Александр Тихоновецкий: «Луч» хотел, чтобы я еще за них сыграл, а потом в «Кубань» ехал»

Весь июнь Александр Тихоновецкий, теперь уже экс-форвард «Луча-Энергии», провел в Краснодаре. Пока «Луч» тренировался в Австрии, «Кубань» за один день сняла Тихоновецкому квартиру на Ставрополье, он перевез в нее из Владивостока жену с дочкой и начал тренироваться под началом экс-тренера «Луча» Сергея Павлова. А трехлетний контракт с командой первого дивизиона подписал только в конце прошлой недели.

«Знаете, почему руководители «Луча» так долго не отдавали мой трансфер в «Кубань»? Только потому, что 5 июля команды премьер-лиги еще играют старыми составами до начала дозаявок, а у владивостокцев на заявку людей не набирается. Вот они и хотели, чтобы я за них пятого сыграл, а потом в «Кубань» ехал.

Мне сказали: «Отыграешь пятого – и можешь валить куда угодно. Ты нам не нужен!». А если я пятого числа травму получу? Они ж мне звонить начали после того, как сами дали письменное разрешение на отъезд в «Кубань», но самолет «Луча» приземлился в Австрии, Вулич не нашел меня среди игроков своей команды, очень удивился и приказал меня вернуть.

Не успел я уйти – замелькали в местной прессе заголовки: «Тихоновецкий погнался за большим рублем». А вы знаете, что этот Тихоновецкий, который отыграл во Владивостоке шесть лет, был самым низкооплачиваемым футболистом во всей команде? Меньше меня в «Луче» не получал никто. Надо мной дублеры смеялись. Пацаны восемнадцатилетние. А Ибадов (исполнительный директор «Луча-Энергии») сейчас рассказывает, что я был самым дорогостоящим игроком «Луча». Еще чуть-чуть – и он меня доведет: я скажу, у кого из нас какая зарплата была…

Я к Ибадову не ходил. А на повышение зарплаты только намекал. Ну, к примеру, Первого мая пошли мы на парад. Идем, маршируем по Владивостоку, а сами прямо в шеренге пробираемся к Ибадову вдвоем с нашим начальником команды. И тот ему говорит: «Али, давай ему поднимем зарплату!». А Ибадов в ответ: «Ну, пускай он еще парочку забьет – и тогда поднимем». Итак, сыграли мы с «Локомотивом» и «Томью», забил я дважды – и говорю: «Ну, я забил два гола – подымайте мне зарплату!». «А я, – говорит Ибадов, – не решаю такие вопросы!». Во Владивостоке даже губернатор Дарькин не знал, сколько я получаю. А когда услышал, в шоке был и велел, чтобы мне денег прибавили и квартиру дали.

Квартиру дали. В элитном доме. Только я за эту квартиру четыре года бился! Сначала никак не хотели давать, а потом, когда меня дисквалифицировали, сказали: «Мы тебе квартиру даем? Вот давай играй за нее!». И я полгода (весь срок дисквалификации за употребление марихуаны) даже зарплату не получал – мне тогда деньги исключительно на пропитание выдавали, на еду. Да мне ее отдали, только чтоб я на КДК не подал: «Лучу» надо было меня продавать, а мне по контракту давно была квартира положена: ее еще много лет назад в качестве подъемных в мой контракт вписали. Но «вручить» должны были только по истечении трехлетнего соглашения. А через два года подступила дисквалификация – и они под это дело со мной новый контракт заключили. «Голый». С прежней зарплатой. До сих пор по всему Владивостоку и всей России слухи ходят, что в клубе с марихуаной меня специально подставили, чтоб квартиру не давать… Меня тогда вообще хотели из команды выкинуть, но Павлов, единственный, за меня вступился.

Я не доиграл полгода до истечения контракта в «Луче». Зимой они заломили за меня такую цену, что меня никто не стал покупать. Даже «Тереку» денег не хватило… А к лету в «Луче» решили, что хоть что-нибудь за меня надо поиметь – и продали», – цитирует Тихоновецкого «Советский спорт».

Материалы по теме


Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья