стайл», на которые я не обращал внимание, потому что не думал, что это может быть обращено ко мне. Через некоторое время я <...> решил, что компания какими-то образом обращается ко мне. Я корейской внешности, «гангнам стайл» — песня комического певца…

• Пак спросил, обращаются ли мужчины к нему. Вот что было дальше:

«Компания повернулась ко мне и какими-то своими конклюдентными действиями [юридический термин – «действия лица, выражающие его волю установить правоотношение, но не в форме устного или письменного волеизъявления, а поведением, по которому можно сделать заключение о таком намерении»] дала понять, что да.

[Пак сделал им замечание и к нему подошли два человека]

«Кирилл Кокорин стал нецензурно ругаться, а Александр Кокорин взял стул и, целясь в голову, желая нанести максимальный вред жизни и здоровью, нанес удар сверху в область головы. Я подставил руку, удар пришелся как по руке, так и по голове».

• «[Коллега Пака Сергей Гайсин] стал пытаться оттеснить нападавших. Мамаев нанес коллеге несколько ударов по лицу.

Господин Протасовицкий схватил его [Гайсина] за шею и пытался придушить, провел какой-то удушающий прием».

• «Когда компания покидала заведение, Кирилл Кокорин повернулся ко мне и опять повторил, что я — китаец, и это сопровождалось все нецензурными выражениями. Никакой градус и уровень агрессии на протяжениии всего инцидента снижен не был. Никакого примирениия не происходило».

Пак вызвал полицию.

• Вопрос о наказании подсудимых в случае, если их признают виновными, Пак оставил на усмотрение суда. С исковыми требованиями он пока обращаться не собирается.

• Пак не помнит, чтобы Павел Мамаев нападал на него.

• — Скажите пожалуйста по поводу удара стулом. Как вы поняли, что он направлен вам в голову? [вопрос адвоката Ромашова]

— Я видел, куда направлена траектория движения стула.

• Пак не помнит, говорил ли ему что-то Александр Кокорин перед тем, как ударить стулом. Пак подставил перед ударом согнутую руку, чтобы защитить голову от удара стулом. Удар был сверху вниз и пришелся в левую верхнюю часть головы.

В результате ударов у Пака были синяки, шишки и сколы эмали на зубах.

Пак помнит выкрики «убью», «повезло, что остался жив». Александр Кокорин «повернулся и агрессивно сказал, что я — китаец».

• «Кокорин Кирилл меня бил по лицу, в область головы наносил удары». Ударов было больше одного, кулаком, на лице от удара остался след — скол зубной эмали.

• Пак говорит, что извинился, чтобы успокоить молодых людей. В ответ они сказали, что ему повезло, что остался жив.

• Когда очередь задавать вопросы дошла до Александра Кокорина, он извинился и попросил дать ему возможность возместить ущерб.

«Вопроса не прозвучало», – ответил Пак.

• Вопрос судьи: правильно ли она поняла, что последовательность ударов была такая: Александр Кокорин, потом — Кирилл, потом — опять Александр? Пак сначала ответил, что да, потом – что точно не помнит.

 • Александр Кокорин уверяет, что неоднократно пытался связаться с Паком для возмещения вреда. Пак сказал, что отключал телефон на неделю, потому что было слишком много звонков. Визита родителей Кокориных Пак не помнит.

Вторым показания давал потерпевший Сергей Гайсин, гендиректор Центрального научно-исследовательского автомобильного и автомоторного института НАМИ. Тем октябрьским утром он приехал на встречу с Паком – и получил удар от Павла Мамаева.

• Он застал конфликт Пака с компанией футболистов, попытался всех успокоить: «Там были разные группы лиц, молодой человек, как потом оказалось — я не знал — Кирилл Кокорин выражался достаточно активно. У меня была дискуссия с господином Протасовицким и свидетелем, я не помню. Честно говоря, ситуация была малоцивилизованной, было понятно, что товарищи не совсем трезвые». 

• Когда Гайсин попытался узнать об охране или полиции, Александр Кокорин ударил Пака по лицу. Потом удар нанес Мамаев — по лицу, ладонью или кулаком — Гайсин не помнит. Скорее всего, полураскрытой ладонью. Потом Протасовицкий схватил Гайсина за шею и удерживал его: «Если бы он хотел мне нанести физические повреждения — он бы, наверное, мне их нанес. Вряд ли он решил меня приобнять из дружеских чувств».

• Гайсин не смог описать ощущения от удара Мамаева: «Вы понимаете, если б я каждый день получал по лицу, я бы наверное вам точно описал ощущения». Тем временем защита футболистов настаивала, что показания путаются: в старых он говорил, что совсем не чувствовал боли, сегодня звучали другие слова. Ответ Гайсина на уточнение: «Я не вижу особых противоречий. То, что я говорю это все разными словами — дела не меняет. Опять же, что такое боль? Удержание за шею было, в том числе неприятные ощущения. Вот, извините, я вас щас за шею возьму…». 

— Возьмите! — говорит адвокат Прилипко
— Не могу. Я не так воспитан.

• Выступил и сам Мамаев, ударивший Гайсина: «Если б мне дали извиниться перед людьми, которые находились там — я бы извинился. Поэтому я думаю, что вы, как взрослый человек, должны понимать, что каждый из нас осознал и понял, что произошло, степень несоизмеримости нашего наказания с той ситуацией. Я думаю, для каждого из нас останется уроком на всю жизнь. Не знаю, насколько вы восприняли мои извинения, нужны ли они были вам. Я хочу подтвердить — я говорю за себя и за ребят — мы все равно все вместе идем. Мы понимаем, что наши действия были не совсем правильными, вся та ночь, то утро были не совсем правильными. Но это не значит, что надо мужчинам, вам, Денису Климентьевичу (Паку), Виталию Соловчуку (потерпевшему водителю), держать до конца жизни какую-то обиду. Это не те действия, которые нанесли вам непоправимый вред, поэтому если будет какая-то возможность примириться, я буду этому рад». 

• Гайсин уточнил, что не заметил в действиях футболистов спланированности и признаков предварительного сговора.  

Цитаты – по материалам Медиазоны.

Фото: РИА Новости/Григорий Сысоев, Алексей Куденко, Илья Питалев

Автор
  • Sports.ru

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+