Блог Open the Doors

«Останавливал тренировку и говорил, что мы живые манекены». Он стал главным тренером в РПЛ спустя 12 лет в клубе

Интервью Дорского с Юрием Матвеевым из «Урала». 

Летом 2020-го «Урал» мечтал об одном из важнейших матчей в клубной истории – домашнем финале Кубка России. Команде Дмитрия Парфенова требовалось обыграть в полуфинале «Химки», которые в тот момент не могли решить, выходить ли им в РПЛ, но «Урал» сенсационно проиграл (1:3).

После этого Парфенов ушел, а исполняющим обязанности главного тренера стал Юрий Матвеев, лучший бомбардир первого чемпионата России (20 голов в 28 матчах в сезоне-1992) и легенда екатеринбургского футбола (четырежды приходил в «Урал» игроком, занимает 4-е место в списке бомбардиров клуба). 

Как тренер Матвеев работает в системе «Урала» с 2008-го. В 2011-м Юрий даже несколько месяцев возглавлял главную команду, еще дважды был и.о, но в основном –  ассистентом. 

С 2018-го Матвеев самостоятельно работал в «Урале-2» в ПФЛ – казалось, что в главной команде он только закончит сезон-2019/20, а затем в Екатеринбург приедет новый тренер. Но получилось иначе: Григорий Иванов утвердил Матвеева главным тренером. И с ним «Урал» завершил первую часть нового сезона на 12-м месте.  

***

– Летом думал, что меня снова назначили исполняющим обязанности на короткий период, – начинает разговор Матвеев. – Видимо, с учетом короткого перерыва между сезонами руководство «Урала» решило, что и новый чемпионат лучше начать со мной.

– То есть главной причиной вы считаете две недели между сезонами? 

– Изначально мне никто не говорил, что я буду работать с «Уралом» на протяжении длительного отрезка. В прошлом сезоне нужно было доиграть последний тур против «Локомотива» – и все.

Наверное, еще как-то повлияла работа нашего штаба в «Урале-2», почти на всех матчах был Григорий Иванов. Это история не про набранные очки, а про тактико-техническое развитие футболистов и структуры игры.  

Плюс у меня было представление об основе «Урала», потому что с Дмитрием Парфеновым мы общались каждый день. Обсуждали, кто из молодых тренируется с основой, а кто – с «Уралом-2», кому даем практику во второй команде, какие-то тренировочные моменты. Я мог спокойно приходить на тренировки основы, так что дополнительный анализ после назначения мне не требовался.

  

– Вы говорили, что, когда Григорий Иванов предложил вам возглавить «Урал-2», вы почувствовали, что пора работать самостоятельно. Это чувство пришло с предложением или развивалось в течение какого-то времени? Ведь почти в каждом клубе есть человек, который всегда придет на помощь в сложной ситуации, а потом отойдет на второй план. 

– Да, это было про меня: «Если что, у нас есть Матвеев, он закроет две-четыре игры». Не думаю, что в такой характеристике есть что-то обидное – нужно доказывать, поэтому я был рад переходу в «Урал-2».

Это ПФЛ – с одной стороны, никто не давит, с другой – прогресс или его отсутствие очень заметны. Несколько игроков из «Урала-2» уже играют в РПЛ и ФНЛ (Алексей Герасимов, Чингиз Магомадов, Артем Шаболин и Евгений Татаринов в Урале, Владислав Полетаев, Артем Юсупов, Исламжан Насыров, Александр Галимов – в клубах ФНЛ – Sports.ru). Это показатель работы. 

Работа помощника и главного тренера – две разные профессии из-за разного уровня ответственности. Да, если ты работаешь главным, очень важно правильно делегировать полномочия, но в итоге ты все равно отвечаешь за все. 

Конечно, в ПФЛ совсем иной уровень стресса – возможно, в ФНЛ или РПЛ переход с роли ассистента к главному тренеру был бы тяжелее. Плюс у меня очень хорошие помощники, так что было не очень трудно. 

– После «Локомотива» Иванов объявил, что вы будете работать главным и в следующем сезоне. Особенный день?

– Все мысли сразу были о том, как выкручиваться из сложившейся ситуации: между сезонами из «Урала» ушло достаточно много игроков. Так что криков «Наконец-то!», какой-то неземной радости у меня не было – и из-за того, что команда подходила к кадровым изменениям, и из-за понимания того, что однажды снова могу стать главным тренером. 

Мы чуть ли не на следующий день после последнего тура сели за просмотр новичков – времени было очень мало. У оставшихся игроков было два-три выходных, а тренеры не уходили даже в мини-отпуск. Не могу сказать, что меня что-то удивило в главной команде, но все-таки хотелось, чтобы некоторые игроки остались – например, Петрюс Бумаль. 

– Визуально Бумаль в «Урале» провел первый топовый сезон, а потом сильно сдал, допуская обрезы и недорабатывая в обороне. Получается, вы так не считали? 

– Нет, я согласен, что Бумаль много недорабатывал сзади. Я рассчитывал на его хорошее начало атаки, на то, как он ведет игру, и на то, что ошибки, связанные с обороной, мы уберем на тренировках.

Сначала «Урал» при Матвееве уделял больше внимания обороне – приходилось объяснять Бикфалви зачем это нужно. Матвеев поражен Погребняком – в 37 готов к интенсивной работе

– В сентябре вы рассказывали, что раньше не все игроки «Урала» дорабатывали в обороне, сейчас привели в пример Бумаля. Как добиться доработки через тренировки?

– Нужно постоянно спрашивать с игроков, показывать эпизоды, где случаются эти недоработки. Когда мы начинаем обороняться, наш первый защитник – это нападающий, как и при начале атаки – развитие строится от вратаря.  

Бикфалви и Погребняк много прессингуют, много мячей мы отбираем на чужой половине. Иногда нас наказывают, потому что при таком стиле мы оставляем большие зоны за спиной, но хочется играть достаточно агрессивно.  

– Возможно ли строить действительно прессингующую команду с такой возрастной атакой?

– Я поражен Погребняком: в 37 лет он держит нужный темп. Честно говоря, я думал, что у него будет всплеск в несколько матчей после возвращения в «Урал», а затем спад – дело не только в возрасте, но и в том, что у него вообще не было подготовительного периода. 

Паша провел восемь игр – активность и в атаке, и в обороне была примерно на одном уровне. Да, забил всего один гол, но Погребняк играл полезно, много выходов в атаку строилось через него – он не только борется за мяч, но и качественно его скидывает для развития вторым темпом. При потерях мяча тоже претензий нет – сразу вступает в борьбу и затрудняет моментальное развитие атаки соперника. 

– Получается, для Погребняка не было ничего нового в ваших требованиях?

– Не знаю, но Погребняку не нужно было объяснять требования второй раз. Такая же ситуация с Бикфалви. Один раз сказал, показал – и все. 

– Показ – это остановка во время тренировки и объяснение эпизода? Или командные и индивидуальные видеоразборы?

– По-разному. Обычно перед тренировкой мы объясняем, что хотим увидеть, снимаем их – думаю, как и большинство команд РПЛ. Может быть и групповое занятие, и индивидуальный разговор. 

Мы не занимаемся теорией каждый день, но когда нас что-то не устраивает, делаем нарезки по тренировкам. Конечно, обязательно делаем нарезки по играм.  

Нарезок по игре в обороне по ходу сезона стало меньше, потому что структура улучшилась, обороняется вся команда. Ты вспомнил Бумаля в прошлом сезоне – думаю, таких моментов стало меньше, все ребята ответственно подходят. 

Так что первое время мы больше занимались обороной, наверное, даже в ущерб атаке. В прошлом сезоне «Урал» выигрывал мало единоборств, поэтому требования по борьбе тоже были жесткими.

