Блог Футболисты левого фланга

Футболист, проигравший Сантьяго Каррилье

Если коммунисты считают, что футбол – это опиум для народа, то в 1960-ые годы Коммунистическая партия Испании была маковым полем. Сантьяго Каррильо[1], известный болельщик хихонского "Спортинга", во времена своего изгнания из Испании инкогнито посещал матчи испанских команд заграницей, а кроме того в свободное от посещения футбола время руководил испанскими подпольными ячейками с серпом и молотом, и одним из самых сложных его сражений в истории этой организации стало сражение с футболистом. Естественно футболист действовал ни в одиночку. Главный герой этой истории родился в Рентерии[2], но вырос в СССР, где стал инженером, попутно попинывая ногами мяч. Он играл в знаменитой красной майке сборной СССР и защищал герб этой страны на политической арене до самой своей смерти. У Агустина Гомеса было множество соперников на футбольном поле и соперников на ниве политики, но ни один из не был настолько серьезным как Каррильо.

Агустин Пагола Гомес был одним из многих "испанских детей", вывезенных в разгар Гражданской войны в Советский Союз для того, чтобы избавить их от будущего, где их ждали голод и смерть. В возрасте 15 лет, в 1937 году, он оставил родную Рентерию ради Москвы. В это время он уже был футболистом. Фактически, почти первое, что он сделал, когда попал в Союз, это оказался на футбольном поле. "На уменьшенном поле стадиона "Динамо" состоялся первый юношеский международный матч между командой "Стадио", состоявшей из пионеров Москвы, и командой Обнинского санатория, состоявшей из басков. Капитанами команд были Агустин Гомес и Коля Кустов. Матч закончился со счетом 2:1 в пользу команды "Стадио". Множество детей заполнили трибуны стадиона" – писала газета "ABC"[3]. Через несколько лет Агустин стал образцовым коммунистом, поклонником Советского Союза, а кроме того элитным футболистом.

Первая сборная Союза Советских Социалистических Республик была сформирована в 1923 году, но до Олимпийских игр в Хельсинки в 1952 принимала участие только в товарищеских матчах. Как и у всех советских команд у неё были не только соревновательные, но и политические цели. Команда должна была прославлять имя СССР и его образцовую спортивную систему. Среди таких фамилий как Николаев, Башашкин, Петров или Гогоберидзе выделялась одна: Агустин Пагола Гомес. К своим 30 годам он стал капитаном московского "Торпедо", а до этого выступал за команду фабрики "Красная Роза" и тогда ещё московские "Крылья Советов". Во время своей карьеры он получил возможность играть против лучших футболистов своей эпохи, в том числе против Ладислава Кубалы[4] в своем первом матче на международном уровне. Но участие в Олимпийских играх – это совсем другой уровень. И несмотря на то, что выступление сборной СССР на играх не было продолжительным (в первом круге была обыграна Болгария 2:1, но уже во втором круге Югославия в переигровке после первого матча, закончившегося со счетом 5:5, выбила советскую команду из турнира) фамилия Гомес навсегда осталась в истории советского футбола. Как и в истории "Торпедо", команды автомобильного завода, которая на равных конкурировала с "Динамо", ЦСКА и "Спартаком" (где играл другой баск, уроженец Бильбао Руперто Сагасти, ещё один из "испанских детей") и выигравшей два кубка СССР в 1949 и 1952 годах.

В составе &quout;Торпедо&quout;

В составе "Торпедо"

После неудовлетворительного результата, показанного футбольной командой на Олимпийских играх, Гомес, проведший весь турнир в запасе, понял, что над командой нависла угроза, из-за того, что команда не добилась тех результатов, которые от неё ожидали власть предержащие. Конечно, отнюдь не все могли выдержать такое давление как он. Конечно, другие футболисты не были активистами КПИ и не их регулярно отправляли в Европу для организации ячеек испанских коммунистов при поддержке КПСС. Очевидно, что ни тогда, ни когда-либо ещё не было футболистов с такой политической историей как у Агустина Гомеса.

В 1953 году умирает Сталин, а в 1956 были достигнуты первые соглашения о возвращении некоторых из "испанских детей", которые уже выросли, на родину. В число тех, кто одним из первых вернулся в Испанию был Агустин Гомес. Режим Франко позиционировал возвращение "испанских детей" как их спасение от советской угрозы. Очевидно, Гомес был не заинтересован в том, что кто-либо его от чего-либо спасал. После возвращения он попал в состав мадридского "Атлетико", но не провел за него ни одного официального матча. К 34 годам он закончил с футболом высшего уровня, кроме того, его задача заключалась в другом. На этот раз он приехал в страну, которую оставил в подростковом возрасте, для того, чтобы помогать коммунистическому подполью. После своего приезда он, как и все возвращенцы, был допрошен франкистскими властями. 12 декабря Отдел Социальных Исследований в своем отчете характеризовал его как представителя "рабочего класса" и внес особую пометку: "В течение своего пребывания в России был футболистом, принадлежащим команде под названием "Торпедо" Москва. Видимо он ждет разрешения от ФИФА, чтобы присоединиться к мадридскому "Атлетико", где он тренируется и в составе, которого 8 числа участвовал в матче против немецкой команды "Фортуна" из Дюссельдорфа".

Агустин

Агустин Гомес в форме "Атлетико"

Гомес, агент КГБ и глава Коммунистической партии Эускади[5] уже оставил профессиональный футбол (который был не более чем прикрытием) и начал тренировать молодежные команды в Толосе, провинция Гипускоа, хотя его основной задачей было быть активистом Москвы. В конце концов ему пришлось сбежать из Испании, и он жил в различных латиноамериканских странах, в том числе в Вэнесуле, под различными документами. Но при этом он никогда не переставал быть членом Коммунистической партии Испании.

Его конфликт с Сантьяго Каррильо случился в 1968 году. СССР решил сорвать Пражскую весну, робкую попытку чехословацкого президента Александра Дубчека[6] отойти от ортодоксального советского коммунизма и построить систему, которую он назвал "социализм с человеческим лицом", и вторгся в страну. От 200 000 до 600 000 солдат стран Варшавского договора (Советский Союз, Болгария, ГДР, Венгрия и Польша) и 2 500 танков вторглись в страну, чтобы остановить попытки реформ. Часть КПИ под руководством Каррильо решила осудить вторжение. Наиболее ортодоксальная и близкая к Москве часть отказалась сделать это. Среди них был Агустин Гомес, наиболее верный Москве.

"Агустин приступил к работе с нами по вопросам Эуксади, и я помню, что он иногда критиковал Советы за то, что они действуют "с позиции силы". Его одобрение [в отношении осуждения вторжения] впоследствии, уже после вторжения, не стало препятствием для его участия в проекте просоветского раскола партии вместе с Эдуардо Гарсией Лопесем[7] [секретарь КПИ в то время]" – заявил Сантьяго Каррильо. Но не похоже, что Гомес одобрил осуждение вторжения, скорее наоборот. Как записано в протоколах он сказал, что "я не буду делать ничего, что навредило бы единству партии". Не нельзя сомневаться в том, что его лояльность к приказам, исходящим из Москвы, столкнулась с позицией Каррильо, который уже начал дрейфовать от ортодоксального советского коммунизма в сторону того, что потом будет называть еврокоммунизмом.

В это время ситуация внутри партии уже была неустойчивой, и Агустин Гомес вместе с Эдуардо Гарсией Лопесом, другим партийным функционером с промосковскими взглядами, были исключены из партии, хотя в продолжении фразы из предыдущего абзаца Каррильо, что они ушли, чтобы основать свою собственную партию. Через год Энрике Листер[8], герой Гражданской войн, так же будет исключен из партии. Гомес никогда не согласился со своим исключением из партии и резко критиковал Каррильо за то, что, по его мнению, он изолировал КПИ от остальных коммунистических партий мира, а также за его мягкую позицию по отношению к церкви. Многие активисты покинули КПИ вместе легендарным футболистом и основали партию с названием, которое испугало бы весь нынешний политический маркетинг: КПИ (VIII и IX Конгресс). После раскола, пользуясь покровительством Москвы, они объявили себя единственной настоящей Коммунистической партией Испании. Первым решением новой партии было решение об изгнании из партии Сантьяго Каррильо "за предательство коммунистических идеалов".

За Гомесом, ассоциирующегося с официальными идеями коммунизма, ушла значительная часть членов партии. "Товарищ Агустин Гомес, твое дело восторжествует!" было на плакатах новой партии. Финансируемая Москвой КПИ (VIII и IX Конгресс) даже начала параллельное издание газеты "Mundo Obrero[9]", сменив цвет заголовка с черного на красный. В 1980 году после слияния с Коммунистической партией рабочих[10], получившей почти 48 000 голосов на выборах в предыдущем году. Из этого объединения выросла ныне действующая Коммунистическая партия народов Испании[11], гарант представленности на политической сцене идей ортодоксального коммунизма, которые всегда защищал Агустин Гомес и получившая на выборах 2011 года 26 436 голосов (0,1% от голосовавших).

Здоровье Гомеса, знаменитого футболиста московского "Торпедо", агента КГБ, самого важного человека в КПЭ потихоньку ухудшалось. Он вернулся в Москву, место которое любил больше всего и скончался за 3 дня до своего 53-го дня рожденья и за 4 дня до смерти Франциско Франко. Год спустя Сантьяго Каррильо без разрешения Москвы вернулся в Испанию, чтобы заключить соглашение с Адольфо Суаресом[12]. По возвращении его ждала квартира в Мадриде, которую ему подготовила Кармен Санчес Биесма, дочь республиканца убитого в 1947 году. Её мать провела 16 лет в тюрьме, а сама она пережила двухлетнее тюремное заключение за оппозицию режиму.

На Донском кладбище в Москве среди кириллических надписей на надгробиях выделяется одно надгробие с буквами латинского алфавита. Оно черное и на нем фотография человека с не самым распространённым именем: Агустин Гомес Пагола. Время от времени на могиле появляются красные розы, над которыми почти стёршееся от времени надпись на испанском: "Dirigente comunista" (Убежденный коммунист). Каким он и был до последнего дня. Футбол был всего лишь средством делать революцию.

Могила Агустина

Могила Агустина Гомеса Пагола, фотография Павел Кац, 2013

Фотографии из газет позаимствованы с сайта http://www.zatorpedo.narod.ru/zalslavy/gomes.html

[1] Сантья́го Хосе́ Карри́льо Сола́рес (исп. Santiago José Carrillo Solares; 1915 —2012) — испанский политический деятель, генеральный секретарь Коммунистической партии Испании (1960–1982), теоретик правого крыла еврокоммунизма.

[2] Рентерия (исп. Rentería, баск. Errenteria) — населённый пункт и муниципалитет в Испании, входит в провинцию Гипускоа в составе Страна Басков

[3] "А-бе-се" (ABC — "Алфавит"; исп. ABC Periódico diario) — испанская ежедневная газета, одна из трёх самых читаемых в стране. Сейчас придерживается правых позиций, во время Гражданской войны (до 1938 года) редакция газет поддерживала Республику.

[4] Ла́дислав Ку́бала (словацк. Ladislav Kubala; 1927 - 2002, Барселона) — венгерский, чехословацкий и испанский футболист и футбольный тренер. Известен по выступлениям за такие клубы, как "Ференцварош", "Братислава", "Вашаш", "Барселона" (выступая за которую, добился основных успехов и наибольшей известности) и "Эспаньол". Считается одним из лучших игроков в истории футбола

[5] Коммунистическая партия Эускади (исп.- Partido Comunista de Euskadi (PCE-EPK); баск. - Euskadiko Partidu Komunista) – Баскское отделение Коммунистической партии Испании

[6] Алекса́ндр Ду́бчек (словацк. Alexander Dubček; 1921 - 1992, Прага) — чехословацкий государственный, политический и общественный деятель словацкого происхождения. Первый секретарь ЦК Коммунистической партии Чехословакии в январе 1968 — апреле 1969 — главный инициатор курса реформ, известных как Пражская весна

[7] Эдуардо Гарсиея Лопес (исп. - Eduardo García López; 1918 – 1981) – испанский политик, один из руководителей КПИ, в 1968 году был исключен из партии и основал свою собственную партию.

[8] Энри́ке Ли́стер Форхáн (исп. Enrique Líster Forján; 1907 —1994) — командир «Пятого полка», 1-й смешанной бригады, 11-й дивизии в Народной армии во время гражданской войны в Испании. Долгое время был важной фигурой в испанском коммунистическом движении, в Коммунистической партии Испании и политической жизни Испании в целом. Единственный в XX веке человек, бывший генералом трёх армий — испанской (республиканской), советской, югославской.

[9] "Мундо Обреро" (исп. Mundo Obrero – "Рабочий мир") – официальная газета КПИ.

[10] Коммунистическая партия рабочих (исп.- Partido Comunista de los Trabajadores, PCT) – испанская политическая партия левой направленности, придержавшееся идей коммунизма марксистко-ленинского толка. Существовала с 1973 по 1980 года.

[11] Коммунисти́ческая па́ртия наро́дов Испа́нии (КПНИ; исп. Partido Comunista de los Pueblos de España, PCPE) — марксистско-ленинская политическая партия в Испании.

[12] Адо́льфо Суа́рес Гонса́лес, 1-й герцог Суа́рес, (исп. Adolfo Suárez González, 1932 —2014) — испанский государственный деятель. Первый председатель правительства Испании с 3 июля 1976 года по 29 января 1981 года. После падения режима Франко Адольфо Суаресу удалось объединить Испанию, легализовать политические партии, провести первые демократические выборы, принять конституцию страны, гарантирующую права и свободы её граждан.

 

Предыдущие части:

  1. Пролог 
  2. Предисловие

Другой мой блог, посвященный истории самой левой команды Испании - Райо Вальекано

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья