android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

Владимир Тумаев: «Недавно был на конкурсе бардов. Занял первое место»

Самый необычный кандидат в президенты Российского футбольного союза дает Кириллу Благову интервью, которое сделает ваш вечер.

Владимир Тумаев: «Недавно был на конкурсе бардов. Занял первое место»
Владимир Тумаев: «Недавно был на конкурсе бардов. Занял первое место»

Вы могли не знать Владимира Тумаева в лицо, но не могли о нем не слышать. История о президенте ижевского «Газовика», который играл и забивал, даже когда ему было под 60, добивала до любого города, где есть хоть какой-нибудь футбол. Уже несколько недель Тумаев – официально зарегистрированный кандидат в президент РФС.

Ввязавшись в предвыборную гонку, Тумаев немало времени тратит на всевозможные поездки. Он появляется во Внукове за 45 минут до своего рейса и первым делом вручает свежераспечатанную кандидатскую программу. Спешно проходя регистрацию, человек, угодивший в книгу рекордов Гинеса как самый возрастной профессиональный футболист России, заказывает бокал белого вина в соседнем кафе и снимает солнцезащитные очки.

- Что у вас с глазом?

– Это мы играли с ветеранами, и мне локтем двинули. Я своим игрокам всегда в пример такие матчи ставил. Мы играем на ящик сока или пива – и то себя не щадим. У меня, вон, голеностоп уже оторван, в игре постоянно тыкают и толкают – и все равно каждый раз выходишь, и все по новой. А сейчас? Огромную зарплату получают вне зависимости от результата, это незаработанные деньги.

«Все будет зависеть от Владимира Владимировича. Но надеюсь, что он поступит рассудительно. Я уверен, что смогу все изменить»

- Вы говорили, что не верите в то, что выборы президента РФС будут честными. Зачем тогда вообще в это ввязались?

– Не верю – понятно, что все будет зависеть от Владимира Владимировича. Но надеюсь, что он поступит рассудительно. Руководить футболом должен человек, который знает все изнутри. Если ты не играл, не работал администратором, не руководил клубом – что ты во всем этом можешь понимать? Я же, руководя 10-тысячным коллективом своего предприятия, сделал с нуля футбольную команду, летал с ней во Владивосток, Находку, сам выходил играть. Центральный стадион в Ижевске – один из лучших в стране, и Владимир Владимирович сам это видел, когда приезжал к нам на Спартакиаду. Я уверен, что смогу все изменить.

- Есть мнение, что президентом РФС должен стать человек, который обеспечит достойное финансирование футбола. Где вы собираетесь брать деньги?

– Спонсоров найдем, «Газпром» поможет – не зря же я 40 лет проработал в структуре. Мне пока не удалось встретиться с Алексеем Борисовичем (Миллером – прим. Sports.ru) – он сейчас в отпуске. Но как выйдет, обязательно с ним встречусь, будем этот вопрос обсуждать. Деньги-то есть, вопрос не в этом. Вы посмотрите, что в клубах творится. Я ездил по регионам, чтобы спросить, какие есть проблемы – и все это записать в свою программу. И что вы думаете? Саратовская область, моя родина – те, кто руководит футболом, побоялись со мной встречаться. Через газпромовских руководителей вышел на губернатора, а он говорит, что им дана команда голосовать за Толстых. Ну, и чего мы хотим? Проголосуем за Толстых, а что поменяется? Да ничего, будет еще хуже. Он чудил, когда был ниже рангом, сейчас будет чудить, сидя выше.

- Толстых – главный конкурент?

– Там два конкурента – Толстых и Мутко.

- Так Мутко же снялся.

– Если сейчас на Олимпиаде не наберут нужное количество медалей, это место могут и для него придержать. А то так кому он нужен? За это время придумают формулировку – и все, он пойдет, никуда не денется.

«Хватит нас материть»

- На YouTube есть ролик с вашей установкой игрокам в перерыве матча с Нижнекамском. Все время так мотивировали команду?

– Не всегда, конечно. Потом, когда увидел все это, даже покраснел, стало стыдно – неужели я такой варвар? Но для меня важен результат. Мы же выиграли 3:2, проигрывая к перерыву 0:2. Если бы не было результата, я бы перед ребятами извинился.

- Часто вообще приходилось извиняться?

– Да все же игроки понимали, что это в первую очередь для них делается. Ты хочешь ездить на иномарке, жить в уютном доме, чтобы жена у тебя хорошо выглядела – тогда старайся, рой поле – деньги на это там зарыты.

«Батюшка на стадион приедет, осмотрится, скажет: «Выбирайте эти ворота». В раздевалку соперника зайдет – там поколдует»

- В ролике вы говорите одному из игроков: «Рома, ты кидался на меня драться». Такое правда было?

– Могли и повздорить, когда я в очередной раз отчитывал. Понятно, что такое ребятам не нравится – говорили, мол, хватит нас материть. На самом деле должен быть метод кнута и пряника, нельзя все время ругать – толку не будет. Бывали моменты, когда мы выиграть не могли две-три игры. Я договаривался с батюшкой, вез ребят в церковь – они там приходили в чувства. Батюшка на стадион приедет, осмотрится, скажет: «Выбирайте вот эти ворота». В раздевалку соперника зайдет – там поколдует. Казалось бы, какое это отношение имеет к игре? А ведь помогает – раз, и выиграли следующий матч.

- Игроки позволяли себе загулять?

– Бывало. Например, с Лушиным, которого мы пригласили из «Жемчужины», они тогда в высшей лиге играли. Мы были на сборах в Чехословакии, и обыграли «Левски-Спартак». Рем Вяхирев тогда даже премию мне выписал – так был рад, что «Газовик» обыграл такого соперника. Над нами же в свое время просто издевались. Помню, генеральный директор «Ижстали» Олег Иванович Собин мне говорит: «Ну, и чего ты придумал? Зубилом бы еще назвал свою команду». Не верил, что мы на следующий год выигрывать будем. Так вот, обыграли мы «Левски-Спартак», вечером захожу в кафешку, а там сидит Лушин и еще два молодых парня – пьют пиво или вино, не помню. На следующий день собрал команду и сказал, что Лушин отчислен, для всех это было шоком. Сказал, что в команде может пить только один человек – это я, играющий президент. Кроме меня – никто, хочешь пить – это где-то там, но не в «Газовике». Я сам-то выпивать начал только в 30 лет, и, кроме сухого вина, больше ничего и не пью.

- Какой футбольный банкет вы вспоминаете до сих пор?

– Это не столько банкет, наверное, сколько командные мероприятия. Когда понимали, что не хватает сплоченности, покупали барана, наш врач Равиль Каюмыч разделывал его – варил шурпу, делал шашлык. Или варили уху стерляжью. В общем, командой с семьями выезжали на природу. Ставили на стол пиво, вино, крепких напитков не было – ребята выпивали понемножку, на удивление никто не напивался. И после этого были совсем другие результаты.

Но за футболистами все равно было установлено наблюдение. Город небольшой, все злачные места просматривались. Если кто-то появлялся в кафе, ресторанах, казино, мне сразу же домой звонили: твой игрок у нас. Говорю, подойдите и скажите, что я его вижу, и у него осталось пять минут. Действовало, но иногда приходилось выезжать на место и нерадивого игрока вытаскивать.

«Все злачные места просматривались, мне сразу домой звонили: твой игрок у нас. Говорю: скажите, что у него есть пять минут»

- Случалось, что кто-то проигрывал все и потом просил у вас в долг?

– Конечно. Словаки очень любили посидеть в казино. Один из них как раз все и проиграл – дал взаймы, вопросов нет. Но зато он потом как следует отрабатывал эти деньги на поле.

- Как вообще футболисты реагировали на то, что вы выходите на поле?

– Было в этом что-то интересное, какая-то дикость. Но я всегда объяснял команде: «Ребята, если я вам мешаю и надоел, могу не выходить» Но они как говорили: «Алексеич, ты оденься, чтобы тебя судьи видели, и мы будем знать, что нас на выезде не убьют». Отношение, конечно, совсем другое было.

- Ваше главное достижение как президента?

– Я себя ругаю за то, что мы так и не вышли из первой лиги. Я очень хотел сыграть в высшей три игры и закончить – чтобы ребята дальше уже сами, без меня продолжали. Но там и времени не хватило, да и я поначалу не все понимал. У нас же была реальная возможность выйти в высшую лигу, но из-за того, что все игры в последних турах первой лиги были уже распроданы, не удалось.

Конечно, если бы меня тогда в командировку не отправили, были бы в высшей лиге. Там как получилось – за газ плохо платили, на предприятиях было тяжело с зарплатой, и кто-то из сотрудников написал жалобу в Кремль. Мне позвонил Шеремет, первый зам Вяхирева, и говорит: срочно вылетай. Команде нужно было лететь играть в Иркустк, затем – в Читу. Если бы я полетел вместе с командой, то вернулся бы через неделю, и меня бы уже сняли с работы. Да и я не мог подвести, потому что очень уважаю Вячеслава Васильевича (Шеремета, – прим. Sports.ru), а он говорил, что на решение проблемы есть два дня. Но мне, конечно, все равно нужно было слетать в Иркутск, решили бы там все вопросы, и уже перешел бы к работе.

«Все игры распроданы – обещаю заплатить больше соперника. А игроки говорят: так мы уже получили, пива попили и расслабились»

- Вашим игрокам предлагали не выкладываться на полную?

– Им, конечно, предлагали. И в Ярославле, и в Ленинграде, когда все игры были распроданы. Было уже сложно играть – приходил в раздевалку, чуть не плакал, обещал заплатить больше, чем соперник. А они говорят: так мы уже получили, пива попили, расслабились и ничего не сможем поменять.

Сам я всегда играл по-честному. Колосков, правда, тогда тоже говорил: «Куда этот «Газовик», какая высшая лига, если они в раздевалки ходят через дорогу?» Но это все мелочи, внимание не на то обращали. Главное – у нас команда была готова. А какие футболисты играли! Максим Шацких, который потом стал одним из ведущих игроков киевского «Динамо», Дмитрий Вязьмикин позже в «Торпедо» стал лучшим бомбардиром чемпионата, Сергей Юминов, которого покупал ЦСКА, он еще «Валенсии» два гола забил. Это были игроки, которые могли именно отстаивать честь команды. Таких уже тогда было немного.

Помню, когда Садырин тренировал сборную на чемпионате мира, «Газпром» был ее спонсором, поэтому я находился вместе с ними. Вечером смотрю – Юран идет навстречу. Спрашиваю, чего не готовится, а он отвечает: «Так меня не ставят». Ну что это? Под утро уборщицы выносили из номеров по три бутылки из-под пива. Никто не понимал, откуда они берут, а потом я как-то на другой этаж поднялся, а там стоит холодильник с пивом, вином. Для тех, кто остановился в отеле – бери, не хочу.

- Вам предлагали стать гендиректором петербургского «Зенита». Почему отказались?

– Да мне много должностей предлагали, но я не хотел бросать команду, потому что у меня была цель и мечта, а ради этого я готов на все. Хотя гендиректор «Лентрансгаза» Сердюков мне действительно это предлагал. Его потом сняли, чтобы дать работу Фурсенко, который развалил и «Лентрансгаз», и футбол.

- Жалели потом?

– Нет, я никогда ни о чем не жалею. Да и Ленинград мне не нравится – погода так себе. Еще когда там учился, понял, что не для меня.

«Они эстраду загубили»

- Правда, что до сих пор ездите на мотоцикле?

– Да, это давняя моя страсть. Я же еще мотокоманду содержал – и сам тогда ездил. В одном интервью написали, что я до 250 км/ч разгоняюсь – это приукрасили, конечно, но 150-180 могу. У меня есть BMW ручной сборки, он на первой передаче до 200 км/ч скорость может развить. Когда едешь – искры летят. Еще у меня два отличных «Харлея» стоят. Мне не страшно, но все равно в последнее время стараюсь не гонять – пожить еще хочется.

- Самый большой штраф, который платили на дороге?

– У меня в свое время были старые права. Когда останавливали, видели их и говорили – 10 лет без нарушений ездите, так что даже прокалывать жалко. Предлагал 5-10 рублей, по тем временам хорошие деньги, но даже их не брали – говорили, что стыдно. А уже потом и по пять, и по десять тысяч платил.

- Вы по-прежнему поете?

– Да, пою, сочиняю песни, про «Газпром» люблю. Недавно был в Саратове на конкурсе бардов – пару песен спел, занял первое место.


Владимир Тумаев «Давай за газ» по donh222002

- Когда последний раз выбирались на концерт, чтобы просто послушать?

– Мне многих неинтересно слушать, потому что у меня свое впечатление обо всех этих певцах. Из-за этого поругался с Малининым. Я ему как-то при всех сказал: «Если тебе петь надоело – не надо этого делать. Хочешь, я сейчас выйду, и спою лучше, чем ты?» Он перепугался, народ загудел, и он ушел с этого концерта. Долина меня приглашала на танец – я не хотел с ней танцевать. Им же все надоело, они эстраду российскую загубили, их уже пора убирать. Нужно же, чтобы песня за душу брала, а они устраивают клоунаду.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы