Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Егор Титов: «Мне хочется спокойствия»

    Пару недель назад Егор Титов заявил, что его карьера, судя по всему, подошла к концу. Через неделю уточнил, что окончательного решения еще не принял. Спустя еще несколько дней встретился с корреспондентом Sports.ru и подробно рассказал, чем сейчас занимается.

    Егор Титов: «Мне хочется спокойствия»
    Егор Титов: «Мне хочется спокойствия»

    Теннис

    – Это интервью Егор Титов будет давать как действующий футболист или футболист, завершивший карьеру?

    – Как действующий, конечно. Я постоянно в движении и участвую во многих турнирах, мероприятиях. Я нахожусь в хорошей форме. Сказать, что я закончил, не могу. Когда мои дела с казахскими «друзьями» закончатся, тогда можно будет что-нибудь говорить. Сколько это будет продолжаться? Это и мне интересно.

    – По какому графику вы сейчас живете?

    – Вечером я всегда здесь – на корте, где тренируется моя дочь. Завтра – тоже тренировка, но футбольная и уже у меня. Объемная – два часа. Потом восстановление, баня. Потом – домой.

    «Тренируюсь в команде «Артист»

    – С кем вы тренируетесь?

    – В команде «Артист», где президенты Николай Трубач и Владимир Петрович Пресняков. Люди, которые имеют отношение к футболу в той или иной степени. Кто-то играет очень хорошо, кто-то – средне. Ездить туда уже вошло у меня в обязанность. Ну и нагрузка – организм ее требует. Два-три дня отдохнешь – хочется нагрузиться.

    – Может ли это заменить подготовку?

    – Скажу так: попробуйте полтора часа без пауз побегать туда-сюда. Тем более, манеж «Локомотива», где мы тренируемся, просто огромный. Там и поперек тяжело бегать, а на все поле – и подавно.

    – Ваша дочь занимается теннисом. В теннисе все меньше женственности, да и травмы идут постоянно. Почему вы выбрали для нее этот спорт?

    – А куда еще? В спортивной гимнастике я ничего не понимаю, в художественной – тем более. Вы говорите – мужеподобные. А в легкой атлетике? Там вообще непонятно, где мужчины, а где женщины. Волейбол, баскетбол – не менее тяжело, чем теннис, но в теннисе я знаю, что она будет отвечать сама за себя. Получится – отлично. Нет – виновата будет только она. Пусть почувствует, что такое спорт и как тяжело это дается.

    – У обеспеченных людей свои методы воспитания детей, чтобы они не превратились в бессовестных мажоров. Вот Евгений Гинер рассказывал, как разработал специальную систему для сына, когда тот был подростком. Как следите за дочерью вы?

    – Во-первых, я не олигарх и небогатый. По меркам Гинера я никто и ничто. И то, что у меня есть, пытаюсь вложить в дочь. В 10 лет ребенку тяжело понять, что от нее хотят. И еще она не совсем понимает, чем занимается папа. Да, знает, что футболист, да, видит, что берут автографы. Она раньше к этому, кстати, с ревностью относилась, но сейчас привыкла. Бывает, ставлю ей в пример: если хочешь, чтобы и к тебе так же подходили, работай, трудись.

    «Миллион? Имеется. Но сегодня он есть, а завтра – нет»

    – Кроме воспитания дочери и выбивания денег из астанинского «Локомотива», у вас есть еще какие-то дела?

    – Нет. Если делать много дел сразу, одинаково хорошо они не получатся. Вот сейчас турнир будет у дочери, поеду сопровождающим. Куда? Много вариантов, выбираем. Клин, Иваново, Москва. Но в Москве играют все сливки – самая сильная школа здесь. Если отъехать от Москвы даже чуть-чуть, там попроще, а если куда-нибудь улететь – там шанс выиграть еще больше.

    – О теннисных родителях чего только ни рассказывают. Вот отец Марии Шараповой посылал ее соперниц по матери. Вы с таким уже столкнулись?

    – Стараюсь не лезть в это. На футболе мат услышать можно, но теннис все-таки более аристократичный. Но бывают моменты, когда родители очень сильно переживают. Драк еще не было, но на грани фола бывало.

    – Сергея Юрана как-то спросили: «Мечта многих – миллион долларов. У вас есть?» «Присутствует…» – ответил ваш бывший тренер. У вас тоже имеется?

    – Имеется, конечно. Если учесть, что я играл в футбол не один год. Но вы же понимаете: сегодня он есть, а завтра – нет. Надо содержать семью. Плюс теннис – очень накладный вид спорт. Еще по первому месяцу, когда я начал вкладывать деньги в ребенка, понял: это очень и очень накладно.

    Черчесов

    – В прошлом году вы приехали на матч «Спартака» и обменялись рукопожатием со Станиславом Черчесовым. Это можно считать примирением?

    – Еще за полчаса до каждого матча в «Лужниках» фотографы огромными бандурами метят в VIP-ложу. Так получилось, что мы встретились с Черчесовым лицо в лицо, поздоровались, и это вышло в газетах. Делить нам уже нечего: ни его, ни меня в «Спартаке» уже нет. Жизнь расставит все на свои места.

    – Вы удивлены, что после «Спартака» он до сих пор не нашел себе работы?

    – Даже не думал на эту тему. Предложения-то у Черчесова есть и будут. Любой тренер, который работал в «Спартаке», – это уровень. Другое дело, что тренеры у «Спартака» бывают такие, которые понимают, что они делают, и которые не понимают. Тот, который не понимает, сейчас начал в Казахстане с 1:4 и 0:3. Это я говорю про Чернышова – человека, который был везде и нигде надолго не задержался. Черчесов – другой совсем. Уверен, в ближайшие годы или даже месяцы он найдет себе команду. Или в России, или в Австрии.

    – Андрей Тихонов начал сезон в «Химках» двумя победами в первом дивизионе. Почему вас нет рядом с ним?

    – Это вопрос не ко мне. Ему позвонили и сделали предметное предложение. Я понимаю, что это было руководство команды. У меня разговора ни с кем не было. Но и после того, как я уходил из «Химок», понял, что там за люди работают в руководстве. Для меня этот вариант был исключен.

    «Сказал себе: играть в первом дивизионе я не буду»

    – До скольких лет, по-вашему, будет играть Тихонов?

    – До 50. Я сейчас говорю абсолютно серьезно. У него столько здоровья и такая жажда футбола – он же начал играть на хорошем уровне довольно поздно. А с такой харизмой он сможет играть в любом клубе.

    – Вы можете себя представить в первом дивизионе?

    – Нет. Сказал себе: там играть я не буду. Есть какой-то уровень. И ни за какие деньги меня не заставят туда поехать. После «Спартака» ничего лучше в плане отношения к футболистам быть нее может.

    – Почему же на это в который раз соглашается Тихонов?

    – Не наигрался – раз. Наверняка играет роль и финансовый вопрос – он заслужил зарабатывать больше, чем другие. Ну и, может быть, боязнь того, что будет после футбола. Вместо того, чтобы закончить и думать, что делать дальше, лучше поиграть еще годик. Тем более, в «Химках» у него получается и, может, его там и оставят. Так что отыграет еще пару лет, а потом перейдет на новую работу в клубе.

    – А вы не боитесь того, что будет после футбола?

    – Нет. Я на эту тему не переживаю. Не парюсь, как говорят молодые.

    Смски

    – Когда в Астане перестали платить деньги, вы слали смски президенту клуба. Не отвечает?

    – И смски писали, и звонили. Ни на что не ответили. Как я понимаю, руководство там сейчас все поменялось.

    – Ситуация с Казахстаном – это тот случай, когда жадность сыграла злую шутку?

    – Нет. Могу сказать, что, уехав, я стал получать меньше, чем в «Химках». То, что позвал Юран, что был Тихонов, – вот, что сыграло главную роль.

    «Улетая из Казахстана, я думал: «Какое же счастье, что я еду домой!»

    – Вы говорили, что в начале прошлого года у вас были варианты с отъездом на Ближний Восток? К шейхам?

    – А к кому еще? Но куда именно – неважно уже. Одному туда ехать было бы тяжело. Другое дело – с другом и футболистом с большой буквы – с Андреем. Я сразу сказал: «С ним поеду играть куда угодно. Хоть на Камчатку».

    – Не все в Казахастане полюбили знаменитых игроков из России. В голосовании на лучшего игрока Казахстана Тихонов занял третье место, вы – 26-е. Журналисты не простили вам того знаменитого интервью?

    – У нас с командой даже не попрощались, а вы говорите про рейтинги. Как только мы сыграли 2-го ноября последний матч, уже через три часа улетали. Я думал: «Какое же счастье, что я еду домой!»

    Книги

    – В этом году вышла ваша книга «Наше все», но в ней нет самого актуального – вашего расставания со «Спартаком». Почему?

    – За два года – 2008-й и 2009-й – случилось столько, что могу поспорить: хватит минимум на две книги. Все уместить в одну было нереально. Уход из «Спартака», дубль, «Химки», Казахстан. Вот и решили.

    – Обещаете быть откровенным во второй части?

    – Насколько это будет возможно на тот момент, насколько это будет позволять ситуация, буду. Постараюсь написать все, что видел.

    – Читаете ли вы книги Игоря Рабинера?

    – Нет.

    – После «Как убивали «Спартак»-2» у вас нет отношений?

    – А у нас и не было никаких отношений.

    «Вступить в партию посоветовал Олег Иванович Романцев»

    – Многие спортсмены состоят в политических партиях. Как часто за годы карьеры вам делали такие предложения?

    – Сейчас, подождите. (Достает из сумки кошелек, из него – карточку члена «Единой России») Понимаете, да?

    – И давно она у вас?

    – Лет десять как минимум.

    – Дает какие-то привилегии?

    – Не знаю. Ни разу не пробовал.

    – Почему вы туда вступили?

    – Это было очень и очень давно. Тогда все это со спортсменами только начиналось, мне посоветовал Олег Иванович Романцев. Я это делал, не зная почему и для чего. Пришел, расписался, сфотографировался.

    – Участвуете как-то в политической жизни?

    – Нет. И даже ни разу об этом не думал.

    Мальдини

    – Когда вы решите завершить карьеру, у вас будет прощальный матч?

    – Тоже не думал. Все говорят «надо», «надо». Во-первых, кому это надо? Этого я тоже не понял. В любом случае, это будет не сегодня и не завтра. Но на прощальном матче Димы Аленичева я получил удовольствие. Играли все наши – это было очень приятно.

    – Когда вы будете заканчивать карьеру, вы будете сожалеть, что не стали русским Мальдини или русским Тотти? Игроком, который всю карьеру провел в родном клубе.

    – Почему я должен жалеть? Если меня оттуда выгнали. Если меня оттуда выгнали, я же не могу сесть, расплакаться и сказать: «Я отсюда никуда не уйду». То, что случилось, не вернуть. Моей вины в этом нет. Моя вина – если только в том, что я вел себя несколько мягко.

    – Как долго спартаковские болельщики будут скандировать кричалки про Егора Титова?

    – Пока не найдут новую рифму.

    «Без работы я не останусь. Идеи есть, и их много»

    – Это вы шутите?

    – Нет. Получалось, что в рифму попадал я. Раньше было «Цымбаларь Илья забьет», «Тихонов Андрей забьет». А сейчас как делать? «Алекс забьет»? «Ари забьет»? Тяжело. Будет рифма – поменяется. Люди уходят и приходят. Сегодня один герой, завтра – другой. Люди помнят Черенкова, Гаврилова. И от того, что их имена не скандируют, менее великими они не становятся.

    – Чего вы хотите от жизни сейчас?

    – Спокойствия. Чтобы дома все было хорошо. Чтобы ребенок рос, прогрессировал. Младшая – хотя об этом думать рано – надеюсь, тоже куда-то пойдет.

    – А сами? Говорят, мужчина не может без работы, чего бы он уже ни достиг.

    – Без работы я не останусь. Идеи есть, и их много. Озвучивать их пока не буду. Область? Любая. Вот сейчас и думаю над ней. Но то, что я буду в спорте, это почти наверняка.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы