Загрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскать

Они заговорили

Владислав Третьяк личным примером доказал, что с журналистами можно говорить, но тут же был заснят с секретной историей, Максим Сушинский рассказал о неких списках, а Руслан Салей угостил коктейлем. Очередной день чемпионата мира в Германии – в репортаже Алексея Шевченко.

Вчерашний нервный день закончился вполне радостно. Руслан Салей ходил по микст-зоне и не отказывал комментариях вообще никому.

– Руслан, слышали, что российские хоккеисты устроили?

– Нет.

– Бойкот и прочее. Вот скажите, про вас когда-нибудь снимали плохое видео? Или, например, перевирали слова?

– Видео не помню. А вот со словами было такое. Или не так процитируют или не то напишут. Но бывает. Бойкоты же я никакие не объявлял. И вообще, ребята, я в этой ситуации ни на чью сторону становиться не буду. У вас своя работа, у нас своя.

Салей держал в руке стакан с каким-то напитком. Спрашиваю, что это.

– Это не пиво. Это молоко с пивом.

– Правда что ли?

– Да что вы, ребята? Это коктейль протеиновый. Хотите попробовать?

Попробовали. Невкусно, но Руслан говорит, что его надо пить в течение 30-40 минут после игры.

***

Вечером на сайте ФХР появилось требование к журналистам «отнестись к бойкоту с пониманием». На следующее утро представитель федерации Ирина Пономаренко час выслушивала остроты типа «просьба отнестись с пониманием к скандальному видео», «если о сборной плохо пишем, то просьба отнестись с пониманием». Ирина улыбалась. Вот-вот должен был прийти Владислав Третьяк.

***

Пресс-конференция началась незамедлительно. Владислав Третьяк сказал, что бойкот заканчивается. Сказал, что игрокам обидно.

– Они бросают все и приезжают, а к ним такое отношение.

Ему напомнили, что никто неправды не написал. Просто сняли, как игроки курят.

– Курят, курят. И что. Многие и в советские времена курили.

– И я покуривал, – добавил Борис Майоров, который тоже вышел к прессе.

***

Владислав Третьяк был так доволен, что ему удалось помириться с журналистами, что потом он дошел со всеми до большой арены и ужасно веселился.

Рассказал историю про то, как раньше посылали на БАМ. Говорил про то, что и ему досталось от журналистов. Однажды канадцы переврали его разговор про «Монреаль». И вратарю за это крепко досталось на родине. Спасло то, что он был комсоргом.

***

А Максим Сушинский, тем временем, рассказывал об условиях бойкота.

– Бойкот снят, – подтвердил он. – Просто сейчас ребята будут останавливаться возле тех, кого знают.

– А кого вы знаете? Можно ли посмотреть на списки?

– Нет никаких списков. Но все прекрасно понимают, кому можно отвечать на вопросы.

Все реально заволновались.

– Максим, скажите, а среди нас есть те, кто в том списке?

– Если я с вами разговариваю – нет.

От сердца отлегло.

***

Тренировка опять была по желанию. На нее вышли всего пять хоккеистов, в том числе два вратаря. Провели небольшую двусторонку: тренерский штаб – Мозякин, Сушинский, Куликов. Тренеры безбожно проигрывали. Не играть теперь Мозякину и Сушинскому. А вот что делать с Куликовым, тренеры, видимо, еще не решили.

***

Илья Воробьев раскрыл секрет, зачем же хоккеисты вышли утром на раскатку, если потом все равно спали, ели и вели до игры расслабленный образ жизни.

– Не знаю, как другие, а мне раскатка очень была нужна. Для ног нужно было. Я себя лучше чувствовал.

Илья Воробьев, между прочим, все-таки планирует стать тренером. Менеджерам российских клубов стоит к нему присмотреться.

***

По поводу матча с Финляндией Вячеслав Быков не сказал ничего интересного. Надо побеждать, но это и понятно. Хорошая команда. Тоже было известно.

– Почему решили поставить в ворота Семена Варламова?

– Это наше решение.

Семен Варламов – любимец Третьяка. Но и вратарь хороший, кстати.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы