Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Встречная мерзлота

    Ряженные в шорты сотрудники «Челси», безупречно невозмутимый Юрий Жирков и съевший собаку на игре в собачку Джон Терри – в репортаже Владислава Воронина с предматчевой тренировки сегодняшнего соперника «Спартака»

    Осень снова вмешалась в размеренную жизнь «Лужников» – теперь между начинающими водителями, учащимися парковаться на территории стадиона, и начинающими футболистами, ищущими лазейку в безупречно ровном ограждении тренировочного поля, снуют сезонные обитатели этого района. Сегодня ими стали поклонники «Челси» и просто желающие получить автографы «кого-то знаменитого» – пусть не Дрогба или Лэмпарда, но Эссьена или Феррейры. Любители автографов денно и нощно пытались маскироваться под настоящих болельщиков, однако окутавший Москву холод сразу выдавал тех, кто приехал к стадиону исключительно из-за заветных росчерков:

    – Сколько можно ехать, а? Я ж замерзну такими темпами и уеду, – молодой человек, на лице которого играло негодование, ежился от холода, но явно опережал события. На часах было 18:10 – около 20 минут до приезда команды.

    Два сотрудника «Челси» вышли на тренировку в коротких шортах

    Впрочем, серьезным испытанием холод стал не только для болельщиков. Два сотрудника «Челси» вышли на тренировку в коротких шортах – такие уместно носить в жару, в спортзале, но никак не московской осенью – и постоянно произносили типичное для замерзающих сочетание звуков «Брррр».

    – Как-то мы с тобой неправильно оделись, – осмотрев свои ноги, произнес первый и в очевидной попытке найти понимание второго бросил взгляд на его ноги.

    – А давай попрыгаем, – подходящий выход был найден очень быстро.

    Они начали прыгать, и их лица озарила гордость первооткрывателей.

    Тем временем игроки «Челси» разделились на два круга и начали играть в так называемую «собачку» – двое водящих, держащие в руках черные футболки, пытались перехватить мяч у семерых соперников. Джон Терри отдавал передачи настолько точно, что бегал с футболкой в руке всего два раза – абсолютный рекорд тренировки – и на правах самого активного и полезного игрока постоянно оценивал игру своих партнеров. От кромки поля доносилось:

    – Fine! Fine!

    – Good touch!

    Игроки «Челси» казались необычайно открытыми. Они тренировались настолько близко к журналистам, что те могли дотронуться до них, отдать им пас и даже почувствовать аромат геля для душа Джона Терри. В России это смотрится так диковинно, что, будь дети, приведенные некоторыми журналистами, чуть взрослее, они, должно быть, в восторженном порыве набросились бы на того же Эссьена. Но дети лишь фотографировали людей в зеленых костюмах и изредка пинали в их направлении мячи.

    Английские журналисты принимали в этой тренировке еще меньшее участие, чем дети. Их столь серьезно занимал вопрос, куда подастся Уэйн Руни, что его фамилия звучала на беговой дорожке едва ли не чаще слова «Спартак». На пресс-конференции, состоявшейся перед тренировкой, эти два слова и вовсе уместились в одном предложении – что, на самом деле, не повод для некоторых изданий пестрить зазывающими заголовками. Упоминание «Спартака» послужило для Карло Анчелотти всего лишь возможностью отшутиться:

    – Мы не думаем о приобретении Руни и вообще о таких далеких перспективах. Все наши мысли заняты игрой со «Спартаком», – произнес Карло и сжал расходившиеся в сардонической улыбке уголки губ.

    Юрий Жирков со стальной невозмутимостью рассказал, что именно «Челси» думает о «Спартаке»

    Из зала послышался легкий смех британского журналиста.

    А один из самых молчаливых игроков «синих», Юрий Жирков, со стальной и в чем-то даже безупречной невозмутимостью рассказал, что именно «Челси» думает о «Спартаке»:

    – Игру всей команды мы еще не разбирали, но это классный соперник, очень сильно прибавивший после победы в Марселе и обладающий хорошим подбором игроков.

    В ходе той части тренировки, что была доступна журналистам, успела обнажиться только одна сторона игры «Челси». Когда на редкость спокойный и добрый охранник подошел к журналистам и, прося тех покинуть беговую дорожку, развел руки в жесте мягкой учтивости, с поля донеслось зычное указание:

    – Touch and play! Touch and play!

    И вмиг добродушно оформленный запрет показался неуместным и обидным. С загадочностью всегда так и происходит.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы