android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview
    Artboard Copy Created with Sketch.

    Календарь Олимпиады

    Медальный зачет

    baltika
    Блог Hardcore

    Шоссе в никуда. Часть II

    Ровно месяц назад случилось непоправимое: двукратный чемпион мира Эдвин Валеро убил свою жену, а затем и себя самого, оставив за собой двух сирот, две рыдающие семьи и разочарованных и/или преданных фанатов по всему свету. Последние доверили Эдвину не так уж и мало: свои мечты и желания – вместо будущей легенды бокса получив на руки убийцу. Валеро, конечно, войдет в историю – серия нокаутов в первом раунде удостоверяет это – но как угробивший себя талант, не более. Неистовый венесуэлец не стал первым таким бойцом, и точно (к несчастью!) не будет последним. О некоторых трагических фигурах прошлого мы уже поговорили в статье-некрологе. Сегодня речь пойдет еще о четырех боксерах, которые бы могли заявить о себе во весь голос, но так и не смогли сделать этого…

    … Почему именно сейчас? Причин, как водится, несколько – одной для оправдания такого материала было бы мало. Ну, например, пятничный бой Вернона Пэриса в рамках популярного проекта ShoBox: The New Generation. Пэрис навряд ли уже когда-либо станет чемпионом мира, но его талант много выше того, который мы имеем честь наблюдать сегодня. Оно и понятно: Вернон дерется с двумя пулями в теле: одна торчит у него в спине, а другая – в бедре. А еще он трижды попадался на допинге, пропустил два года из-за травм и дисквалификаций, постоянно впутывался в разные сомнительные предприятия, а остальное время просто продолбал. Тем не менее, Пэрис продолжает побеждать достаточно сильных противников…

    … Большие надежды в свое время связывали с Русланом Чагаевым, который дерется против Кали Миана на этих выходных. Руслан стал чемпионом мира, но все нажитое непосильным трудом промотал в болячках и в праздном безделье. Когда-то журнал The Ring называл его среди звезд мирового бокса, а теперь об узбеке уже мало кто вспоминает…

    … Как почти не вспоминают о сыне Эктора Камачо с теми же именем и фамилией. Он, к слову, тоже дерется совсем скоро – 5-го июня. Об этой семье мы еще, безусловно, поговорим, а пока обратимся к другой, не менее интересной персоналии.

     

    НЕПРОЩЕННЫЙ… СОБОЙ

    «Это было похоже на вавилонское столпотворение», вспоминает Билл Миллер, корреспондент The Ring в конце 50-х годов, – «Люди вскакивали со своих мест и, истерично вопя, неслись к рингу. Истерия была заразной. Даже ваш покорный слуга не мог сдержаться и начал орать вмести со всеми. Позже мой друг из местной испаноязычной газеты сообщил мне, что все это время находился на связи с Гвадалахарой, и этот мексиканский городок превратился в бурлящий котел после первого же нокдауна, в который попал Халими. Люди забирались друг на друга – только чтобы быть поближе к радиоприемникам. Когда Халими был повержен, весь город словно с ума сошел. Люди не работали больше недели!»… И это был не единичный случай, хотя, возможно, самый яркий – в ту ночь, 8-го июля 1959-го года, 23-летний мексиканец Хосе Бецерра стал новым чемпионом мира (абсолютным – тогда других и не было) по боксу в весе петуха, выйдя на пик своей короткой, но столь яркой карьеры.

    Бецерра был неотъемлемой частью выдающейся плеяды мексиканских бойцов-бантамов второй половины 50-х годов. Карлос Сарате, Альфонсо Самора, Рубен Оливарес, позже Рафаэль Маркес – о них все вы, конечно же, слышали. Но все они выступали позже. Имена «Ратона» Масиаса, Херманна Ома, Хосе Меделя и «Толуко» Лопеса известны куда меньше, однако полвека назад они гремели так, как нынешним чемпионом и не снилось. Масиас был самым обаятельным и фотогеничным из всех – он потом даже в Голливуде снимался. Бецерра был самым популярным.

    … А ведь у него не было даже среднего образования: школу Хосе бросил в 12 лет, после 5-го класса, чтобы заработать для своей семьи, курсировавшей из бедности в нищету и обратно, хоть какие-то средства. Он и карьеру боксера начал не славы ради, а денег для. И, конечно же, так бы и оставался никем, если бы на его пути не появился легендарный наставник Панчо Росалес, сделавший знаменитыми многих мексиканских пацанов до Бецерры. Но и Росалесу повезло, что ему в руки попал такой талант как Бецерра.

    «О, это был великолепный боксер, просто великолепный», вспоминал десятилетия спустя известный историк бокса Хэнк Каплан. «Он не имел слабых мест. У него был этот роскошный, короткий сдвоенный левый хук, который он выкидывал, как только видел брешь в обороне противника. А он ведь обладал очень мощным ударом, этот «латинос». Он почти не клинчевал вблизи, демонстрируя отменную работу на короткой дистанции. Часто недооценивали его защитные навыки, но – это вам я, Хэнк Каплан, говорю – Хосе был, пожалуй, первым выдающимся мексиканским технарем, кого нам посчастливилось увидеть. А как он дрался у канатов, как он выходил из углов, как прибавлял по ходу боя – это был один из лучших бантамов в истории бокса».

    Бецерра впервые громко заявил о себе в 18 лет, когда, проигрывая по очкам очень сильному, но крайне недооцененному соотечественнику немецкого происхождения Ому, сумел так посечь того, что бой был остановлен в 6-м раунде. Закон Ома для Бецерры сработал несколько позже – Херманн взял реванш через полгода, показав, что у Хосе были проблемы с похожими на него универсалами. В дальнейшем Бецерра двигался почти только по прямой, одержав три победы над крепким Хосе Меделем, по одной – над кубинским ветераном Мануэлем Арментеросом, американцем Билли Пикоком и экс-чемпионом мира Марио Д′Агатой. Последний потерпел тогда единственное досрочное поражение в своей карьере. Проигрывал нокаутом и Бецерра – Дуайту Хокинсу – но случайно («Я был так разочарован поражением Рауля Масиаса от Альфонса Халими, что мне было все равно») и с последующим успешным реваншем.

    Победа над Д′Агатой открыла для Бецерры путь к сердцам фанов и к бою со столь нелюбимым мексиканцами французским бербером Халими . Его Бецерра победил дважды, но уже в матче-реванше в феврале 1960-го он был не похож на себя. Через три месяца после первого, победного поединка Хосе проводил первый после завоевания пояса бой – конечно же, нетитульный – в родной Гвадалахаре против упертого и злого Уолта Инграма. Сам Инграм падать не хотел, а когда, наконец, упал, уже не смог встать обратно. Через несколько дней Уолт скончался в больнице Гвадалахары от травм, полученных в поединке с чемпионом.

    Это было начало конца для Бецерры, хотя тогда такое не мог бы предположить даже отъявленный пессимист. Но эксперты вскоре заметили, что была уверенность, вернее страсть, в действиях мексиканца пропала. Он нокаутировал Халими в реванше, выиграл пару-тройку нетитульных боев, но уже во второй защите против японца Кенджи Йонекуры Бецерра с величайшим трудом вырвал разделенное решение.

    30-го августа 1960-го года Хосе Бецерра провел свой предпоследний поединок, сенсационно проиграв нокаутом в нетитульном поединке безвестному джорнимэну Элою Санчесу. Для многих это поражение стало катастрофой. Для Хосе – началом новой жизни: сразу же после поражения он объявил о своем уходе из спорта. В 24 года спортивный путь Хосе Бецерры завершился, как до этого и в том же возрасте окончилась карьера его кумира Масиаса (Ом ушел из бокса и того раньше – в 22 года).

    Уход Бецерры так и остался неразгаданной тайной для всех, а сам Хосе не стремился пролить свет на причины своего ухода. Ходили слухи о тяжелой травме глаза, о том, что Бецерра просто не перенес поражения от такого слабого оппонента как Санчес. Иначе считает Хэнк Каплан: «Во всем виноват тот проклятый бой с Инграмом. Это он надломил его. Так часто бывает: твой соперник получает тяжелые травмы или, что еще хуже, умирает в ринге, и ты умираешь вместе с ним – как боец. После поединка с Уолтом Хосе уже никогда не был прежним. Он был очень-очень скромен, религиозен, и эта смерть стала для него самым тяжелым нокаутом. Он не простил себя за нее. И он стал бояться – за себя и за других. Думаю, и его семья настояла на уходе из бокса». Кстати, Бецерра все-таки провел еще один поединок в профессионалах: два года спустя победил по очкам Альберто Мартинеса в 6 раундах в благотворительном поединке, все средства от которого пошли на лечение другого бойца, оставившего в ринге свое здоровье – Руди Коронадо.

    Хосе Бецерра так и не провел главный поединок в своей жизни – против одного рвавшегося напролом бразильского паренька, который вскоре станет чемпионом мира, и железной рукой будет править легчайшими весами на протяжении более десятка лет.

    «Эдер Жофре победил бы Бецерру в 15-ти раундовом поединке. Хосе был великим боксером, а Эдер – одним из величайших в истории. Он знал все трюки и просчитал бы Бецерру. Но этот поединок стал бы украшением первой половины 60-х… Все равно Бецерра останется одним из величайших бойцов в летописи этого веса. Не сомневайтесь!» – завершает свой анализ Каплан.

    Хосе Бецерра (Мексика)

    Годы жизни: 1936 – …

    Годы карьеры: 1953-1960, 1962

    Послужной список

     

    «ОН СЕЛ НЕ В ТУ МАШИНУ…»

    Когда речь заходит о бойцах, чья карьера так и не достигла своего пика, остановившись на том самом моменте, когда из разряда «выдающихся» она переходит в категорию «великих», часто называют имя Сальвадора Санчеса – великого (!) мексиканского полулегковеса рубежа 70-80-х годов. Санчес сверкал всего три года, но этих лет хватило на без малого столетнюю историю полулегкого веса – ведь Сальвадора и поныне многие считают сильнейшим боксером в весе пера, когда-либо выходившим в ринг…

    Здесь не будет Санчеса. На мой взгляд, мексиканец, несмотря на трагическую гибель в 23 года, когда его «Порше» пошел на рискованный, оказавшийся роковым обгон, успел проскочить туда, куда подавляющему большинству героев этого материала путь был или есть заказан. Два нокаута Дэнни Лопеса, один – «Профессора» Нельсона, выдающаяся победа над «Базукой» Гомесом, тяжелые, но заслуженные виктории над Хуаном ЛаПорте, Патриком Фордом и Рубеном Кастильо – и все это за 2,5 года чемпионства. Санчес успел. Масао Оба, почти повторивший жизненный путь мексиканского суперчемпиона за десять лет до него, нет.

    ... Когда Оба впервые появился в тренировочном зале промоутерской компании Teiken, его хотели тут же отправить обратно. «Он был таким неказистым», рассказывает известный знаток японского бокса Джо Коидзуми. «От горшка два вершка – всего 150 сантиметров с небольшим, весил 47 килограмм. Нет, на его счет ни у кого не было иллюзий. Оба был не из чемпионского материала». А вот у самого Масао иллюзии были, и он с чисто самурайской решимостью стал претворять их в жизнь, проводя дни и ночи за упражнениями и тренировками. А, главное, он просто рос: к концу своей столь недолгой карьеры Оба вымахал до 168 сантиметров – вполне приличный рост для боксера наилегчайшего веса (до 50,8 кг).

    Рос Оба и в ринге. И если в начале карьеры, его выпускали против дебютантов, чтобы «не сломать паренька», то, начиная с 1968-го года, Обу постепенно выводят на мировой уровень. Опытному и крайне неприятному Сузуме Ханагате Масао проиграл по очкам, но зато набрался опыта и после этого поражения осечек уже не давал. 1969-й Оба начал с победы над опытнейшим Спиди Хаясе, а завершил победой по очкам в нетитульном поединке над действующим чемпионом мира Бернабе Вилльякампо. Стало ясно, что пора подумать и титульной схватке. На нее Масао вышел в октябре следующего года и показал себя с наилучшей стороны, нокаутировав в 13-м раунде тайца Берсерка Чартчванчая и заполучив пояс WBA в 50,8 кг.

    Настала короткая, но яркая эпоха Масао Обы. Японец 5 раз защитил свой титул, побеждая не специально подобранных ребят, как делают некоторые чемпионы сегодня (Оба их тоже побеждал, но в нетитульных боях), а только крепких противников: будущего 3-кратного чемпиона мира Бетулио Гонсалеса, старого обидчика Ханагату, еще одного 3-кратного чемпиона (в прошлом и в будущем) Чартчая Чионоя, крепких Фернандо Кабанеллу и Орландо Амореса. И если в начале схватки Оба проходили всю дистанцию, то в 1972-1973-м годах Оба перешел к более зрелищной и рисковой манере боя. «В нем была эта ярость, которая нехарактерна для сегодняшнего поколения японцев, даже несмотря на то, что он был боксером, а не рубакой», – вспоминает известный эксперт Джек Обермайер. «Он хорошо соображал, но вел бой в типичной для того времени манере, выкидывая одним комбинации за другими, делал это безостановочно. Он был как ветряная мельница. Как Масахико Харада, но только чуть хуже. Думаете оскорбление? Вы не знали Хараду – он был величайшим!». Ему вторит Коидзуми: «Я называл Масао нашим Гарри. Да, я его так называл, потому что он дрался как Гарри Греб, но не так грязно. А еще он обладал настоящим чемпионским характером. У него яйца, черт возьми, были!». Коидзуми намекает на последние две яркие победы Обы – над Аморесом и Чионоем. В каждом из этих поединков японец оказывался на настиле, но вставал и доводил бой до победы. В бою с тайцем Чионоем Масао одержал самую яркую свою победу, оказавшись в тяжелом нокдауне через 38 секунд после начала поединка, а в 12-м раунде трижды отправив так и не добившего его Чартчая на пол.

    Тот бой стал последним для Обы. Как и его великого последователя, Масао смерть подстерегла на трассе: его «Шевроле Корветт» столкнулся с выехавшим на встречную полосу грузовиком. Оба погиб на месте. Ему было 23 года. «Он сел не в ту машину. Это все эти чертовы американские спорткары. Никакой надежности. Ни-ка-кой!», голос Коидзуми дрожит от негодования и сегодня, почти 40 лет спустя той катастрофы.

    Говорит Обермайер: «Оба был бойцом не без недостатков. Он был значительно хуже Харады – хотя само сравнение его с этим чародеем ринга уже говорит о многом – и он бы проиграл по очкам Мигелю Канто, этому мексиканскому Пепу. Но свое место в Зале Славы он заслужил. Заслужил бы».

    Масао Оба (Япония)

    Годы жизни: 1949-1973

    Годы карьеры: 1966-1973

    Послужной список

    ПЬЯНИЦА, НАРКОМАН, ДЕБОШИР, ОПЯТЬ ПЬЯНИЦА…

    Когда-то Kronk Gym считался одним из культовых боксерских мест не то что Детройта, а всей Америки. В 80-е и 90-е годы сложно было найти более успешного тренировочного центра. Под руководством Эмануэля Стюарда, переквалифицировавшегося из электрика обратно в боксера, а сразу после этого и в тренера, расцвели таланты Томаса Хернза, Хилмера Кенти, Джимми Пола, братьев МакКрори, Дуэйна Томаса, Денниса Андриеса, а позже и других боксеров. К сожалению, за красивой вывеской, яркими плакатами и выставленными напоказ чемпионскими поясами зачастую скрывались далеко не самые симпатичные реалии, ведь «Кронк» был не только кузницей чемпионских кадров, но и настоящей каменоломней человеческих судеб.

    Рассказывать о судьбе выпускников Эмануэля Стюарда и его помощников – занятие интересное, но и в тоже время грустное. Если интересно, обязательно загляните сюда – узнаете немало любопытного. Например, что всего несколько человек смогли действительно подняться на занятиях боксом: Кенти, Хернз, Пол да сам Стюард. Многие ничего существенного на боксе не заработали, многие сгнили или загнивают в тюрьме – у кого пожизненный срок, у кого лет на 15-20: ограбления, кражи, убийства, торговля наркотиками – здесь полный спектр «достижений». Лесли Гарднер и Элвин Хэйес умерли от передозировки героином, Дуэйна Томаса застрелили при дележе нарокиков, Рикки Вомэк отсидел пятнашку, вернулся в ринг, а потом повесился, 23-летнего ДуЖуана Джонсона убили из-за долга в 200 долларов, а Бернард Мэйс попросту спился…

    … Мэйса звали Superbad; многие считали, что это прозвище происходило из уникальной комбинации скорости и мощи, которой обладал Бернард, и которая настолько превосходила возможности оппонентов, что у тех не оставалось ни единого шанса на успех. Стюард, однако, опровергает расхожее мнение: “Первым, кому предназначалось это прозвище, был Рэй Леонард, который тренировался в нашем зале один месяц перед Монреалем. Но Чарльз Дэвис (в будущем менеджер Мэйса) запомнил его и дал Бернарду, когда тот перешел в профессионалы. А ведь он действительно был «Очень плохим» – во всех смыслах». Вы навряд ли слышали о таком профессионале, а вот по любителям Мэйс стал легендой.

    «Я обнаружил Бернарда в одном из районов Детройта, ему тогда было всего 12 лет. В тот год – это было в 1972-м – из нашего зала на флот отправилось несколько ребят, фактически половина команды, которая в свое время выиграла общенациональные «Золотые перчатки», и в зале никого почти не осталось. Мэйс готовился к какому-то турниру по плаванию – я вспомнил его, потому что он был дружен с Луисом Холландом из той самой команды – и я предложил ему попробовать бокс. Он согласился».

    Стюард утверждает, что Мэйс никогда не был талантлив от природы, но он впитывал все как губка и был одержим желанием тренироваться, а Эмануэль дал ему все, что сам знал: «Ни до, ни после я никогда никого так не пестовал, как я делал это с Мэйсом. Он уступал в таланте Леонарду, и немало, но он был чертовски трудолюбив и восприимчив». Скоро о молодом парне, в 12 лет крушившем ребят на 3-4 года старше его, заговорили не только в Детройте, но и на все территории США. «Он творил чудеса», – продолжает Стюард – «Он стал самой настоящей суперзвездой любительского бокса, собирал тысячи людей. Семьи приезжали со всего Детройта, чтобы посмотреть на это чудо. Даже сам Рэй (Леонард) наслаждался его боями. Мэйс выиграл два юниорских чемпионата США: в 14 лет – в 106 фунтах, а в 16 – в 139. Я помню, как он пропустил почти год, но, заявившись на один из крупных любительских турниров, прошел досрочно всех, а Кевина Руни остановил в первом же раунде». Всего в любителях Мэйс провел 116 боев, победив в 114-ти, в одном поединке его засудили, а еще в одном он повредил палец и не мог продолжать схватку.

    К большому сожалению, Мэйс был Superbad не только в ринге, но и за его пределами. Он рано остался наполовину сиротой (отец ушел из семьи, когда ему было 14 лет), примерно в тоже время он стал потреблять алкоголь, курить сигареты, а позже травку. Он часто пропускал тренировки, а однажды не появлялся в зале почти год, но – фантастика! – все возлияния, вечеринки и кутежи никак не сказывались на его мастерстве.

    В 1977-м году Мэйс разгромил действующего чемпиона Европы, но решил не ждать московской Олимпиады (и правильно сделал) – в Монреаль он не проходил по возрасту – а перешел в профессионалы. Его взял к себе Чарльз Дэвис, а вот Стюард, тренировавший его на протяжении всей любительской карьеры, не пожелал брать к себе хронического алкоголика. Впрочем, до проблем тогда было еще далеко. Бернард дебютировал в профи в конце 1979-го года и быстро пошел вверх в рейтингах. В конце 1981-го года он победил последовательно Ральфа Монкрифа, Дэвида Лава и бывшего чемпиона мира Оскара Альбарадо. Но те успехи стали для 21-летнего Мэйса последними серьезными в карьере. Бернард стал чаще пропускать тренировки, утренние восстановления стали занимать слишком много времени, понизился уровень оппозиции. Мэйс дважды пропустил по году, и с каждым следующим боем у него что-то уходило.

    21-го ноября 1985-го года Бернард провел свой последний поединок. Во втором раунде малоизвестный Мэттью Льюис провел серию ударов справа по корпусу, от которых Мэйс так и не отправился – поединок остановили. После боя врач, осматривавший Бернарда, сообщил ему, что с карьерой боксера надо завершать – у бывшей звезды просто начали гнить внутренности: печень, почки и поджелудочная железа. Через год умерла мама Бернарда, а он – уже почти инвалид – отправился в приют для больных. Первого марта 1994-го года 33-летнего Бернарда Мэйса не стало: диабет, панкреатит и цирроз печени взяли свое…

    «Когда я услышал об этом, мне стало очень плохо. Я до сих пор не могу говорить об этом без слез. Я тренировал его 6 лет, работал с Леонардом – так вот Бернард Мэйс мог стать на одну ступень с Рэем. У него был талант для этого. Как жаль, что он им так распорядился»…

    Бернард Мэйс (США)

    Годы жизни: 1960-1994

    Годы карьеры: 1979-1985

    Послужной список

    «НА НЕГО У НАС ПРОСТО МОЛИЛИСЬ»

    Знакомьтесь – Пи. Джей. Де Бест. Он родился на Филиппинах, но с 4-х лет живет в маленьком шахтерском городке Маунт Иса, что в штате Квинсленд. Маунт Иса – обитель суровых нравов: здесь много пьют, много курят, ругаются непечатными выражениями – да и вообще, чего еще ожидать от поселения шахтеров. И где как не тут организовать боксерский клуб?! На деле – легко: драться можно и в барах, а поединки проводить прямо на улице, собирая ставки с местных же ребят. Противозаконно, конечно, только на закон тут всем было наплевать даже в конце 20-го века.

    «Вообще говоря, с того острова, на котором я родился, вышло немало выдающихся бойцов. Сам Панчо Вилья был родом оттуда, а еще – Бен Вилльяфлор, братья Пеналоса, Роландо Бохоль, Донни Ньетес», вспоминает Де Бест. «Но бокс – удивительное дело – я полюбил, когда оказался в Маунт Иса, а влюбили меня в него Клифф Сармардин и его наставник Дэмон Трокселл – американец, осевший в этом злачном месте. Вы были когда-либо в нашем захолустье?.. И не заезжайте, не стоит, только если у нас в клубе не проходит очередной турнир. До Трокселлов – Дэмона и его брата Спенсера – наши парни дрались прямо тут, на улице. Все хотели стать бойцами: и школьники, и ковбои, и шахтеры, конечно, тоже. И Сармардин, конечно, не был исключением».

    Никто не знает, когда и как Клиффорд Сармардин появился в городе. Просто в один прекрасный день на улицах городка стали обращать на высокую, худощавую фигуру с курчавыми волосами и неестественными для австралийца крупным носом и губами и темным (вернее, смуглым) цветом кожи. «Я пытался вспомнить какого-либо аборигена, добившегося успеха в профессиональном боксе до Сармардина. Не вспомнил никого, кроме Лайонела Роуза (абсолютный чемпион мира в 53,5 кг в конце 60-х годов). Кстати, именно Роуз провел основную работу с Сармардином, сделал из него настоящего боксера».

    Клиффорд вообще-то занимался боксом постольку поскольку – его основным занятием было горное дело, горняцкий труд. Тем не менее, в 18 лет, буквально через 3 дня после своего дня рождения, Сармардин дебютировал на профессиональном ринге именно в «Ирландском клубе», заведении Трокселла. Клиффорд разгромил в двух раундах ветерана Фила Робертса. Тот же бой, который влюбил в боксе Де Беста, состоялся 28 февраля 1992-го года во все том же «Ирландском клубе». Соперником Сармардина был Скотт Бейкер, а на кону стоял титул чемпиона штата Куинсленд.

    «Над рингом стоял такой злостный «аромат» из пота, сигаретного дыма и прочих, не менее вкусных запахов, что там даже продохнуть было невозможно. Сармардин же вышел драться и не обращал на эти казусы ни малейшего внимания. Он отлично работал на ногах, обладал мощным, карающим джебом и наносил очень сильные и точные удары по туловищу, а особенно по ребрам – это была настоящая машина. Все были уверены, что Бэйкер долго не продержится, и, конечно же, так и вышло: Скотт несколько раз оказывался на настиле ринга, прежде чем бой был остановлен в третьем раунде. Сармардин показал мне, что в боксе выигрывает не тот, кто сильнее бьет, а тот, кто может подавить сломать своего оппонента – как психологически, так и физически», держит речь ДеБест.

    После этого поединка Клиффорд пропустил больше года из-за проблем с менеджментом, но, вернувшись, продолжил побеждать. Он выступал во всех весах от полулегкого до полусреднего, хотя именно в легком весе он добился своих самых значимых результатов. Сармардин стал двукратным чемпионом провинции Виктория в первом полусреднем и легком весах, чемпионом Австралии в весе до 59 кг. Он побеждал не только середняков и аутсайдеров, но и ребят покрепче: например, известного филиппинского джорнимэна Фрэнсиса Веласкеса и будущего чемпиона мира Лавмора Н′Доу. 26 августа 1995-го года австралийская надежда встретилась в Чикаго с ветераном Ли Кэрглом и одержала уверенную победу в трех раундах. Больше на ринг Сармардин не выходил.

    «Я не знаю, почему Клиффорд перестал приходить в наш зал для тренировок. Он всегда очень ответственно подходил к подготовке, не давал себе поблажек, да и вообще во всем был образцом для подражания», недоумевает Де Бест. А потом добавляет: «Но вообще он всегда отслеживал те суммы, которые ему выплачивают. Он очень скрупулезно пересчитывал свои гонорары и никогда никому не доверял». На самом деле в этом-то и заключалась причина ухода Сармардина из бокса. В какой-то момент Клиффорд просто заметил, что менеджер попытался обмануть его. Сармардин не стал переходить под крыло другого менеджера или промоутера, а принял самый радикальный шаг – ушел из бокса.

    И вновь слово Де Бесту: «Я видел немало чемпионов мира: от Цзю, Фенеча и Эллиса до Грина, Мандина и Н′Доу. Я вам так скажу: Клиффорд мог добиться больших успехов, чем каждый и вышеперечисленных. Он был скромен, приятен в общении, очень целеустремлен. В нашем городке люди молились на него, а после его ухода бокса в Маунт Иса уже никогда не будет прежним».

    Клифф Сармардин (Австралия)

    Годы жизни: 1973-…

    Годы карьеры: 1991-1995

    Послужной список

    Видео

    В следующем выпуске «Шоссе в никуда»: семейка раздолбаев с Пуэрто-Рико, боксер, начавший карьеру в 9 лет, а завершивший ее до своего совершеннолетия, величайший австралийский средневес и Ламар Паркс, так и не поверивший в то, что у него обнаружен ВИЧ.

    Автор

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы