Реклама 18+
Реклама 18+
Блог ЖЗЛ

«А что мне Нойер? Он даже к атакам не подключается». Хабаровский вратарь стал звездой интернета

Вратарь «СКА-Энергии» Юрий Дюпин покорил спортивный рунет после того как принялся не только защищать свои ворота, но и атаковать чужие. В ходе почти часового диалога он рассказал не только мотивы того поступка, но и вообще много интересного. Про завершение карьеры в 12 лет и службу в армии, 30 забитых голов в 20 матчах и гонорар в 1 000 рублей за игру, алтайскую футбольную лихорадку и тренировки через боль на поле с осколками бутылок Юрий Дюпин рассказал в интервью.

Разговор с Юрием Дюпиным в одном из хабаровских ресторанов продолжался почти час. Посетители заведения косились на биту, которую Юрий взял для съёмки в фотосессии. Авторов интервью Дюпин поражал другим. Например, в символической сборной, которую он составил напоследок, действующий вратарь «СКА-Энергии» поставил себя в нападение.

 – На каком этапе карьеры было сложнее всего представить, что фрагменты вашей игры будут показывать на федеральных каналах, а фамилию Дюпин будут склонять наравне с вратарем сборной Германии?

На самом деле, мне бы хотелось, чтобы на телевидение я попадал и по другим причинам. А что касается таких тяжелых периодов, то их было много. Самый явный – лет в 12. Тогда я завязал с футболом и три года вообще не подходил к мячу. Веселился, бухал, гулял, занимался всем, кроме спорта.

– Почему завершали?

У нас Барнауле были очень сложные условия для тренировок. Земляное поле без травы, которое мы называли «черное поле». Когда не было дождей, то оно сразу превращалось в асфальт. Плюс камни, галька, осколки бутылок. И вот там мы играли! Тогда не было таких искусственных или хороших натуральных полей, как сейчас. У нас были щебень да камни. Руки после двухразовых тренировок были полностью в синяках. В один прекрасный день мне все надоело, и я закончил. Самое смешное, что через год после этого там действительно постелили нормальный искусственный газон. Чуть-чуть не дотерпел (смеется).

– А Вы уже дали зарок не возвращаться?

Конечно, апатия полная. Моя ситуация с возвращением поинтересней будет.

– Что случилось?

Лет в 15 мне позвонил хороший знакомый, который знал, что я хорошо в воротах играл. Он играл за наш местный банк в мини-футбольной команде. Она была из бывших футболистов и играла на Первенстве города. А вратарь у них «сломался». И вот меня позвали сыграть на турнире. Я сказал: «Ради вас могу это сделать, но дайте мне, пожалуйста, форму и перчатки».

– А у вас ее даже не было?

Конечно. Я же был максимально далек от этого. И вот приехал на турнир и как начал все ловить! Директор банка, который собирал команду, поразился и говорит: «Мы тут играем каждые выходные. Давай ты будешь у нас, а я тебе заплачу». Мне ж тогда никто вообще не платил. А тут серьезные такие деньги. Мне ведь чтоб на мобильный себе накопытить, надо было не знаю сколько стараться. Здесь же я за месяц накопил.

– Сколько платили?

По 1 000 рублей. Я пошел и купил себе Siemens за 1 700 рублей с рук. На втором месте был в классе по крутости телефона! В банковской команде нормально получалось все. Даже мой детский тренер меня увидел и позвал обратно. У нас ведь главная команда в Барнауле была «Динамо». И у них как раз выпускной год. Надо ехать в другой город на финальные всероссийские соревнования. Что характерно, там был вратарь – мой одногодка. Он остался еще со времен, когда я уходил. Но если я гулеванил, курил, то он все эти три года тренировался и остался на таком же уровне, то есть не выше моего (смеется). Меня на турнир поставили основным вратарем, и сыграли мы там нормально. В итоге до армии я играл на КФК да Первенстве города. Это после армии все в гору пошло.

 

– А как в армии оказались?

Да как… Все надоело на гражданке. Подрабатывал то на заводе, то поле футбольное постригал. Достало. Пошел в военкомат и сказал, что служить хочу. Тогда как раз службу сократили с двух лет до одного. И я подумал, что чего бы там год не прослужить.

 – Служили в спортроте, конечно?

Нет, обычная авиабаза дальней авиации с бомбардировщиками ТУ. Там и стоял полк. Аэродром наш причем был ровно в середине России, если измерять с Запада на Восток. Недалеко от Иркутска. Сперва о спорте вообще не задумывался – не до того было. А через месяц спросили, кто в футбол умеет. Я сказал, что могу немножко. Меня позвали на просмотр. Воинская часть наша играла на Первенстве города. В первой же игре я забил сразу два мяча.

 – Подождите, Вы играли полевого?

Да! Решил так. Меня сразу взяли на постоянной основе. Стал к ним ездить каждые выходные. Это было зимой. А к лету у них уже начался такой регулярный чемпионат – 11 команд и 20 игр. Мои обычно занимали места не выше восьмого. А тут чемпионат – и мы начали обыгрывать одну команду за другой. Я, играя в центре поля, забил 30 мячей в 20 матчах. Третье место заняли впервые в истории. Ко мне после такого подходили и говорили: «Оставайся в армии, подписывай контракт». Но я, конечно, пас. Напоследок им еще и выдал: «Я вообще-то не полевой игрок, а вратарь». И ушел.

 – Службу футбол упростил? Дикие сослуживцы, командиры?

Все было. Драки, дедовщина... Футбол помогал мало, сам проблемы решал. Радость была хотя бы на полдня уехать из армии, да полдня провести вне части.

– А после армии как?

Потом была любительская команда, уровня КФК. Там были хорошие деньги, зарплаты. Были люди из Первой Лиги, но когда я пробовался, то не хотели меня оставлять. Сделали это только потому, что не хватало вратарей на «двухсторонку» тренировочную. Но просмотр был в январе. После него у нас было почти пять месяцев тренировок. И как-то так вышло, что к первой игре сезона основным стал именно я. И в первых восьми матчах ни одного пропущенного мяча! Но потом стали ставить того вратаря, которого и держали изначально как основного. У него, правда, получалось похуже. То два пропустит, то три. Сезон в итоге заканчивал я. Мы выиграли Кубок, а меня заприметило «Динамо» (Барнаул). Там был Леха Солосин. С опытом в «Сибири» и еврокубках. Меня брали запасным. И вдруг перед самым сезоном он ломает ногу. Осень я провел в «Динамо», а следом за ним был «Металлург» из Новокузнецка. В итоге получилось, что я год играю в КФК, потом – Вторая Лига, потом – ФНЛ, потом снова был у меня КФК, Вторая Лига, а сейчас вот в Хабаровске. Сам уже думаю: «Да что ж такое? Надо как-то аккуратнее – не хочу в КФК опять».

 – Вы почти завершали карьеру целых два раза, но без проблем возвращались обратно. У Вас какие-то природные задатки особенные?

Когда я в школьные годы выступал за детскую команду «Динамо» (Барнаул), то там я в составе первой команды играл вратаря, а потом приходил еще раз и в составе дублеров был нападающим. То есть тренировался в два раза больше. А в другой период жизни я совмещал игру в «Динамо» с игрой за мой родной район Вагоноремонтного завода. И тоже нападающим. Нравилось мне это.

– А в профессиональных командах Вы всегда подключались к атакам?

В поле я играл только за мини-футбольную команду. У нас в городе чемпионат же есть. Там 11 лиг и 109 команд. Я играю в Суперлиге в отпуске. В прошлом году я шел на первом-втором месте среди бомбардиров, потом уехал. Но лучшим игроком прошлого декабря меня признали – притом, что я и был там всего два месяца. У нас в команде играли я, Антон Киселев и еще один человек из барнаульского «Динамо». То есть всего трое таких профи. А еще есть Иван Старков (экс-«Локомотив», «Амкар», «СКА-Энергия» прим. авт.).

 – Почему при всей чудовищной инфраструктуре у вас в Барнауле сумели подготовить так много футболистов для ФНЛ и РФПЛ?

У нас просто очень популярен футбол. Взять мини-футбольный чемпионат. А есть еще и Ветеранская Лига – там команд 30. Видимо, менталитет такой. Любят футбол. На стадионе даже во Второй Лиге по 12 тысяч человек собирались на каждый матч. Дети тянулись в команду. Себя я тоже вспоминаю как подростка, для которого футболист – это кумир. Сейчас-то поутих ажиотаж. Тысячи по три приходят. Клуб уже не тот, а руководство ничего не развивает. Но играть в футбол у нас любят. Найти посреди недели свободный спортзал, чтоб мяч попинать, просто невозможно! Учитывая, что спортзалов не меньше десятка.

 – Руководство краевое такие начинания поддерживает? Футболу помогают сильно?

Да никак не помогают. Знаю, что финансирование на все виды спорта снизили на сто миллионов.

 – Еще год назад Вы играли во Второй Лиге, а сегодня кричите, в том числе и матом, на защитников клуба ФНЛ, среди которых есть бывшие футболисты Премьер-Лиги и игроки национальных сборных. Даже с трибуны слышно.

В футболе для меня авторитетов нет, «напихать» могу любому. Но если обживусь в команде. Сперва тут стеснялся кричать, а потом раскрепостился, стал подбадривать. Тут главное на личности не переходить. А вообще меня с детства учили, что надо орать. Так и говорили: «Орать, орать, кричать, подсказывать, не молчать!!!». Долбили мне это постоянно. Пеняли на то, что мало разговариваю в игре. И в один момент у меня прорезался голос. Теперь и сам собран, и других подбадриваю.

 – А как к Вам обращаются? Нойером еще не начали называть после недавних выходов из воротов?

Да кто-то ходит, называет. А что Нойер? Он же не подключается к атакам, не бьет по воротам, а только подстраховывает.

 – Это каждый может.

Конечно. А следующего, кто станет подключаться к атакам, может, станут Дюпиным теперь называть (смеется). А вообще меня во всех командах называли просто «Дюпа», но в СКА кто-то из ребят придумал прозвище «Дюпинатор».

 – А это Вас Александр Григорян приучил играть «вратаря-гонялу»?

Началось все с самым его приходом. Было упражнение «подача с флангов». Нападающие отрабатывали завершение головой. У кого как получится. Разрешили поучаствовать вратарям. Я вызвался. Подают и я кивком забиваю. Григорян удивился. Еще подача и я опять кивочком – под перекладину. Григорян мне говорит: «Да ты прям как кувалдой его туда вбиваешь. Нападающие, видите, как надо, а то вы нежничаете». Потом забыли про это. А игра с «Тосно» была, я пошел на угловой и чуть не забил. Попал по мячу, шел он потом вроде как в угол. Но из-за того, что был скользкий, прошел мимо.

– Тренер это отметил?

На следующей тренировке после «Тосно» мне сказали, чтоб я повторить попробовал. Вышел – пробил мяч в перекладину, потом сам добил. Витальич поразился: «Как ты это делаешь?». Но перед игрой ничего особенного не было. Установка как установка. И только минут за пять до игры он меня спрашивает: «А тебе говорили, чтобы ты на второй-третий угловой подключался? Нет? Давай». И вот за весь первый тайм всего один угловой у наших ворот. Я истомился. В перерыве мне Григорян упростил задачу – сказал, чтобы я бежал вперед при первом же штрафном у чужих ворот. И я пошел в атаку, когда был штрафной. Но мы тогда уже проигрывали, и казалось, что я отыграться хочу. А на самом деле я бы и на пятой минуте вперед пошел, но повода не было.

 – Понимали, как это смотрится с трибун? Авантюра же.

На самом деле, риска мало. У них впереди всего один человек. Его сдержали бы двое наших защитников. Спокойно я туда бегал, потому что понимал: даже если вратарь поймает, а это возможно, то в него кто-то должен врезаться. Мелкий фол – и 90 процентов, что никто нам забить не успеет. А так да, буду в поле играть. Мне уже футболку полевую с 12-м номером шьют.

– Вы серьезно?!

Да нет, шучу, конечно.

Меня с детства учили, что надо орать

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+