За 19 туров мы провалились лишь раз – против «Зенита» в гостях (1:5). В остальных матчах структура игра у «Урала» сохранялась. 

– Вы говорите, что в первое время больше занимались обороной. Например, у Бикфалви не было вопросов, зачем это все нужно? 

– В начале с Эриком мы действительно провели достаточно индивидуальных бесед. Возможно, с его стороны и было недовольство, но публично он его не показывал. Плюс ему же никто не запрещал атаковать, в этом плане мы давали Бикфалви свободу.  

Нужно было немного потерпеть: в прошлом сезоне «Урал» пропускал больше всех. Сейчас с обороной стало получше, но, к сожалению, полноценно найти баланс пока не получается. Здесь сказывается и количество травмированных атакующих игроков: «Урал» лишался то Эль-Кабира, то Бикфалви, то Подберезкина, то Панюкова, который провел неплохой старт сезона, потом травмировался, а потом получил еще и рецидив. 

– Почему важен процент выигранных единоборств? Какая корреляция с результатом?

– Команда, выигрывающая 50% единоборств, практически никогда не проигрывает. Если мы выигрываем единоборство, мяч у нас, значит, мы атакуем. Если мы забираем второй мяч, значит, мы атакуем. Если мы проигрываем единоборство, бежим в свою штрафную – тратим силы на то, чтобы отобрать мяч.

Бывало, что я останавливал тренировку и говорил ребятам, что мы ведем себя как живые манекены. Вроде двигаемся, но бегаем рядом, не вступаем в отбор. Нужно не просто толкаться и лупить друг друга по ногам, а чисто отбирать. Это большое искусство.

Из-за короткого межсезонья «Урал» покупал только игроков с опытом в РПЛ. Зачем арендовали Помазуна, на какую позицию брали Подберезкина и почему опорник играет в обороне, даже, когда защитники здоровы

– Вы говорили, что в короткое межсезонье много времени потратили на просмотр новичков. Как был выстроен этот процесс?

– В «Урале» есть спортивный отдел, просеивающий потенциальных новичков, а тренерскому штабу доходит список из четырех-пяти игроков. Из-за того, что между сезонами почти не было времени, мы посчитали, что нужно приобрести игроков, адаптированных к РПЛ.  

Да и все равно почти все команды усиливались уже по ходу первой части сезона – например, к нам Владимир Рыков приехал только во втором туре. В пятницу я ему позвонил: «Володь, приезжай на предыгровую тренировку, я тебя представлю команде, хотя бы познакомлю с фланговыми защитниками». Рыков прилетел – и тут же вышел против «Рубина». 

Так же сработали по Мишкичу. Границы были закрыты, он сидел в Оренбурге, команда вылетела в ФНЛ, а там другой лимит на легионеров. Мишкич быстро собрал вещи и приехал в Екатеринбург. 

Страннберг и Йовичич вообще приехали к седьмому туру, но Стефан уже играл в «Урале», до этого – в «Краснодаре», а Бранко – несколько сезонов в «Амкаре». 

– В списках из четырех-пяти игроков, которые доходили до вас, не было футболистов без опыта игры в РПЛ?

– Нет, были. Но еще раз: очень короткая пауза, два тура посреди недели в августе. В первых пяти турах «Урал» играл с «Динамо», «Рубином», «Локомотивом», «Краснодаром» и «Ростовом» – конечно, были небольшие опасения, что после этого отрезка может произойти смена тренерского штаба. Так что были нужны футболисты, которые сразу выйдут играть, и три сезона в РПЛ у Йовичича были его большим конкурентным преимуществом. 

В первом туре мы проиграли «Динамо» – игра показала, что «Урал» не готов, команда недоукомплектована. Сейчас уже можно сказать, что тогда у меня было состояние небольшой растерянности – конечно, от старта ожидаешь другого. Из этого вывели тренировки и то, что дальше удалось зацепиться за ничьи с «Рубином» и «Локомотивом». 

– Григорий Иванов еще в мае говорил, что Николай Димитров заканчивает карьеру, а вы уже осенью – что чуть ли не четыре раза разговаривали с Димитровым. Были шансы, что он передумает и вернется?

– Когда мы вместе с селекционным отделом сели после окончания прошлого сезона, я спросил: «Может, попробуем вернуть Димитрова?» Все сказали, что, наверное, это могу сделать только я, потому что все остальные с ним уже переговорили. Никаких предпосылок к такому резкому завершению в «Урале» не замечали.  

Я набрал Димитрову, у нас состоялся душевный диалог. Он объяснил, что очень уважает «Урал», но точно решил, что заканчивает с футболом. 

Кто-то цепляется до последнего, как Погребняк или Сергей Рыжиков, кто-то устает – нормально и то, и то. Может, у Димитрова были какие-то семейные причины – думаю, сам Коля об этом расскажет, но не сейчас.    

– Что «Урал» планировал делать после отказа Димитрова? Вам был нужен новый правый полузащитник? 

– До конца трансферного окна мы пытались подписать игрока на этот край. Например, я разговаривал с Жоаозиньо, но он выбрал «Сочи». 

Так что пришлось обходиться внутренними резервами – справа в полузащите выходили Егорычев, Бавин, Подберезкин.

– Почему больше всего на этой позиции отыграл Егорычев? В паре с ним что-нибудь изменилось для крайнего защитника Кулакова?

– Нужен был игрок, уходящий в середину и оттуда разгоняющий атаку, потому что одно из главных оружий «Урала» в атаке – передачи в штрафную от Кулакова. В начале сезона Подберезкина еще не было, так что был выбор между Егорычевым и Бавиным – получилось, что конкуренцию выиграл Андрей. 

Не думаю, что для Кулакова что-то изменилось после того, как над ним стал играть Егорычев, а не Димитров. Кулаков как бегал 1200 метров скоростной работы, так и продолжает бегать. 

Кулаков отыграл все 19 матчей без замен – феноменальное здоровье, я могу это объяснить только генетикой. Плюс Денис очень добавил в единоборствах – раньше говорили, что он играет только в атаку, сейчас уже такого нет. Тоже следствие индивидуальных бесед и видео моментов, где он недорабатывал.  

– Когда «Урал» возвращал из «Рубина» Подберезкина, в какой роли вы его видели? Со стороны кажется, что он без позиции. 

– В роли креативного игрока атакующей группы. У «Урала» были кадровые проблемы в этой группе – а там уже по ситуации решали, где сыграет Подберезкин. Слава выходил и на месте второго нападающего, когда не играл Бикфалви. 

В «Рубине» Подберезкин играл в опорной зоне, в «Краснодаре» появлялся справа в 4-3-3, в этой части сезона в «Урале» выходил и слева. Пока у нас никаких проблем со Славой не было – он готов играть на всех позициях. Единственная трудность – его здоровье, потому что у него то колено, то голеностоп, то палец.  

Надеюсь, весной он будет готов играть 90 минут, а хорошему игроку место на поле мы всегда найдем. В конце концов мы можем поменять схему – играть 4-3-3 с одним опорником и двумя восьмерками.

По ходу некоторых осенних игр мы уже убирали одного опорника и ставили атакующего игрока – например, в матче с «Сочи» (1:0) так появился Алексей Евсеев, который забил победный гол. Но для полноценного перехода на другую схему нужны сборы – у тренерского штаба должно быть полное представление о том, готова ли к нему команда. 

Тем более у нас активные фланговые защитники Кулаков и Калинин, работающие по всему краю. Освобождаемые ими зоны нужно страховать, поэтому «Урал» играл с двумя опорниками – один из них всегда страховал фланг. 

«Урал» мог бы играть в два полноценных нападающих, но осенью у нас не было двух здоровых форвардов. Поэтому все упирается в наличие игроков в конкретный момент.  

– При этом в конце первой части сезона опорник Аугустыняк стал центральным защитником и выходил на этой позиции в старте, даже когда в заявке были минимум два номинальных центральных защитника.

– Перед гостевым матчем с «Уфой» мы лишились трех центральных защитников – остался только Алексей Герасимов, и то после травмы. Тогда в центре обороны мы попробовали Аугустыняка, тем более в чемпионате Польши он играл на этой позиции. Минуте на 30-й Герасимов получил травму, поэтому час вообще играли без центральных защитников – никогда не сталкивался с такой ситуацией. 

В той игре «Урал» победил – решили ничего не менять. Дальше отыграли несколько матчей на ноль, поэтому Аугустыняк сохранил место в старте и выручил команду. Рафал может начинать атаку не только передачей, но и проходами. Раньше так в «Спартаке» делали Евгений Бушманов, Дмитрий Ананко – соперники не знали, выбрасываться на них или держать своего игрока. Сейчас таких проходов от центральных защитников меньше, поэтому продвижения Аугустыняка с мячом могут быть еще более эффективны.  

Но вообще, ты сначала спросил про Подберезкина – играет где попало. Теперь про Аугустыняка – играет где попало. У людей может сложиться неправильное мнение об «Урале».

– Нет. Я понимаю, что изначально Аугустыняк вышел в обороне вынужденно, но потом были матчи, когда в запасе оставался, например, Герасимов.

– Две игры на ноль – это не атака, где можно что-то менять всегда. Пока хорошо – оно и хорошо. 

– В этом сезоне основным вратарем «Урала» стал Илья Помазун. Почему летом решили, что нужен кто-то в пару к Ярославу Годзюру? 

– Олег Баклов порвал кресты, поэтому нужен был новый конкурент Годзюру. Брали именно в конкуренцию – в тренерском штабе не было мысли, что «Уралу» просто необходим новый основной вратарь. 

Одно из главных требований – игра ногами, потому что действительно хочется, чтобы «Урал» начинал атаки от вратаря. Например, у нас вратари играют в квадратах, есть упражнения, где они могут играть только ногами.  

Мы даже на теоретические занятия защитников приглашаем вратарей – нужно, чтобы они понимали систему подстраховки, перемещения игроков обороны в разных ситуациях. Не знаю, было ли такое при Дмитрии Парфенове, но до него в «Урале» точно такого не было – проводились отдельные теории по вратарям и защитникам.  

Тренер вратарей Андрей Шпилев предложил несколько кандидатур, но сам был настроен на Помазуна. Мы созвонились с Сергеем Овчинниковым – характеристика и футбольных, и человеческих качеств Ильи нас полностью устроила. 

 

***

– К середине декабря у вас и игроков «Урала» не возникло пресыщения футболом?  

– После поражения от «Зенита» (1:5) я зашел в раздевалку: «Ребят, если у кого-то уже собраны чемоданы – разбирайте, нам нужно доиграть два матча, а потом уже езжайте куда хотите».  

В середине ноября в Екатеринбурге уже было совсем не жарко, поле не лучшего качества, да еще и тренер, который постоянно орет и чего-то хочет. Конечно, ребятам все это надоело, они устали, но даже в таком состоянии в меньшинстве вытащили матч с ЦСКА (2:2). 

Мне тоже нужно было дорабатывать до конца – даже если устал, никогда об этом не скажу и никогда этого не покажу. Так что все останется внутри меня. 

– Чувствуете, как изменились за полгода в РПЛ?

– Да нет. Единственное – практически не вижу семью. Жена меня по телевизору видит чаще, чем дома. 

Но это работа главного тренера – 365 дней 24 часа в сутки.  

телеграм-канал/твиттер Дорского

блог тренера вратаря «Урала» Андрея Шпилева на Sports.ru

Первое интервью Гунько после «Химок»: зачем согласился на работу, как придумывал играть почти без тренировок и трансферов

Фото: fc-ural.ru; РПЛ/ФК «Урал»; РИА Новости/Павел Лисицын, ФК «Урал», Владимир Песня, Алексей Даничев

Автор

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья