Дикий, дикий запад
Блог

«Ньюкасл» для саудовцев купила та же дама, что привела шейхов в «Ман Сити» и ради независимости бросила британского принца

От редакции: этот текст мы опубликовали весной 2020-го, когда Майк Эшли согласился продать «Ньюкасл» инвестфонду из Саудовской Аравии. Из-за АПЛ сделка затянулась, но в итоге завершилась успешно. Рассказываем о главной героине сюжета. Ведь Аманда Стэйвли – теперь директор «Ньюкасла».

«Ньюкасл» перешел под управление Государственного инвестиционного фонда Саудовской Аравии. Фронтмен сделки – Аманда Стэйвли, эффектная британская бизнесвумен, которую очень любят таблоиды. Именно ее компания PCP Capital Partners выступает покупателем.

Стэйвли давно пыталась купить «Ньюкасл» – она выходила на Эшли еще пару лет назад с партнерами из ОАЭ, но не сложилось из-за трудностей переговоров с бизнесменом.

С саудовцами тоже получилось не сразу: год назад АПЛ заблокировала сделку из-за обвинений в пособничестве телепиратам. А вот теперь все сработало – проблему устранили. 

Саудовцы все-таки купили «Ньюкасл». У большинства фанатов – праздник, у правозащитников – вопросы к АПЛ

В общем, Аманда Стэйвли – женщина, с которой стоит познакомиться.

Неплохо бегала стометровку, в 16 лет поступила в Кембридж, а в 22 открыла ресторан в главном городе скачек

Аманда Стэйвли родилась в Йоркшире (и сохранила прекрасный местный акцент – вы точно слышали его у Старков в «Игре Престолов»; простите, Георгий) в семье владельца парка развлечений. Мать была одним из лучших жокеев региона и периодически зарабатывала в модельном бизнесе, а деду принадлежала сеть ставочных клубов. Поместьем, в котором выросла Аманда, семья владела с XVI века.

В детстве Стэйвли была неплохим спринтером – выбегала стометровку из 13 секунд, но из-за серьезной травмы и долгого восстановления завершила спортивную карьеру. Девушка экстерном прошла старшую школу и в 16 лет поступила в Кембридж на специальность «современные языки», но там у нее не сложилось: навалились семейные проблемы. Умер дедушка (с ним были близкие отношения), у отца случился сердечный приступ, у матери проявилась болезнь Гентингтона (Хантингтона) – нейродегенеративное заболевание, которое передается по наследству с вероятностью 50%, плюс на этом уровне на ее потоке были только мужчины, причем старше. «Я сильно похудела, ходила к психологу, чувствовала себя раздавленной», – описывала она свое состояние. После пары лет обучения девушка ушла в академический отпуск. И не вернулась.

В 2013-м болезнь Гентингтона диагностируют и у Аманды. По факту это заболевание – медленное смертельное угасание. Его невозможно вылечить, есть лишь препараты, позволяющие замедлить развитие и распространение симптомов, но обычно люди после первых симптомов живут до 20 лет. Существует фонд по борьбе с этой болезнью, подробнее можно почитать тут.

***

Первый бизнес Стэйвли открыла в 1996-м, когда ей было 22 – взяла кредит на 180 тысяч фунтов и запустила ресторан в деревушке неподалеку от Ньюмаркета. Это небольшой городок в 100 километрах от Лондона, который был бы обычным захолустьем, если бы не два «но»: он считается центром лошадиных скачек (здесь даже есть королевский дворец – Елизавета II периодически бывает на важных скачках), плюс совсем рядом Кембридж и его научно-экономический кластер (этот район называют Кремниевым болотом по аналогии с калифорнийской Кремниевой долиной).

«Настоящая причина, по которой я хотела открыть ресторан, заключалась в том, что я видела Мишель Пфайффер в «Текила Санрайз» (фильм 1988 года – Sports.ru). Я подумала: «О, это выглядит неплохо», – шутила Аманда.

Именно благодаря ресторану Стэйвли (порой она оставалась до 4 утра, чтобы подготовить все к следующему дню) начала общаться с владельцами конюшен, которые регулярно заходили на ужин. Среди них были арабские принцы – представители одного из главных семейств ОАЭ Аль-Мактум. Они владеют собственной элитной конюшней Godolphin, у которой есть база в Ньюмаркете.

Параллельно Аманда сдавала экзамены для получения квалификации финансиста и даже подрабатывала моделью.

Сдав экзамены, Стэйвли (возможно, под влиянием знакомых бизнесменов) стала так называемым бизнес-ангелом – это брокеры и консультанты, которые вкладываются в перспективные стартапы на самой первой стадии.

Встречалась с принцем Эндрю и добилась инвестиций в проект от короля Иордании

В 2000-м Стэйвли продала ресторан и открыла инновационный центр Q.ton (в него входили оздоровительный клуб, тренажерный зал, ресторан и конференц-центр) вместе с Тринити-колледжем (одним из главных колледжей Кембриджа) за 10 млн фунтов в Кембриджском научном центре. Предполагалось, что в него инвестировал король Иордании Абдалла II.

Позже из-за дела Q.ton (компания, которая выкупила его, обанкротилась из-за пузыря доткомов – кризиса начала нулевых) Стэйвли судилась с банком Barclays – бывшим титульным спонсором АПЛ.

Год спустя принц Эндрю (тогда был четвертым в очереди на трон Великобритании) в статусе торгового посла страны посетил центр Стэйвли вместе с королем Абдаллой. Принц очень впечатлился Амандой – в тот же день он взял у нее номер телефона.

Эндрю быстро сошелся с приятной девушкой и представил ее ближайшему кругу, она завела много важных связей и уже как опытный брокер помогала принцу в налаживании торговых связей (сам он получил пост посла достаточно неожиданно и в таком не очень разбирался). Стэйвли побывала в Букингемском и Сандрингемском дворцах (главные королевские резиденции), помогала обустраивать жилье самого принца в Виндзорском замке.

В 2003-м Эндрю сделал Аманде предложение. Она автоматически получала бы титул герцогини, а в перспективе могла стать первой леди страны. Семейство и принц Филипп (муж Елизаветы II) были не против союза – все-таки девушка из довольно знатной семьи, в роду встречались высокие военные чины: например, кузеном был Первый морской лорд (высшее звание на флоте Соединенного Королевства) Уильям Стэйвли.

К тому же Аманда была из консервативной семьи, которая буквально настаивала на том, чтобы она хорошо вышла замуж. Но девушка отказалась. Дальше отношения продолжаться не могли, им с Эндрю пришлось расстаться. Стэйвли рассказывала, что ее мать обижалась на нее больше трех лет, да и отец был не очень доволен – подшучивал над ней до конца жизни.

«У моего отца есть прозвище для меня. Он называет меня сбежавшей невестой. Тот, кто женится на мне, должен быть чертовым героем, чтобы смириться со мной и моей жизнью. Эндрю – прекрасный человек, и я все еще очень забочусь о нем. Но если бы я вышла за него замуж, моя независимость исчезла бы», – говорила Стэйвли годы спустя. Они остались друзьями, вместе отдыхали и периодически созваниваются.

Аманда считала ограничения (в первую очередь – репутационные), которые наложит на нее титул герцогини, слишком строгими и помешают ей вести бизнес. «Представляете, жена Энди будет владеть сетью стрипклубов», – шутила она с друзьями.

В 2011-м чертовым героем стал иранский бизнесмен Мердад Гудусси. У пары дом в Дубае по соседству с Роджером Федерером и приличная квартира в Лондоне.

Стэйвли – одно из главных в Британии доверенных лиц на Ближнем Востоке, состояние – до 28 млрд фунтов

Впрочем, отношения с Эндрю не прошли бесследно: в тот период Великобритания значительно укрепила свои торговые отношения с ближневосточными странами. 

Аманда, соответственно, тоже.

После расставания она переехала в Дубай и основала свою компанию PCP Capital Partners (базируется в небольшом офисе в Мэйфэйре, одном из центральных районов Лондона). В ОАЭ Аманда познакомилась с Роджером Дженкинсом, одним из самых высокооплачиваемых банкиров мира, у которого тоже были обширные связи на Ближнем Востоке. 

За пять лет деятельности Стэйвли наладила очень крепкие контакты со всей ближневосточной элитой. Согласно инсайдам The Guardian, в ближневосточном кругу она едва ли не самый надежный европейский финансист – ей доверяют так, как не доверяют никому из неарабских инвесторов.

Надо понимать, что ближневосточная культура построена на доверии. К чужакам там относятся с подозрением, поэтому принято, чтобы любой европеец, который хочет зайти в Персидский залив, нашел себе местного посредника. Стэйвли годами работает без отпуска (в 2014-м у нее начались схватки прямо на переговорах, сын, которого назвали Александером, родился преждевременно, но выжил), превзошла все предубеждения и стала именно таким посредником.

«Не думаю, что на Ближнем Востоке есть хотя бы один правитель, который ее не знает. Она очень тепло общается и дружелюбная. Ей приходится мириться с образом красивой блондинки, но она относится к этому с пониманием», – рассказывал ее бывший бойфренд и управляющий хедж-фондом Мэтт Хоррокс.

У компании Стэйвли нет активов на британском юрлице, нет сотрудников, по классификации PCP – микропредприятие без дохода и с долгом в 3 млн фунтов. Но партнеры бизнесвумен рассказывали, что всю свою инвестиционную деятельность она ведет через офшоры. По этой причине неизвестно ее состояние: есть данные о 100 с небольшим миллионах, но, по информации источников The Guardian, в управлении компании на самом деле около 28 млрд фунтов (не только на счетах, но и имущества). Предполагается, что сделку по покупке «Ньюкасла» она может полностью оформить за свои деньги. В офшорах бизнесу разрешено не публиковать отчетность, открытых данных по доходам PCP просто не существует.

Самые удачные сделки связаны с футболом: Аманда привела шейхов в «Ман Сити» (и хотела в «Ливерпуль»), а также к титульному спонсору АПЛ

В 2008-2009 годах Стэйвли провернула самые прибыльные сделки в карьере, причем две из них связаны с футболом и одним и тем же инвестором – шейхом Мансуром.

Если помните, тогда в руки члена королевской семьи ОАЭ чуть не попал «Ньюкасл». Мансур был твердо намерен вложиться в британский футбол (возможно, чтобы укрепить доверие перед сделкой покрупнее – с Barclays), а тайнсайдский клуб перманентно находился на трансфере. Но из-за торопливости Майка Эшли сделка сорвалась, ему пришлось ждать еще 12 лет. В тот же период Стйэвли дважды приценивалась к «Ливерпулю» и пыталась завести туда ближневосточные деньги, но оба раза дальше слухов дело не пошло.

Тогда Мансур переключил свое внимание на «Манчестер Сити» – середняка АПЛ, который находился в тени грозного соседа «Юнайтед». PCP Стэйвли выступила консультантом при продаже клуба беглым тайским премьером Таксином Чиннаватом и получила комиссию – 10 миллионов фунтов.

Другая крупная сделка с Мансуром – вложения ближневосточных инвесторов в банк Barclays. Стэйвли привела инвестиции от него на 3,5 млрд фунтов и от катарского инвестиционного фонда на 7 млн. За сделку с Мансуром Стэйвли получила комиссию в 30 миллионов (а арабские инвесторы от этой сделки получили в сотни раз больше), точные данные по комиссии от катарцев неизвестны.

Но через 8 лет бизнесвумен детально изучила документы и посчитала, что банк ее обманул – 10% доли, которые Мансур обещал бесплатно передать ей по итогам сделки, не попали к PCP из-за ложной информации о структуре владения Barclays. Сейчас эта доля оценивается в 1,6 млрд долларов, а суд тянется до сих пор.

В 2010-м Стэйвли консультировала катарскую инвестиционную компанию Barwa при покупке недвижимости в центре Лондона – на ней комиссия PCP составила от 5 до 7,5 миллиона. В 2012-м помогла другой ближневосточной компании Waterway обзавестись еще одним офисным зданием в столице за 234 миллиона и комиссией примерно на том же уровне.

С 2017 года бизнесвумен пыталась купить «Ньюкасл» и приводила к Майку Эшли самых разных инвесторов.

Всего было три попытки. Сначала приходил брат владельца «Сити» шейх Халифа, но ему не удалось договориться с Эшли. Затем была неудачная попытка привести аравийских инвесторов. Но Аманда не остановилась.

Работавший с ней экономист Гай Хэндс рассказывал: «Она не сдается. Невероятно предана бизнесу, к которому имеет отношение. Она очень обаятельная блондинка, но жесткий и справедливый переговорщик. Она не терпит жизнерадостных дураков, и у нее есть довольно четкое представление, как все работает».

Так что ничего удивительного, что еще через полгода, с третьего захода, пришел Государственный инвестиционный фонд Саудовской Аравии под управлением Мухаммеда бин Салмана – главного человека в стране.

Стэйвли будет владеть 10-процентной долей в «Ньюкасле», она уже заняла пост директора клуба.

Катар может лишить АПЛ 650 млн из-за «Ньюкасла»: его покупают саудовцы, которые покрывают сеть пиратов

Фото: Gettyimages.ru/Francois Nel; globallookpress.com/Stephen Lock/ZUMAPRESS.com, Jane Mingay/ZUMAPRESS.com, Richard Lee/imago sportfotodienst, Kremlin Pool/Global Look Press; instagram.com/; twitter.com/thesun

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные