Блог Глаз Народа

Полгода назад он в слезах снимался с US Open из-за сердца, а теперь стал одним из лучших. В 18 лет

Молодой канадец, которого Федерер сравнивает с Надалем.

5 июня 2016-го 15-летний Феликс Оже-Альяссим с трех матчболов проиграл финал юниорского «Ролан Гаррос» хозяину кортов 17-летнему Джеффри Бланкано. После матча разочарованный канадец так швырялся ракетками, что капитан Франции в Кубке Дэвиса Янник Ноа спустился с трибуны не поздравить соотечественника, а поддержать его соперника. Чуть позже отец и первый тренер Феликса Сэм Альяссим напомнил ему, что в его возрасте поражения еще ничего не значат – это просто опыт.

Девять недель спустя Оже-Альяссим – уже 16-летний – использовал полученный опыт и выиграл US Open в финале у Миомира Кецмановича. «Мне после «Ролан Гаррос» приснился не один кошмар про тот финал. Я не мог допустить, чтобы такое повторилось», – говорил Феликс потом. «C’est magnifique», – говорил его отец, который за неделю, что идет юниорский US Open, дважды прилетел из дома в Квебеке в Нью-Йорк.

***

В Квебеке Сэм Альяссим, иммигрант из Того, работает теннисным тренером в важной национальной академии, основанной Жаком Эриссе – одним из ведущих теннисных энтузиастов Канады. Собственных детей Альяссим привел на корт еще дошкольниками: Марике, старшей, было пять, а Феликсу – четыре. «Папа часто брал меня на свои занятия. Я постоянно был на кортах и вырос с ракеткой в руке», – вспоминает сейчас Оже-Альяссим, который в 14 лет стал самым молодым игроком, прошедшим в основную сетку «Челленджера».

Оже-Альяссим тренировался с отцом в Квебеке до 2015-го, а потом его базой стал Национальный теннисный центр в Монреале – ядро программы развития игроков Tennis Canada, бюджет которой за неполные десять лет с конца нулевых вырос в четыре раза с 3,5 до 14 миллионов долларов.

«В НТЦ все очень хорошо организовано. Часть дня посвящена школе – к нам приходит учитель. Я чувствую, что здесь созданы отличные условия, без которых развиваться мне было бы гораздо труднее. Школа всегда была для меня важна. Я хочу стать профессиональным теннисистом, но понимаю, что произойти может что угодно, и нужен запасной вариант», – резонно говорил 14-летний Феликс в марте-2015 вскоре после того, как первым из игроков, родившихся в 2000-м, попал в рейтинг ATP (и выиграл ралли в 43 удара). Полгода спустя Оже-Альяссима, еще не перешедшего в профессионалы, в теннисных кругах знали уже достаточно хорошо, чтобы на его матч второго круга юниорского US Open набился полный корт потенциальных агентов и спонсоров. Тогда он проиграл и почти весь следующий сезон провел на «Фьючерсах», прежде чем через год все же выиграть US Open, а следом и первый профессиональный титул. В 2017-м он стал профессионалом и взял свои первые «Челленджеры» (стал первым 16-летним чемпионом после Бернарда Томича в 2009-м).

«Играть со взрослыми тяжело, – говорил Оже-Альяссим после победы на лионском грунте. – Совсем по-другому, чем в юниорах или на «Фьючерсах». Здесь никто очки не дарит, и нужно все время быть в игре – и физически, и ментально. В начале турнира я играл неважно, но не выпадал из матчей, держал подачу, и в итоге это привело меня к лучшему теннису в жизни». В конце года это еще привело Оже-Альяссима к тренировочному сбору в Дубае с его кумиром Роджером Федерером (с которым они оба родились 8 августа), но травма, которую он там получил, затормозила его переход в основной тур.

***

Травма сорвала Оже-Альяссиму начало прошлого сезона, но уже весной он одержал первую победу в основе ATP (на «Мастерсе» в Индиан-Уэллс над Поспишилом), летом впервые обыграл соперника из топ-20 (Пуя на домашнем «Мастерсе»), а осенью впервые сыграл в четвертьфинале уровня тура (в Чэнду проиграл будущему чемпиону Томичу). Как и подобает игроку ростом за 190, Оже-Альяссим мощно подает, а передвигается по корту при этом лучше, чем обычно теннисисты его габаритов, и с готовностью входит в корт («Надеюсь, я больше не буду расти, – признался он недавно. – Сейчас у меня идеальный рост для тенниса»).

Планомерный прогресс в прошлом году позволил Оже-Альяссиму впервые пройти квалификацию «Шлема», US Open. Позднее он называл этот результат своим лучшим воспоминанием о сезоне – и это несмотря на то, что его дебют в основе закончился душераздирающе: при счете 1:1 по сетам против друга Дениса Шаповалова у Оже-Альяссима началось учащенное сердцебиение, из-за которого ему пришлось сняться.

Оказалось, что Оже-Альяссим страдает пальпитацией (нестабильным сердцебиением) с детства. У него она не сопровождается никакими заболеваниями сердца – поэтому тем обиднее был приступ в такой важный момент как дебют в основе «Шлема»: «Это было самое ужасное чувство, что я в жизни испытывал. Эта штука с сердцем у меня с восьми лет, я все о ней знаю, так что я не был напуган за свое здоровье. Просто я не мог поверить, что это произошло именно в тот день». В конце года теннисист перенес процедуру, которая устранила причину пальпитации, и сейчас говорит, что «это все осталось в прошлом».

***

Уже в 16 Оже-Альяссим звучал взросло и рассудительно, а ракетками не швырялся, кажется, с того финала «Ролан Гаррос». В то время как многие молодые игроки по-тинейджерски провозглашают своими целями титулы «Большого шлема» и №1, Феликс в своей мягкой манере рассуждает, что во взрослом туре нужно освоиться, и у каждого свой темп, а важный показатель игрового прогресса – это когда для получения того же результата тратишь меньше усилий. Свое спокойствие на корте он объясняет еще проще: «Я знаю, что для меня это лучший способ показать хороший теннис и побороться за победу».

Профессионализм Оже-Альяссиму, надо думать, привила его команда, в которой два тренера: Гийом Маркс работает с ним с переезда в Монреаль и «знает меня, наверное, лучше родителей», а Фредерик Фонтан, раньше тренировавший Вашека Поспишила, – пару лет. Последний сопровождает Оже-Альяссима на турнирах этой весной, когда он рванул на уровне ATP.

На трех первых турнирах этого года (ATP 250, «Шлеме» и «Челленджере») Оже-Альяссим, готовившийся к сезону в академии IMG во Флориде, не выиграл ни одного матча основы и в феврале поехал на грунтовые турниры в Южную Америку – перевалочный отрезок между Австралией и весенним американским хардом, куда обычно едут только самые большие ценители медленных кортов. «Мы с моей командой решили сыграть эти турниры, потому что прикинули, что там у меня может быть больше шансов, – объяснял Оже-Альяссим потом. – Игроки посильнее в это время выступают в Европе». Расчет оправдался: на трех турнирах Феликс провел девять матчей, поднявшись из-за пределов топ-100 в топ-60 и в Рио сыграв в своем первом финале ATP (стал самым молодым финалистом турниров категории 500, проводящихся десятый год).

Что важнее – после «Золотого крыла» Оже-Альяссим развил успех на хардовых супертурнирах в Индиан-Уэллс и Майами: в Калифорнии впервые обыграл соперника из десятки (Циципаса) и сыграл в третьем круге «Мастерса», а во Флориде вообще уже выиграл скрытый «Шлем» (семь матчей подряд) и сегодня поборется за финал с действующим чемпионом Джоном Изнером. На этой неделе 18-летний канадец довел свой карьерный баланс против соперников из двадцатки до поразительных 5-0 (все – за последние семь месяцев), стал самым молодым полуфиналистом за 35-летнюю историю турнира в Майами и обеспечил себе дебют в топ-35 (и через год после поражения в квалификации «Ролан Гаррос» вполне может попасть в его посев).

***

«Честно говоря, я не удивлен, – сказал в этом месяце Денис Шаповалов о победе своего «брата» Оже-Альяссима над Циципасом в Индиан-Уэллс. – Я уже не раз говорил, что это просто вопрос времени – когда Феликс пойдет вразнос. У него потрясающая игра, я знаю это еще с юниоров и очень рад, что теперь он показывает ее в основном туре». Маэстро Федерер тогда же отметил работу ног Феликса («Он скользит даже на харде»), а по несгибаемости на корте сравнил его с Надалем и Хьюиттом.

В Индиан-Уэллс Оже-Альяссим с семьей и тренером снимал дом, где его мама Мари Оже запекала в духовке мясо в кленовом сиропе, привезенном из Квебека («Кленовый сироп – жизнь!» – как настоящий канадец комментировал Феликс из-за кадра). За ужином Оже-Альяссим рассказал, что в начале сезона «переключил голову» и теперь концентрируется не на результатах, а на процессе:

«Я просто делаю все, что нужно, чтобы хорошо играть. Именно это залог будущего успеха. Я не хочу циклиться на результатах и ожиданиях, на рейтинге. Если на корте все делать как следует, все остальное подтянется».

Возможно, хорошо, что он не выиграл тот «Ролан Гаррос».

Фото: Gettyimages.ru/Matthew Stockman; globallookpress.com/Andrew Patron/ZUMAPRESS.com; instagram.com/felixaliassime

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья