Блог Сиеста

Бельерин снял документальный сериал о разрыве крестов: страхи, тусы (большая ошибка), исправление после слов тренера и тату со змеей

Показал все: от первого дня до возвращения.

19 января 2019 года по ходу второго тайма матча АПЛ между «Арсеналом» и «Челси» Бельерин рухнул в безобидном моменте и не смог подняться. Сидя на газоне, он кричал от боли и держался за колено.

Испанца унесли на носилках. Через время поняли: это разрыв крестообразной связки. Значит, нужна операция и длительная реабилитация. От шести до девяти месяцев без футбола. 

Чтобы занять свободное время, Эктор решил зафиксировать каждый этап восстановления: снимал видеодневники, записывал мысли в блокнот и делился переживаниями. Через почти два года, сидя на стульчике в уютной студии, он подводит итог эксперимента и представляет девятисерийную документалку «Невидимый путь».

«Хочу устроить вам эмоциональное путешествие и показать, через что мы проходим, когда получаем такие травмы», – объясняет Эктор. 

Документалка показывает все закулисье – не всегда приятное. Эктор признается, что после возвращения из Барселоны в Лондон немного загулял и сам подпортил восстановление. Искренне делится мыслями в первую ночь после травмы и аккуратно пускает в свою жизнь, рассказывая о семье и взглядах на жизнь.

В кадре появляются его родственники, близкий друг Хон Тораль (играет за «Бирмингем»), легендарный доктор Рамон Куган, физиотерапевты «Арсенала» (чаще всех – Пауло Баррейра), одноклубники Роб Холдинг и Киран Тирни. 

Мы собрали главное из документалки Бельерина.

Ночь после травмы: боль и навязчивые мысли. Еще он боялся свободного времени

Эктор сразу понял, что порвал кресты. Доктор «Арсенала» пытался подбодрить и настаивал, что надо дождаться результатов МРТ, но испанец понимал, что останется без футбола как минимум до конца сезона. 

Ночь после травмы была мукой. Спать тяжело, нога болит, а в голове куча мыслей: что я мог сделать, чтобы не получить травму? Неужели я не подготовился к игре как надо? Я неправильно спал? Я не ел то, что надо?

«Помню, сказал другу что-то вроде «Я бесполезен теперь». Я не мог заниматься единственной штукой, которую умел делать. И тогда я не знал, смогу ли вернуться», – вспоминает Эктор.

Неожиданно пришел еще один страх – как воспользоваться внезапной свободой от матчей и тренировок. «Что, черт возьми, мне теперь делать со своим временем? Меня всегда интересовали разные вещи вне поля, но все же я никогда не имел так много времени. И это было страшно».

Эктор решил ставить маленькие цели: сначала перенести операцию, потом восстановление, а там – по ситуации.

На операцию и первый этап реабилитации Бельерин улетел в Барселону. По двум причинам: там семья и легендарный каталонский ортопед Рамон Кугат, который ставит футболистов на ноги максимально быстро.  

На операции у Эктора было чувство, что чинят машину. Доктор объяснил, что именно делали с ногой Бельерина

«Эктор – хороший парень, у него есть главное – голова. Колено вторично», – говорит Кугат. Доктор уверяет, что в основе всего – правильный настрой и отношение к травме.

Мы рассказывали про Кугата. Гвардиола – первый футболист, которого он вылечил

Кугат несколько раз появляется в кадре с макетом коленного сустава и с энтузиазмом рассказывает об операции. «Связку не так уж и сложно оперировать», – объясняет он. Сначала делают анестезию (лекарство вводят в эпидуральное пространство позвоночника через катетер), берут трансплантат из собственной связки надколенника, просверливают отверстия в бедренной и большеберцовой кости, куда и устанавливают трансплантат.

Концы трансплантата фиксируются в костных каналах при помощи специальных винтов. На последнем этапе внутрь вводят факторы роста (гормоны, которые стимулируют рост живых клеток), чтобы ускорить заживление и уменьшить боль. 

Эктор вспоминает, что после анестезии он уснул на какое-то время, а потом очнулся и чувствовал себя очень спокойно. «Через полчаса-час я начинаю слышать стуки, будто кто-то ремонтирует машину или типа того, – говорит Бельерин. – А потом я просыпаюсь – и там стоят хирурги, которые работали с моим коленом. Помню, как смотрел на яркие огни, там была камера, которая записывала происходящее внутри моего колена».

После операции оператор заходит в палату Эктора, испанец делится новостями. Все в порядке, правда, он голоден, потому что не ел с утра. В палате выстроилась большая группа поддержки: родители, физиотерапевт «Арсенала» Баррейра, друг, агент и даже друзья семьи.

Первые три дня после операции футболист провел в клинике, потом уехал домой. До начала реабилитации врач попросил делать минимум движений, поэтому Эктор лежал на диване, проводил время с собакой и общался с семьей.

Во время реабилитации очень помогали родители: мама мыла голову, папа везде возил

Первый этап восстановления Эктор проходил в той же клинике. Занятия (физиотерапия, массажи и упражнения) шли с понедельника по пятницу – с трех-четырех дня до (иногда) девяти-десяти вечера. Дома приходилось колоть уколы и прикладывать лед к колену пять-шесть раз в сутки.

 

В первые две-три недели боль вообще не отпускала. Эктора успокаивали, но он все равно немного нервничал и сомневался, все ли идет хорошо. 

В процессе Бельерин немного знакомит с семьей. Его бабушка и дедушка владели швейной фабрикой, у мамы образование в сфере моды. Когда Эктор был маленьким, они жили скромно, не могли откладывать деньги, а еще по ним сильно ударил кризис 2008 года. Но родители все равно старались ради сына: папа в выходные вставал рано-рано утром и возил мальчика на матчи за 150 километров.

«Я обрел цель, когда понял, что могу стать профессионалом и дать семье лучшую жизнь, чтобы у них не было нужды работать», – говорит Эктор.

Во время реабилитации родители помогали ему во всем. Мама мыла голову. 

А отец везде возил сына – прямо как 15 лет назад. Эктор рад, что они проводили больше времени вместе.

Реабилитация проходила хорошо – уже к началу весны Эктор мог ходить без костылей, но прихрамывая. На все ушло два месяца. Пришло время возвращаться в Лондон.

В Лондоне расслабился – тусил с друзьями и иногда выпивал. Его поставил на место тренер «Арсенала» 

Четвертый эпизод начинается в столице Англии и с респекта в адрес «Арсенала». Эктор благодарит и хвалит клуб, вспоминает карьерный путь и то, как дорос до основного состава, но без ярких деталей.

На базе «Арсенала» тренировки становятся гораздо серьезнее, чем в Барселоне, динамику отслеживают с помощью данных. 

 

В Лондоне Эктор впервые за весь период реабилитации поддался искушениям. Его манили тусовки с друзьями, свободная жизнь и дух Лондона: «Здесь всегда есть что делать. Полно клубов, куда можно сходить. Где-то всегда устраивают вечеринки».

«Для профи есть то, что можно, и то, что нельзя. Я не играл, поэтому проводил слишком много времени с друзьями – гулял, иногда пил. Потому что это все нужно ограничивать, когда играешь. Нельзя выпивать, когда у тебя два матча в неделю», – говорит Эктор.

Бельерин сильно расслабился и чувствовал психологический дискомфорт. Одернул его тренер «Арсенала» по физподготовке: «Барри, будучи моим хорошим другом, сказал: «Эктор, я знаю, что ты делаешь. Ты говорил мне, что собираешься выпить только одну кружку пива или что-то еще. Я знаю, что ты делаешь, но это не поможет тебе выздороветь». Я нуждался в человеке, который сказал бы мне это».

После этого Бельерин взялся за голову: «Я подумал: «Эктор, какого хрена ты делаешь. Возьми себя в руки».

Рассказал о хобби (фотографии и моде) и выдал мощную речь о том, что надо быть собой

В начале пятого эпизода Эктор собирается впервые посетить матч после травмы (это 1 апреля 2019-го). Акцент на стильной одежде отсылает к тематике серии.

 

«Футбол – моя страсть, моя жизнь, но я смог найти другие хобби, которые помогают мне», – говорит Бельерин.

Он постоянно повторяет, что игрокам необходимы увлечения. Нельзя, чтобы футбол был единственной опорой в жизни. Травма – хороший пример. Бельерин остался без футбола, но не потерял себя из-за разносторонности. Он заполнял свободное время разными приятными занятиями, даже собирал лего.

Два главных хобби Эктора – фотография и мода. Именно Лондон дал ему свободу одеваться так, как хочется. Об этом – целая речь испанца.

«Болельщики иногда находят виновных в происходящем [на поле]. Обвиняют молодого игрока или странного парня с длинными волосами. Считается, что тот, кто одевается по-другому, не сосредоточен на футболе, потому что слишком увлечен соцсетями или одеждой. 

Дело не только в том, чтобы быть другим. Речь о том, чтобы быть собой. Если ты будешь собой, то станешь другим, потому что нет людей, похожих на тебя. Иногда мы просто боимся этого. Мы хотим соответствовать, быть частью [общества], чтобы нас не осудили. И мы так боимся шума».

Травма изменила Эктора, в память об этом он сделал татуировку змеи. И сменил прическу

Эктор признает, что травма помогла ему лучше узнать себя и больше полюбить футбол. Изменения отразились на внешнем виде.

Тяжелому периоду он посвятил татуировку – змею на голени. Посыл простой: известно, что змея сбрасывает кожу – так и Эктор стал новым человеком после травмы.

Еще он сменил прическу и избавился от длинных волос, которые носил три года.  

 

Артета был как старший брат. Признает, что встречался с девушками и гулял, когда начал зарабатывать деньги в «Арсенале»  

После смены имиджа в шестом эпизоде закончилось все самое яркое. Дальше идут скучные детали, которые растягивают еще на три серии, хотя можно легко втиснуть в одну. 

Если коротко: Эктор уехал с «Арсеналом» на сбор в Лос-Анджелес, приступил к беговым тренировкам, потом начал работать с мячом. В конце сентября 2019-го вернулся на поле, сыграв за «Арсенал» U23, потом вышел на 14 минут в Кубке лиги за основу и снова начал играть с первых минут.

Документалка охватила период через год после травмы, когда Артета стал главным тренером. Эктор тепло отзывается о Микеле.

«Я играл в «Арсенале» всего пару лет, Микель был одним из капитанов в раздевалке. Заботился обо мне. Он был мне как старший брат. Когда я делал что-то не так, он смотрел на меня, и у меня сразу появлялись мысли: «О, я не должен был этого делать». Иногда нужно, чтобы люди были честны с тобой. В юности я был немного непослушным. Начал получать деньги, встречаться с девушками, гулять. В таком возрасте это делают все. Но не у всех есть ответственность, которая была у меня в то время, когда я начинал играть за основу «Арсенала», – говорит Эктор.

***

Документалкой Бельерин задал новый вектор для спортивного кино. За продакшн отвечало маркетинговое агентство B-engaged – Бельерин его совладелец. «Невидимый путь» вышел на ютуб-канале Эктора, первая серия собрала более ста тысяч просмотров, девятая серия появилась на канале «Арсенала» – и пока ее посмотрели раза в два меньше.

Ютуб – еще одно увлечение Бельерина. Четыре месяца назад он выпустил первый сезон подкаста «Больше, чем футболист». Там появились девять гостей из мира футбола, с каждым обсуждали разное: с Фламини – экологию, с Гнабри – архитектуру, дизайн и сафари в Ботсване.

Как думаете, какой следующий проект надо запустить Эктору на ютубе?

Телеграм-канал автора

Ютуб-канал вратаря Бена Фостера – самое яркое футбольное медиа 2020-го. Снимает матчи на гоупро, едет на стадион на велике и много говорит о кетчупе

Бельерин – эколог года. Он спонсировал высадку деревьев за победы «Арсенала» и помог собрать $75+ тысяч на озеленение планеты

Автор

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья