android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьsports_on_siteplususeric_avatar_placeholderusersview
Блог Заводной апельсин

Валерий Карпин: «Готов ли я уже тренировать «Манчестер Юнайтед»? Да»

– Две последние недели вас не было в России. Где и что вы делали?

– Отдыхал. Заехал в Виго, побыл с младшей дочкой, которую давно не видел. Съездил посмотреть футбол – финал Кубка Испании в Валенсии, друзья пригласили в ложу. Увидел в матче примерно то же, что мы видели позже в двух матчах «Реала» и «Баварии». Мадрид оборонялся на своей половине поля и убегал в контратаки.

– Насколько круто Гарет Бэйл смотрится живьем?

– Все в восторге от того, что он убежал от Бартры, но не все в курсе, что Бартра к тому моменту уже минут 15 просил замену, потому что сводило и икры, и задние. Замена уже готовилась, игрок разминался – не успели. Все говорят: какой забег! Таких забегов он делает по несколько за матч – просто тут попал на очень уставшего соперника.

– Ваш дом в Испании – это что?

– Это Виго. Есть два города, куда я всегда стремлюсь попасть, когда приезжаю в Испанию: Виго и Сан-Себастьян. Сан-Себастьян, на мой взгляд, один из самых красивых городов на Земле. Мне там нравится абсолютно все. Вплоть до бабушек красивых, разодетых, разноцветных, которые ходят по набережной. Ресторанов – бесконечное количество, город считается гастрономическим раем. Любимое место – Ла-Конча, главная набережная в городе.

* * *

– Две недели назад одно итальянское медиа рассказало всем: Валерий Карпин – среди претендентов на пост главного тренера «МЮ». Сколько в этом правды?

– Процентов 10.

– 10 процентов? То есть Валерий Карпин в «МЮ» – это не фантастика?

– Знаю, что нет.

– Откуда знаете?

– Люди в футболе общаются друг с другом. И фамилия Карпин там всплыла.

– Вы представляете себя когда-нибудь тренером европейского топ-клуба?

– Да, конечно.

– Как вы считаете, по состоянию на весну 2014 году тренер Карпин уже готов тренировать «МЮ»?

– Да.

– Как игрок вы могли оказаться в суперклубе?

– В «Барселоне». В 2002 году «Барселону» тренировал ван Гал и приглашал меня, я тогда еще был в «Сельте». Уже взял билет в Барселону, уже прилетел в Мадрид на стыковку, и в этот момент сообщили: не надо. Я сдал билет в Барселону и полетел обратно в Виго. Почему передумали – не знаю.

– Это самый большой облом вашей карьеры?

– Не то чтобы облом, но разочарование было, да. Хотя эта история подтвердила: все, что ни делается, – к лучшему. Тем же летом я оказался в «Реал Сосьедад» и великолепно провел там три года. В сезоне-2002/03 мы вообще чуть не выиграли чемпионат, а «Барселона» стала только шестой.

– Второе место «Реал Сосьедад» – это чудо?

– Да, чудо. Звезды сложилось так, что залетало почти все. Нихат, Ковачевич и я на троих забили больше 50 голов. На следующий год все резко изменилось – стали 15-ми, хотя весь состав остался прежним – вообще никто не ушел. У меня есть объяснение, почему так произошло. Все игроки – абсолютно все, включая меня – снизили к себе требования на полпроцента. А когда нет мастерства, даже полупроцентная расслабленность приводит к снижению результата. Не успеваешь добежать на 10 сантиметров – и нет гола в чужие ворота. Не успеваешь вернуться на 10 сантиметров – есть гол в твои.

* * *

– У всех есть любимый футболист. Кто ваш любимый тренер?

– В Испании такими были Луис Арагонес и Хавьер Ирурета. Чем крут Ирурета? Тем, что добивается результата.

– Результата? Я, как и все, люблю Ирурету, но чемпионом он, насколько я помню, стал только один раз.

– Для вас добиваться результата – это становиться чемпионом. А для меня это – выжать из команды максимум. Команда может быть десятой; выжать из нее все и подняться на 8-е место – для меня это сумасшедший успех. Ирурета выжимал максимум из каждой команды. «Овьедо» он привел к еврокубкам. «Расинг», который только что вышел в примеру, поднял на 8-е место. «Сельта» с ним стала шестой. Ну и «Депортиво» постоянно был в тройке и в Лиге чемпионов. Для меня это – успешный тренер. Тренерская фишка Ируреты – у него было 12 футболистов, и этого было достаточно: больше народу ему, в общем, было и не нужно.

– Вы стажировались в «Реале», когда им рулил Жозе Моуринью. Чем он вам запомнился?

– Хм… Ничего особенного вспомнить не могу, общались и общались.

– Многие даже из простого общения с таким человеком много чего запомнили бы.

– Знаете, кто запомнил бы? Тот, для кого Моуринью – человек с другой планеты. Каждое его движение, каждый взгляд они запоминают и готовы воспроизвести. Для меня Моуринью – просто человек. Такой же человек, как я, как еще миллион тренеров или игроков.

– Кто лучший тренер мира прямо сейчас?

– Жозе Моуринью. Все то же: добивается успеха везде, где работает. И в «Реале» – в том числе. Просто так сложилось, что в то же самое время в той же лиге блистала «Барселона» – одна из лучших команд в истории футбола. Если бы не было ее, он бы выиграл все.

* * *

– Мостовой про вас сказал: «Занятно наблюдать, как тренером становится тот, кто тренировать никогда не собирался». Вы и правда не собирались?

– Не собирался. Но так получилось, так сложились обстоятельства. Я не собирался и в Россию возвращаться, но это не помешало мне прожить здесь шесть последних лет.

– Очевидно, что тренерская работа вам в кайф. Когда это произошло?

– Сейчас она очень нравится, да. Перелом произошел после первого сезона – в 2009 году, когда мы заняли второе место. Когда чемпионат закончился, запара спала, сам с собой разговаривал и пришел к мысли: да, наверное, мне это понравилось.

– Самое необычное предложение о работе, которое приходило к вам, пока вы работали в «Спартаке»?

– Интересовались из Саудовской Аравии. Но это просто интерес – там даже до переговоров не дошло.

– Откуда есть интерес сейчас?

– Англия, Испания, та же Саудовская Аравия. Из Испании – не из «Барселоны» и «Реала».

– Если этим летом у вас будет большой выбор, куда бы вы поехали в первую очередь?

– Есть команды, которые близки мне, потому что я там играл: «Сельта», «Реал Сосьедад», «Валенсия». Но я бы с удовольствием тренировал в Англии. Я всегда хотел там поиграть, но не получилось. В свое время меня звали в «Астон Виллу». Но к тому моменту я уже восемь лет прожил в Испании, у меня родились там две дочки и менять график из-за них не хотелось.

– Самая удивительная футбольная атмосфера, в которой вы оказывались?

– Ливерпуль. Я там играл два раза – со «Спартаком» и с «Сельтой» – и оба раза ощущения были одинаковыми. Выходишь на поле – тебя оглушает рев трибун, у тебя бегут мурашки и, главное, у тебя по-настоящему закладывает уши.

– Самый незабываемый выезд за те годы, что вы работали в «Спартаке»?

– Мой первый выезд в Грозный был запоминающимся. Прилетаешь в аэропорт, а по дороге к гостинице через каждые сто метров стоят автоматчики или бронетранспортеры. Это впечатляет. Когда стоя на поле, поворачиваешься на трибуну и видишь там людей – я бы даже сказал детей – с оружием, это тоже впечатляет. Впрочем, на игру это никак не влияет. Как только она начинается – все отключается, тебе уже все равно.

* * *

– Вы говорили: «Федун не стал покупать «Спартаку» чемпионство». А что, такое возможно?

– Конечно. Договорные матчи бывают? Бывают. Вот вам и ответ.

– Сколько раз вы смотрели футбол в России и вам казалось, что матч странный?

– Раза три-четыре.

Матч «Амкар» – «Анжи»?

– Он входит в число тех, которые показались странными.

– Допустим, летом у вас будет выбор: хороший клуб в России или чуть более скромный в Европе. Что вы выберете?

– Европу. Потому что это не Россия. От российской действительности я немного устал.

– Что вы имеете в виду?

– Допустим, выборы в исполком РФС. Меня не было на них, я слышал об этом с чужих слов, но все же. Прядкин пролетает мимо исполкома, потом говорят, что неправильно посчитали голоса. Пересчитали – оказывается, что Прядкин проходит.

Или постоянные вопросы к судьям…

– В Испании нет вопросов к судьям?

– Есть. Но никто не считает, что это предвзятость. Если судья ошибся у нас – все думают, что предвзят, хотя он вполне мог просто ошибиться. Это проблема нашего менталитета – никто никому не доверяет. В итоге не доверяем сами себе. От этого я и подустал.

– Все уверены: осенью 2012 года вы подсидели тренера Эмери.

– Это тоже российская действительность. Каждый думает в меру своей испорченности. Как я мог его подсидеть, как я мог ему мешать?

– Например, настраивать против него игроков.

– Спросите игроков: общался я с ними или нет. Они ответят: нет. Потому что за то время, что работал Эмери, я всего три раза приезжал в Тарасовку. Два раза – объявить футболистам премиальные: какие будут за чемпионат, какие – за Лигу чемпионов. Третий – поддержать Эмери после неприятной истории, когда после проигранного дерби его сфотографировали с девушкой. Могу сказать больше: перед тем как назначили Унаи, Федун попросил не лезть в дела тренера. Я это указание выполнял.

– Дерби, ресторан, девушка – вы, кстати, считаете это нормальным? После дерби, проигранного без шансов, прийти c неизвестной дамой в ресторан на 500 посадочных мест и не то чтобы сильно переживать из-за результата матча.

– Во-первых, я бы не сказал, что без шансов: засчитали бы гол Дзюбы, было бы 2:1. Не без шансов – просто проиграли.

Во-вторых, это часть менталитета. Футболисты и тренеры там переживают поражения совершенно иначе. Витя Онопко, когда только приехал в «Овьедо», был в шоке. Проиграли матч, возвращаются на автобусе в Овьедо. Через полчаса-час дороги весь салон уже поет, смеется, о поражении не помнит никто. «Витя, привыкай, – говорил я ему. – Они такие. И в чужой огород со своими законами не лезь».

* * *

– Вы говорили: «Я понял, что рассчитывать только на профессионализм игроков не стоит». Пример непрофессионализма, который вы увидели в России?

– Мы сыграли матч, через три дня у нас следующий. Я беру слово: «Ребята, вы знаете, что я не против бокала вина или пива за ужином. Никогда вам этого не говорил, но сейчас попрошу: игра совсем скоро, к ней надо подготовиться правильно». Что такое «подготовиться правильно», каждый из них знает. Говорю – и в эту же ночь встречаю на базе пьяного футболиста. Он специально приехал на базу, чтобы выспаться перед тренировкой.

– Иван Саенко и Мартин Йиранек покинули «Спартак» в 2010 году из-за пьянства?

– Не сказал бы, что из-за пьянства. Из-за нарушения режима.

– Почему вы не дали им второго шанса?

– Потому что уже давал этот шанс до этого.

– И Веллитон, и Макгиди в «Спартаке» поначалу жгли, а потом затухали. Мотивация, которая рано или поздно оставляет легионеров, – это проблема именно «Спартака» или вообще России?

– В России мотивация в футболисте может поддерживаться только двумя людьми – или тренером, или президентом клуба. Больше на футболиста ничего не давит. А должен давить спрос публики, как это происходит во всех футбольных странах. Игрок, выходящий на поле, должен как минимум бегать и бороться. А спрос – это зрители, которые начинают тебе свистеть, если ты не бегаешь и не борешься. Когда свистят именно тебе, а не кому-то другому. Спрос – это когда ты на следующий день после поражения идешь в магазин, а люди тебе там говорят: «Что ж ты, такой-сякой, вчера еле ходил?». Когда ты из-за этого даже за хлебом выйти не можешь. Спрос – это когда ты проиграл и не можешь уйти со стадиона, потому что у его ворот тебя ждут 500 болельщиков, чтобы высказать свое фи. А наши футболисты проигрывают «Анжи» 0:3, выходят к автобусу, все с ними фотографируются и берут автографы.

– А вы хотели, чтобы было по-другому?

– Да, хотел. Я хотел, чтобы они пять часов сидели в раздевалке и ждали, пока все разойдутся. И в Европе такое есть. В Испании, Италии – есть. В Англии и Германии – в не такой степени, но тоже есть. Я был на матче «Баварии» против «Манчестер Сити» в прошлом году. «Бавария» к тому моменту уже вышла из группы, но кто-то из своих два раза ошибся передачей – и сразу услышал ши-и-и-и-и-и. Полстадиона шипело в его адрес.

* * *

– Когда вы были гендиректором «Спартака», вы сделали своим заместителем Романа Асхабадзе – человека, который до этого работал водителем футболистов.

– Кто вам сказал, что он работал водителем? Он работал переводчиком, помогал футболистам – понятно, что в основном иностранцам. Человек знает в совершенстве три языка. Для меня один из показателей ума – способность говорить на иностранных языках, подчеркну – в совершенстве. Если человек свободно общается на одном иностранном языке, значит он как минимум не дурак. А если он делает это сразу на трех, то это очень умный человек.

– Про него говорили, что в «Сатурне» он помогал футболистам «Сатурна» по самым разным бытовым вопросам, в том числе достаточно деликатного свойства (скриншот – отрывок из интервью экс-селекционера «Спартака» – Sports.ru). Вас это не смущало?

– Нет.

– Когда вы поняли, что ему можно доверить более статусную работу?

– Это происходит постепенно. Когда ты видишь, что человек справляется с одними задачами и ему можно предлагать новые, более сложные.

– Футболки после кубкового матча с «Краснодаром» весной-2011, которые продлили вашу карьеру в «Спартаке» на год с небольшим, – это ведь его идея?

– Ребят, спросите у него – откуда я знаю? Но я еще тогда сказал: эта история мне непонятна. Я был недоволен этой акцией и сказал футболистам: «На поле надо выигрывать, а не переодеваться».

* * *

– Артем Дзюба сказал: «Карпин невзлюбил меня с первого же дня». Объясните: за что?

– Давайте так. Во-первых, Дзюба не девочка, жениться на нем я не собираюсь и никогда не соберусь. Любимых или нелюбимых игроков у меня нет. Есть люди, которые выполняют требования и приносят пользу команде, а есть те, кто этого не делает. Диму Комбарова я люблю?

– В футбольном смысле – безусловно.

– А почему? Потому что парень пашет. И на тренировках, и в играх. Он может играть безобразно – такие игры у него бывали и будут, но претензий по старанию к нему я предъявить не могу. Или Яковлев – может играть хуже или лучше, но всегда старается. Я мог бы продолжить список.

– «Иногда Карпин на теории пытался меня унизить…» – это тоже фраза Дзюбы.

– Унизить – это как? Если человеку 150 раз сказано, что надо делать вот это, а он не делает, и после этого ты говоришь: «Ты не понимаешь? У тебя с головой не все в порядке?». Возможно, это унижение.

– У вас есть объяснение, почему Капелло не берет его в сборную?

– Нет. И мне кажется это немного странным.

– Расскажите: Дзюба и правда крал деньги у Быстрова?

– Не знаю.

– Все говорят, что да.

– Раз говорят, значит, что дыма без огня не бывает. Я что, полицейский?

– Не полицейский, но на тот момент – гендиректор клуба. Значит, разруливали конфликт вы.

– Мы и разрулили. Дзюба ушел в аренду в «Томь».

* * *

– За что вас не любит Андрей Червиченко?

– Не имею понятия. Мы встречались с ним ровно один раз – на программе «Удар головой». Все. Есть выражение, которое мне очень понравилось: немножечко мразище. Этим выражением я и ограничусь. На слова таких людей даже обращать внимания не стоит.

– То есть, по-вашему, он не по делу критикует «Спартак»?

– Как он может вообще критиковать?

– Человек был владельцем клуба – того, где вы много лет проработали.

– И что дальше?

– Как минимум он знает все процессы, которыми живет футбольный клуб в России.

– Ну вот как он их знал, так «Спартак» при нем и играл.

– Самое смешное, что вы читали про себя в прессе?

– Я уже два года не читал ничего – ни «Спорт-Экспресс», ни «Советский спорт», ни интернет. Хотя до этого читал.

– И почему перестали?

– Потому что это разрушает. Какое-то время я просматривал не только журналистские тексты, но и комментарии к ним. Но потом поймал себя на мысли: человек в интернете пишет свои комментарии с ошибками.

– Все в интернете пишут с ошибками.

– Не все – я пишу без ошибок. А этот – слово «молоко» пишет через два «а». Зачем мне его читать? Какую ценную мысль я могу от него услышать?

– Василий Уткин после вашей отставки рассказал: «Судя по тому, что я знаю, Карпин, видимо, что-то напортачил с предсезонной подготовкой». Василий прав?

– Не прав, конечно.

– Почему же даже Василий не знает правды? Он ваш друг.

– Ну я же не каждый день с ним общаюсь. После отставки, так сложилось, мы не виделись.

Время показывает, что дело не в предсезонной подготовке. Эти же самые футболисты после 21 тура шли на третьем месте в четырех очках от лидера и на втором месте по забитым мячам, от «Зенита» отставая на один гол. Сейчас почему не выигрывают? Если бы дело было в подготовке, к этому-то моменту форму можно было бы набрать. За эти два месяца ее вообще можно было пять раз набрать и пять раз потерять. Говорить о физподготовке могут или недалекие люди, или те, кому на нее все нужно свалить.

– Вы сказали, что придет время и вы расскажете, какая проблема действительно тянет команду вниз. Времени прошло достаточно – расскажите.

– Нет, время не пришло.

– Насколько я понимаю, дело в отношениях между футболистами. Так?

– Да. Это то, что случилось, и то, что, как я предполагаю, продолжается.

– Что, бывают ситуации, когда игроки ругаются, а тренер не может этот конфликт решить?

– Бывают. Смотря кто ругается и смотря кто этот конфликт должен уладить. Или вы думаете, что похожих ситуаций за четыре-пять лет в «Спартаке» не было? Были. И спокойно из них выходили. Этот конфликт был практически сведен на нет перед матчем с «Анжи». Уверен на миллион процентов, что через неделю он был бы улажен вовсе и перед игрой с «Краснодаром» об этом конфликте все уже забыли.

* * *

– Вы богатый человек сейчас?

– Обеспеченный. Богатыми, скорее, стоит считать Федуна, Абрамовича, других олигархов.

– Сергея Юрана как-то спросили: «У вас есть миллион долларов?» «Присутствует…», – ответил он. Присутствует ли на вашем счете миллион – не долларов, а евро?

– Нет, у меня миллиона евро нет. Сейчас – нет.

– Вы инвестируете или так много тратите?

– Наверное, это можно назвать инвестициями. Я покупал жилье: в Москве, в Испании, родителям – в Эстонии.

– Что с вашим строительным бизнесом в Испании?

– Ждет. Ждет разрешения на застройку в центре Виго. Это очень долгая история, которая тянется с 2002 года. Бюрократия. Еще хуже, чем в России. У нас решение принимает условно одна партия. А там – мэр, потом оппозиция, потом – губернатор региона, еще оппозиция.

– Мы отовсюду слышим: семья – самое главное, и большинство нет смысла спрашивать, что из этого важнее. Глядя на вас, я все же хочу спросить, что для вас важнее: семья или работа?

– Если это вопрос жизни и смерти, то, понятно, семья. А так – работа. Я считаю, что у мужчины так должно быть. Карьера, амбиции, заработок – это, на мой взгляд, главные синонимы слова «мужчина». Внимание, забота – это все нужно. Но сначала работа. На мой взгляд, когда голова занята и нет свободного времени, это и есть нормальная жизнь нормального мужчины.

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы