Загрузить фотографиюОчиститьИскать
    Блог Проводники важных энергий

    «Он говорит, что выпил три бокала пива». Где сейчас футболист, устроивший самую страшную аварию года

    В сентябре игрок «Динамо» Александр Ильин спровоцировал дикую аварию с двумя погибшими. Его адвокат Юрий Чистов рассказал, что происходит сейчас.

    Александру Ильину 22, он принадлежит московскому «Динамо», за которое провел 1 матч в премьер-лиге (против «Спартака» из Нальчика). Летом 2015-го его отдали в аренду в «Динамо» Санкт-Петербург, а в сентябре Ильин попал в ужасную аварию на трассе А-121. В аварии погибли два человека, у одного из них, 28-летнего Сергея Селиванова, осталось пятеро маленьких детей. С тех пор об Ильине ничего не было слышно. Роман Мун связался с адвокатом Александра и все узнал.

     – Какая сейчас ситуация?

     – У Ильина признательные показания изначально, с первого дня. Сейчас идет следствие, по окончании следствия предъявится обвинение, будет суд. Обвинение по 264-й статье, части 6-й. До 9 лет. Я прикладываю усилия, чтобы облегчить судьбу своего клиента. По закону смягчающие обстоятельства – признание вины и возмещение вреда потерпевшей стороне, все. А, еще позиция потерпевших. Суд спрашивает потерпевшую сторону: какое наказание вы бы хотели, чтобы понес подсудимый? Потерпевший высказывает свое мнение, а там три варианта: строго наказать, на усмотрение суда и строго не наказывать, то есть не лишать свободы.

    Я пока не могу сказать, как будет выплачиваться или вообще будет ли выплачена какая-то сумма. Деньги собирают родственники Ильина, клуб что-то еще обещал. Пока что здесь тишина, ни о каких суммах речь не идет. Сегодня звонил адвокат одной из потерпевших и спрашивал: будете ли вы каким-то образом сглаживать вред. Я сказал: Ильин пока ничего не может, он находится в местах лишения свободы, а родственники либо не приняли никаких решений, либо не приняли мер. Ситуация в подвешенном состоянии. Ясности пока нет, но до окончания следствия осталось месяца два-три, может, что-то изменится к тому времени.

     – Какой ожидается вердикт?

    – Суд выносит решение, которое считает законным для данного случая. Гадать, сколько он получит, я не берусь. Я адвокат, я не гадаю, я пытаюсь помочь.

     – Но не больше девяти лет.

    – Нет. Да и девять не дадут.  Если первый раз совершил преступление, максимальное наказание не дается. Не больше восьми. Восемь – худший вариант. Зависит от судьи, позиции потерпевших, от того, будет ли он что-то выплачивать.

     – Когда ожидается вердикт?

    – Это тоже предположение. Я говорил со следователем, она сказала, что в феврале будет дело заканчивать. Значит, суд будет в феврале-марте. Сколько все продлится в суде, тоже неизвестно: может, месяц, может, два.

     – Есть представление о позиции потерпевших?

    – Ее пока нет, потому что он пока ни копейки не возместил. Зависит от финансовых возможностей его родственников, потому что он ничего не может предпринять: он в местах лишения свободы, не может решать свои вопросы. Могут только родственники помочь: гражданская супруга и родители. Команда тоже собиралась что-то собрать, но когда спрашиваю, какую сумму собрали или соберете – тишина.

     – Сколько надо собрать?

    – Есть судебная практика: сколько по аналогичным делам суды взыскивают. Здесь у нас, получается, два трупа и тяжкий вред: два миллиона по трупам и 500 тысяч по тяжкому вреду здоровью. Получается, 2,5 миллиона рублей – это минимум, который родственники, хорошо бы, собрали. Зависит от них.

    Надеяться, на снисхождение потерпевших или суда – это, думаю, вряд ли. Он тоже понимает, что это маловероятно: много погибших, резонанс, на условное рассчитывать не приходится. Будем бороться за минимальный срок наказания – до трех лет. Такое тоже возможно: получил минимальный срок, через какое-то время вышел на свободу и там уже предпринимать какие-то меры для возмещения. Сами знаете, пятеро детей осталось у Селивановой, им от трех до восьми лет.

     – Что-то вообще сделано для родственников пострадавших?

    – Роман, ну что он может сделать? Он бессилен. Был бы он по подписке о невыезде, пошел бы, может быть, вагоны разгружать. Он в патовой ситуации, ничего пока не может сделать. Помочь могут его родные. Они пока взяли тайм-аут. Ситуация подвешенная.

    Потерпевшие могут попросить строго не наказывать. Там пятеро детей осталось, им надо помогать, он может это сделать только находясь на свободе. Вот такая ситуация: закон хочет строго наказать, чтобы другим неповадно было, но логично строго не наказывать, чтобы он работал и помогал детям, оставшимся без кормильца. В суде надо будет разбираться в ситуации.

     – Какая позиция у клубов?

    – От него будут шарахаться как от ядерного заряда. Никто не будет сотрудничать, ничего. Получается же, что он не пришел на тренировку, попав в ДТП. Это формальное основание для расторжения контракта. Было официальное заявление, кто-то давал интервью от «Динамо» СПб: мы ждем решения суда, если он будет признан виновным, то мы имеем право в одностороннем порядке расторгнуть с ним контракт. Сейчас они это не могут сделать.

     - Как отреагировало московское «Динамо»?

    – Они здесь ни при чем. Они сдали Ильина в аренду и не несут за него никакой отвественности. Юридически получается, что владелец Ильина – «Динамо» СПб.

     – Как вообще такая авария могла случиться?

    – Ильин сказал: я с часу ночи до четырех-пяти утра выпил три бокала пива. Это же вообще ни о чем. Он почти трезвый должен был выйти и доехать без проблем до дома. Он говорит: я отключился, ничего не помню, думаю, что мне что-то подмешали. Его позиция жесткая: я выпил три бокала пива – очнулся сидящим в машине ГАИ в наручниках на заднем сиденье.

     – И вы в это верите?

    – Конечно, не верю. Я давно занимаюсь ДТП. Такая позиция для меня как для бывшего следователя и адвоката абсолютно неадекватная. От трех бокалов пива невозможно попасть в небытие и не помнить, что было. Но он мне с пеной у рта доказывал, что выпил только три бокала. Ильин в 500-700 метрах от дома, он садится за руль и оказывается в 37 километрах за Петербургом.

    Я не думаю, что он явно врет. Может, конечно, врет, но я, к сожалению, сам не знаю, какая была истинная ситуация, подсыпали что-то или нет. Это не три бокала пива, однозначно. Три бокала не могут отключить мозг человеческий до того, что происходит беспамятство и приходишь в себя после удара. Три бутылки водки – вопросов нет. Но не три бутылки пива. Либо правда ему что-то подмешали, либо он сам что-то подмешал.

    Тут точно не бутират. У него действие приводит к агрессивным, хаотичным движениям. Наберите в интернете «водитель под бутиратом». А он просто сидел подавленный. Есть показания очевидцев, которые задерживали Ильина: когда его вытащили из машины, надели наручники, он был спокоен как удав. Это говорит о чем? Это могли быть психотропные вещества. Не бутират. Но предполагать можно что угодно. Сами понимаете, даже если ему подсыпали или он сам подсыпал, выпил, курнул, поднюхал – от этого уже ничего не изменится.

    – Его проверяли на наркотики?

    – На алкоголь его проверили: один промилле, то есть да, примерно как после трех бокалов пива. На наркотики – не знаю, нас еще со всеми экспертизами не ознакомили. Как я понимаю, скорее всего, не проверяли. Прошло три месяца, если бы проверяли, то обязаны были нас уже ознакомить.

     – Как так?

    – Вопрос к следователю. Если хотите, ищите следователя и позвоните ему.

     – Объясните еще: три бокала пива – это что, трезвый?

    – Вы сами проведите эксперимент: на протяжении трех часов выпейте три бокала пива.

     – Я засыпаю после двух бокалов пива.

    – Нет, смотря за какой период. Если выпить три бокала и сесть за руль, то это одно. А он сказал, что выпил их с часу до четырех. Это должно было выветриться почти в ноль. Можете в интернете поискать, сколько выветривается пиво. Он же спортсмен, у него крепкий организм. Мое мнение: за три-четыре часа в организме ничего не останется. А если останется, то вот ну как показал анализ: один промилле в крови. Это не та доза алкоголя, которая отключает мозг.

    Хотя, знаете, мне его гражданская жена рассказала: якобы в детcтве он тонул и у него была клиническая смерть, его мозг был в отключенном состоянии, но его спасли. Не знаю, я не медик. Может быть, если провести параллели, то у него мозг мог быть в таком состоянии, что три бокала пива могли его отключить. В любом случае, вину это его не уменьшает. Промилле остается. Может, поэтому не взяли на наркотики, решили, что алкоголя достаточно. В любом случае, раз выпил, а потом сел за руль, то совершил административное правонарушение.

    Надо у медиков спросить, возможно ли такое. Но он же играл в футбол, в эпилепсии на поле он не бился, явных черепно-мозговых травм или аналогичных отключений мозга не было. И что он, первый раз в жизни выпил три бокала пива? С другой стороны, это не смягчающие вину обстоятельства, так что мне как защитнику все равно, тонул он в детстве или нет. Юридически это не поможет.

     – Где Ильина содержат?

    – Изолятор №6, Горелово.

     – Когда вы понимаете, что человек виноват, а преступление действительно ужасное, вам не кажется, что вы занимаетесь чем-то не тем?

    – Юристы как медики. Когда хирургу кладут на стол пациента, которого нужно оперировать, он же не спрашивает, хороший или плохой. Он обязан помогать человеку, у него клятва Гиппократа. Так же у адвокатов. Они не имеют права задаваться вопросом, какой он человек, плохой или хороший. Я оказываю юридическую помощь. В данной ситуации моя юридическая помощь в том, чтобы минимизировать последствия. Он сам понимает, что последствия будут неотвратимые, однозначно с наказанием. У меня не было сомнений, что он понесет наказание. У меня совесть никак не задета, угрызений совести нет.

    Помните фильм «Адвокат дьявола» с Аль Пачино? Там герой вытаскивал убийц и насильников, он их оправдывал. Сегодня оправдать преступника почти невозможно. Суды у нас выносят обвинительные приговора в 99,9% случаев. Адвокаты только оказывают юридическую помощь. Если б моя позиция была «Ильин, ты будешь не виноват, сейчас придумаем тебе позицию», тогда, конечно, было бы некрасиво. Но я такими вещами не занимаюсь.

    Я ему сразу сказал: «Саша, мое мнение: шансов быть невиновным нет. Я могу только помочь облегчить твою участь, получить минимальный срок при условии, что потерпевшие будут получать возмещение урона». Не обманываю его. Есть адвокаты-мошенники, которые обманывают клиентов, говорят: «Чтобы быть невиновным, нужно заплатить мне столько-то денег и сделать то-то». Я таким не занимаюсь.

    Я ему сказал: если потерпевшие будут умолять суд строго не наказывать, то есть шанс получить условную меру наказания. Но для этого все потерпевшие должны собраться и сказать: «Уважаемый суд, строго не наказывайте, пусть остается на свободе и выплачивает малолетним детям». В этом и работа адвоката: дать направление, в котором можно получить самый оптимальный вариант наказания.

    Upd: Как пояснили в пресс-службе «Динамо» СПб, контракт Ильина приостановлен, зарплату ему не платят, но разорвать контракт в одностороннем порядке сейчас невозможно.

    Что Александр Ильин постит у себя в «В контакте»:

    Фото: vk.com/spb_today/Андрей Павлов; advokatchistov.ru; РИА Новости/Антон Денисов

    Автор

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы