Реклама 18+
Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Футболисты левого фланга

Нидерланды: Кройф, Рейсберген… и Карраскоса

Третья часть рассказа о том, что просиходило за витриной чемпионата мира 1978 года

В мире не было ни одной страны более осведомленной о диктатуре Видела, чем Нидерланды. И из-за этого ни на одну сборную не оказывалось такого давления как на оранье. Уравнение казалось настолько легким, что было бы нормально, если Нидерланды на чемпионате мира выступили бы против режима короткостриженых. Но нет. По крайней мере, почти нет.

Йохан Кройфф закончил международную карьеру перед турниром. Режим, как и некоторые из мира футбола, выступавшие против режима Видела, истолковали это как демонстрацию политической позиции Кройфа, хотя он сам никогда этого не подтверждал. Истина, как он сказал несколько лет в интервью "Catalunya Radio[1]", заключается в том, что, что будучи игроком "Барселоны" он подвергся вооруженному нападению в своем собственном доме, в него даже стреляли прямо в присутствии жены. "Мои дети ходили в школу под охраной… я думаю этого уже достаточно", - сказал он, четко дав понять, что это стало причиной отказа от участия в турнире. Кроме того, голландец пообещал своей жене, Дэнни Костер, что чемпионат мира 1974-го станет для него последним. Это случилось после того как немецкая газета "Bild" опубликовала статью, где говорилось, что голландцы провели веселый вечер в бассейне мюнхенского отеля "Wald" в сопровождении нескольких дам, которые, очевидно, не были их женами. Хотя в свою бытность игроком он всегда был мятежником, особенно в отношении условий работы игроков (он даже принимал участие в создании Ассоциации испанских футболистов (AFE), профсоюза игроков), Йохан Кройф никогда не высказывался в поддержку левых идей. Но все-таки: в течение многих лет он своим молчанием поддерживал миф о своей политической подоплеке этого жеста.

Йохан Кройф в составе сборной Нидерландов

Очень похожий случай, хотя и с достаточно фундаментальными различиями, случился с аргентинским игроком Хорхе "Эль Лобо" [исп. - волк] Карраскосой. Левый защитник, легенда "Уракана[2]", который тренировал Сезар Луис Менности и на трибунах стадиона которого собиралось множество активных противников режима (на некоторых матчах на трибунах даже появлялись баннеры в поддержу Монтонерос). Он отказался от участия в чемпионате мира 1978 года, когда его друг "Эль Флако" заявил ему, что он нужен ему в качестве одной из опций на поле. О Карраскосе говорили, что он был перронистом, игравшим в коммуниста, чтобы добиться поддержки тренера национальной сборной, но он никогда ясно не озвучивал свою политическую позицию. Да, есть возможность утверждать, что в то время он был левым. Но правда в том, что его позиция всегда была двусмысленной и он всегда намекал, что политические взгляды могли стать фактором, повлиявшим на его решение, но в любом случае только одним из многих. Он завершил карьеру игрока через год после чемпионата в возрасте всего 30 лет. Но зачем было отказываться от участия в домашнем чемпионате мира (и с явными шансами его выиграть), если после чемпионата мира 1974 года он в интервью зачастую повторял, что он был в восторге от опыта игра на таком уровне и хотел бы повторить этот опыт спустя 4 года? На этот вопрос нет однозначного ответа. И если он завершил карьеру из-за своих политических взглядов, сказать об этом сегодня было легко и не страшно, а кроме того придало бы ему больше статуса. Но даже сейчас он не говорит, что закончи карьеру из-за Видела. В 2009 в интервью для журнала "Colón Doce" бывший игрок, которому в тот момент было 61 год, сказал следующее:

Хорхе "Эль Лобо" Карраскосо

- Почему Вы приняли решение оставить футбол?

- Человек, работающий в любой сфере, всегда должен думать об изменениях к лучшему. Это можно достичь с помощью взгляда изнутри. Я был на том этапе жизни, когда у меня были идеалистические взгляды. Я был молод и у меня было много мечт. Я думал, что можно изменить множество вещей вокруг себя. Даже внутри системы ясно, что существует множество вещей, искажающих суть спорта. Пришел момент, когда я перестал чувствовать себя комфортно, я чувствовал, что кто-то должен взять на себя ответственность за то, что происходит. Я хочу, чтобы вы поняли, что это очень сложно […].

- Это решение стоило вам участия в чемпионате мира 1978 года?

- Нет, потому что, принимая все свои решения, я разделяю материальный аспект от своих чувств. Сначала идет человек, а только затем профессия. Это облегчает принятие решения. Я прислушался к себе. Я никогда не жалел о сделанном, потому что я боролся в течение долгого времени и это было то, что я ощущал. Было множество факторов, заставших меня принять это решение.

- Вы боялись каких-либо репрессий со стороны диктаторского режима?

- Нет, совсем нет. Я всегда позволял себе руководствоваться в поступках тем, что говорит моя совесть. Я никогда не думал о том, что может случиться. Я выбрал свободу.

- Кто-нибудь из ваших товарищей принял такое же решение, как и вы?

Я всегда говорил, что это был не один определяющий фактор, а сумма нескольких. Я говорю о множестве нюансов. Это заняло бы достаточно много времени, чтобы разобраться во всем, чтобы действительно понять, что я думаю о футболе. Для меня жизнь идет по-другому […]. Что касается моих коллег, я должен сказать, что каждый сам решает, чего он хочет, и я не мог заставить их изменить свое мнение в тот момент.

Раньше, в 1996 году, он утверждал в интервью для "El Gráfico", что "фундаментальные ценности оставались для меня главными: семья, возможность свободно принимать решения. В итоге произошло множество событий, которые вынудили меня принять решение. И были другие, последовавшие за ними". Отвечая на вопрос, что это были за другие причины, возможно какой-то журналист ответил, что эти причины были связаны с политикой, но сам Карраскоса никогда не говорил подобного. "Я не мог заставить себя сконцентрироваться в течение 6 месяцев. Кроме того, давление журналистов, необходимость добиваться результатов заставляют игрока плохо себя чувствовать. Ты теряешь игру, и на тебя обрушивается лавина критики. Когда журналисты требует изменений, они даже не думают, как это уничтожает другого человека". Возможно, возможно, что Карраскоса был против диктатуры Видела и он не хотел играть на турнире, использовавшемся в её поддержку, но его решение отказаться от участия в чемпионате мире не было идеологическом вопросом или политической позицией.

Таким образом, когда ни Кройф, ни даже Карраскоса не объясняли свое неучастие в турнире политическими причинами, не следовало ожидать, что так поступит вся голландская сборная. Но нельзя сказать, что они не знали, что происходит Аргентине. И вина за это лежала на SKAN [Solidariteits Komitee Argentinië-Nederland], голландскому комитету солидарности с аргентинскими эмигрантами, и в первую очередь на двух самых известных лицах этого комитета: голландских юмористах Фрейке Де Йонге и Браме Вермалене. Эти двое начали жесткую компанию давления на национальную сборную с призывами отказаться от участия в чемпионате мира или по крайней выступить с осуждением того, что происходит в стране. В рамках компании они подготовили множество подробных материалов, в которых описывались варварства режима, и последовательно передавали их каждому футболисту. Они не получили большого отклика. Да что там говорить, Вим Ван Ханеген[3], не попавший на чемпионат мира из-за разногласий с тренерским штабом, заявил, что если ему позвонят из SKAN он передаст трубку своей собаке, хотя он отказался пойти на церемонию закрытия чемпионата мира 1974 года, потому что, его прямая цитата , "чувствовал ненависть" к немцам, так как нацистские войска убили его родителей и трех братьев. Рене ван дер Керхоф[4], один из двух волшебных близнецов команды возглавляемой австрийским специалистом Эрнестом Хаппелем[5], в одном из интервью заявил голландскому журналисту Марселю Розеру, что все, что они хотят это выиграть турнир, даже если бы они должны быть получить кубок из рук Адольфа Гитлера. Шутка, которая, возможно, не очень понравилась его партнеру Ван Ханегену.

После того как было принято решение об участии в чемпионате мира, которое согласно нескольким опросам на выходе со стадионов поддержали 70% болельщиков, Де Йонг написал игрокам: "Никто не сможет сказать, как в 1936 году, что вы ничего не знали. Вы едете на чемпионат мира как герои, а вернетесь оттуда как коллаборационисты". Таким образ он сравнил чемпионат мира 1978 года с Олимпийскими играми в Берлине в 1936 году, которые Гитлер использовал в качестве средства массовой пропаганды нацизма.

Кампания, развернувшееся в голландских СМИ, была настолько жестокой, что даже разозлила Сезара Луиса Менноти, который во время встречи с одним их журналистов заявил, что отвратительно смешивать политику и спорт. Во всяком случаем чемпионат мира, который голландцы смотрели по телевиденью радикально отличался от того, которые видел весь остальной мир: во время показа церемонии открытия голландские камеры чередовали кадры со стадиона с кадрами демонстрации "Матерей площади Мая".

Очевидно, что вещание голландских СМИ несколько отличалось то что, показывали аргентинцам, таким образом этот турнир стал, возможно, самой большой манипуляцией в истории спортивной журналистики. Журнал "El Gráfico", входивший в состав издательского дома "Editorial Atlántida", поддерживал эту постыдную пропаганду и опубликовал письмо капитана голландской сборной Руда Крола[6] своей дочери Мабель. История была опубликована журналистом Энрике Эль Кабесоном Ромеро, главным редактором "El Gráfico" в провинции Мендоса, и в нем было опубликовано письмо, которые по словам журналиста, было написано Кролом. Тот факт, что это письмо, теоретически адресованное голландской девушке, было написано на английском языке показало, что в "El Gráfico" никто не захотел напрягаться, и этот факт оказался настолько грубым и вопиющим, что автор попал в свои собственные сети. Прежде всего потому, что кроме языка текста, само его содержание было абсолютно бредовым. Некоторые предложения из него выглядели так:

Руд Крол в финалем чемпионата мира 1978 года

"[…] Мама мне рассказала, что ты несколько раз плакала потому, что кто-то из твоих друзей рассказал о плохих вещах, которые творятся в Аргентине. Но это не так. Это детская фантазия. Здесь все спокойно и красиво. Это не чемпионат мира, а праздник мира.

Не бойся, если увидишь на фотографиях больше число солдат в зеленном рядом с нами. Они наши друзья, они заботятся и защищают нас. Они, как и все жители этой страны, хотят с самого прибытия проявить свое радушие. Например, в аэропорту нас ждали с флагами нашей родины, посылали нам воздушные поцелуи, и все хотели обняться с нами [...].

Не бойся, с папой все хорошо, у него с собой твоя кукла и батальон солдатиков, которые заботятся о нем, защищают его и стреляют цветами из своих ружей [...].

Расскажи свои настоящим друзьям правду о том, что Аргентина – страна любви. Однажды, когда вырастешь, ты поймешь всю правду [...].

P.S. Я выбрал имя для твоей куклы: Аргентина"

Естественно, в первую очередь игрок объявил, что это письмо не принадлежит ему. Журналист пошел на попятную, но только частично: он сказал, что действительно письмо написал он, но с согласия игрока, одобрившего его публикацию. Но даже эти события на заставили Голландию серьезно угрожать бойкотом турнира. Возможно, тот факт, что Нидерланды были вторым по объемам торговым партнером Аргентины, предоставлявшим стране кредиты через банк ABN Amro[7] и продававшим стране оружие, использовавшегося для резни противников режима, помог глубоко похоронить саму идею о бойкоте.

Все возможные или предполагаемые действия протеста в отношении Видела со стороны голландской команды остались только в двусмысленных жестах. Диктатор возможно почувствовал себя жертвой, возможно, искренне поверил слухами, распространявшемся в те дни, как это было описано в книге "Final Disposition" [англ. – Окончательное решение] в 2012 году журналистом Цеферино Реато. Он знал, что голландцы откажутся принимать Кубок Мира из его рук потому, что "они были очень идеологизированы". На самом деле, действительно, голландские игроки не присутствовали на ужине после финала потому что, как говорили, не хотели пожимать руку диктатору. Но большинство свидетельств говорят в пользу более логичной версии: праздник на улицах достиг такого размаха, что автобус с командой не смог добраться от отеля до места, где проходил торжественный ужин и именно поэтому они там не присутствовали.

Единственным игроком встреча которого с "Матерями площади Мая" была задокументирована стал Вим Рейсберген[8]. В то время игрок "Фейеноорда", этот защитник ростом 1,80 и обладатель светлых волос, типичных голландской команды той эпохи, получил травму в третьем матче чемпионата против Шотландии больше не турнире не сыграл, как и со сборную в общем. Он взял в аренду велосипед и отправился к "Матерям", может быть это случилось из-за того, что него было много свободного времени, но также несомненно на него повлияла та информацию, которую, как и его товарищам по команде, сообщал SKAN. Он болтал с ними и понял весь ужас ситуации, происходившей там. Впечатление от этого разговора было настолько сильным, что в течение долгого времени он поддерживали с ними связь и помогал их делу. Это привело к тому, что спустя 30 лет на презентации книги "Voetbal in een vuile oorlog" [нид. – "Футбол во время "грязной войны[9]"], описывающей события того чемпионата глазами двух голландских журналистов, Рейсберген присутствовал лично. Он хотел увидеть двух своих старых знакомых: Нору де Кортиньяс, со основательницу "Матерей площади Мая, Линия Основателей" и Леопольда Луке, бывшего нападающего сборной Аргентины и одного из тех, кто больше всего сожалел о своей неосведомленности о том, что происходило в стране в 1978 году. Они оба были приглашены в Амстердам на презентацию книги. Там они болтали как старые друзья. В конце концов, Рейсберген стал единственным из футболистов, проявившим свою позицию во время этого темного чемпионата.

 

Во время этого визита на презентацию книги в Нидерланды Нора де Кортиньас и Луке встретились с Максимой Зоррегьетеа, дочерью Хорхе Зоррегьетеа, министра сельского хозяйства в правительства Хорхе Рафаэля Видела во время чемпионата мира 1978 года, одного из самых влиятельных людей режима. Четыре с половиной года спустя отречение королевы Беатрикс в пользу своего сына Виллем-Александра, мужа Максимы, превратило дочь репрессора в новую королеву Нидерландов. А просили какую-нибудь жест со стороны голландских футболистов…

Предыдущие части:

  1. Пролог 
  2. Предисловие
  3. Футболист, проигравший Сантьяго Каррилье
  4. В мае 68-го под булыжниками мостовой был и газон тоже
  5. Гладиатор 
  6. Игрок, никогда не дававший автографов
  7. Когда героя не видно на фото
  8. Когда футбол молчит
  9. Аргентина, в параллельной реальности

Другой мой блог, посвященный истории самой левой команды Испании - Райо Вальекано

 

[1] Catalunya Ràdio [кат. – Радио Каталонии] – каталанская радиостанция, принадлежащая женералитету Каталонии. Вещание идет только на каталанском, является крупнейшим СМИ на этом языке.

[2] Урака́н (полное название — исп. Club Atlético Huracán) — аргентинский футбольный клуб из Буэнос-Айреса. Единственный титул чемпиона Аргентины в профессиональную эпоху команда выиграла в 1973 году. Традиционно считается «могильщиком» аргентинских грандов, в самые неподходящие для них моменты обыгрывающий их.

[3] Ви́ллем (Вим) ван Ха́негем (нидерл. Willem "Wim" van Hanegem; 1944 -) — нидерландский футболист и футбольный тренер. Выступал на позиции полузащитника. 3-хратный чемпион Нидерландов в составе "Фейеноорда", серебряный призер чемпионата мира 1974 и бронзовый призер чемпионата Европы 1976 года.

[4] Ре́йнир (Рене́) Ламбе́ртус ван де Ке́ркхоф (нидерл. Reinier "René" Lambertus van de Kerkhof; 1951 -) — нидерландский футболист, игрок национальной сборной, дважды финалист чемпионатов мира по футболу. 3-хратный чемпион Нидерландов в составе "ПСВ", дважды номинировался на "Золотой мяч".

[5] Эрнст Франц Ге́рман Ха́ппель (нем. Ernst Franz Hermann Happel; 29 ноября 1925, Вена — 14 ноября 1992, Инсбрук) — австрийский футболист и футбольный тренер. В качестве футболиста выступал на позиции защитника в венском «Рапиде», в составе которого шесть раз становился чемпионом Австрии. В составе сборной Австрии по футболу провёл 51 матч и забил 5 голов, участник чемпионатов мира 1954 и 1958 годов.

С 1962 года приступил к тренерской работе и за 30 лет карьеры, вплоть до смерти в 1992 году, дважды приводил свои клубы к победе в Кубке европейских чемпионов и ещё трижды доходил до финала европейских клубных турниров. В общей сложности завоевал восемь чемпионских титулов первенств Нидерландов, Бельгии, Германии и Австрии. Вице-чемпион мира 1978 года вместе со сборной Нидерландов.

[6] Руд Крол (нидерл. Ruud Krol; 1949 - ) — нидерландский футболист и футбольный тренер. Выступал на позиции защитника. Большую часть карьеры провёл в «Аяксе». Шестикратный чемпион и четырёхкратный обладатель Кубка Нидерландов. Трёхкратный победитель Кубка европейских чемпионов, обладатель двух Суперкубков УЕФА и одного Межконтинентального Кубка в составе амстердамского «Аякса». За сборную Крол провёл 83 матча, был участником чемпионатов мира 1974 и 1978, а также чемпионатов Европы 1976 и 1980 года.

[7] ABN AMRO (Эй-Би-Эн Амро) — финансовый конгломерат, один из крупнейших банков в Нидерландах, с историей, восходящей к 1824 году. В рейтинге по объёму общих активов АБН АМРО занимает восьмое место в Европе и тринадцатое в мире.

[8] Вилхе́лмюс (Вим) Гера́рдюс Ре́йсберген (нидерл. Wilhelmus "Wim" Gerardus Rijsbergen; 1952 - ) — нидерландский футболист и футбольный тренер. Выступал на позиции защитника. Был участником чемпионатов мира 1974 и 1978, а также чемпионата Европы 1976. Чемпион Нидерландов и обладатель Кубка УЕФА в составе "Фейеноорда" 1974 года.

[9] «Грязная война» в Аргентине (исп. Guerra Sucia en la Argentina) — общее название для мер государственного терроризма (массовые похищения, пытки, бессудные казни), предпринимавшихся аргентинскими военными диктатурами и достигших наивысшей точки во время правления последней в XX веке военной хунты в 1976—1983 годах. За время хунты физически было уничтожено 10 тысяч человек, 30 тысяч исчезли бесследно, и ещё 60 тысяч по политическим мотивам были подвергнуты длительным срокам заключения, пыткам и насилию. Основными жертвами "Грязной войны" были левые активисты, включая деятелей профсоюзного движения, студентов, журналистов, марксистов и перонистов.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+