Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Роман Кармазин: «Проиграю Миранде – уйду из бокса»

Прислушиваясь вполуха к советам врачей и спасаясь от дорожной полиции, экс-чемпион мира Роман Кармазин находит время восхититься Исмаилом Силлахом, поддержать Мэнни Пакьяо и раскритиковать отечественных телевизионных боссов – в рождественском интервью Алексею Сукачеву для Sports.ru. За день до отборочного боя против Дионисио Миранды.

Роман Кармазин: «Проиграю Миранде – уйду из бокса»
Роман Кармазин: «Проиграю Миранде – уйду из бокса»

В субботу утром, когда в Москве будет раннее утро, один из сильнейших отечественных боксеров в истории экс-чемпион мира Роман Кармазин постарается сделать очередной шаг ко второму чемпионскому титулу во втором для себя весе – достижение, которого пока не добивался ни один россиянин. От боя за пояс чемпиона мира IBF в среднем весе Романа отделяет всего один человек – колумбиец Дионисио Миранда, по прозвищу Мистер Нокаут. В преддверие свидания со столь грозной личностью я позвонил Кармазину поздравить его с 37-м днем рождением, а заодно поговорить как о Миранде, так и более общих вещах.

- Алло, Роман?

– Да-да. Он самый.

- Москва на связи. Сукачев Алексей беспокоит. Я вас не отвлекаю?

– Ну, как вам сказать… Я вообще-то сейчас на приеме у окулиста – перед предстоящим поединком мне проверяют зрение. Так что одна нога тут, другая – там. Имейте в виду.

«Есть чувство, что вся моя жизнь – один последний шанс»

- Конечно. В первую очередь, хотелось бы поздравить вас с прошедшим недавно днем рождения (2-го января). А во-вторых, интересно, как складываются у вас дела? Нормально ли прошла подготовка к поединку с Дионисио Мирандой?

– Да, спасибо большое за поздравления. Все, кажется, в порядке. Я готов показать свой лучший бокс и пройти дальше – непосредственно к титульному поединку.

- В последний раз мы с вами беседовали в начале июня во время небольшого турнира в подмосковных Люберцах. Тогда вы говорили, что планируете вновь выйти на ринг в августе-сентябре, но получается лишь под Рождество. В чем причина?

– IBF назначило меня одним из участников оборочного боя по своей версии в среднем весе. Согласно правилам этой организации, я уже не мог драться после этого в каких-либо промежуточных боях. С другой стороны, велись напряженные переговоры с представителями противника о дате и месте поединка. К сожалению, провести поединок в России не получилось, ведь отечественное телевидение не горит желанием платить за бокс.

- Были слухи о проведении поединка в тех же Люберцах при участии российского промоутера Александра Польгуя. Почему ничего не срослось?

– Да все та же причина – отсутствие денег от телевизионщиков. Не нужны мы российскому телевидению. Совсем не нужны. Если бы не мой промоутер Стивен Баш, меня и на американском телевидении бы не было. Он мне здорово помог.

- К этому вопросу мы еще вернемся, а пока давайте поговорим о Миранде. Вы не считаете поединок с ним своим последним шансом вновь очутиться на вершине?

– Знаете… У меня есть чувство, что вся моя жизнь – один последний шанс. Если я проиграю этому парню из Колумбии, то завершу с боксом. Если уж я такого соперника не смогу пройти.

- А вы видели поединки Дионисио?

– Да я смотрел его бой с канадцем Демерсом (Миранда победил разделенным решением на родине своего противника), а вот поражения нокаутом от Лоренцо не видел.

«Правая рука у Миранды, конечно, дай Боже – лупит как кувалдой. Но больше я ничего особенного в нем не вижу»

- Что можете сказать о своем будущем противнике?

– Правая рука у него, конечно, дай Боже – лупит как кувалдой. Но больше я ничего особенного в нем не вижу. Как боксера я его легко читаю, но когда в запасе есть такой «подарочек», как эта правая, то случиться может все что угодно. Поэтому не стоит этого Дионисио недооценивать; ударить он может.

- Он, как и вы, выходец из более легкого веса. Это скажется на поединке?

– Вряд ли. Я тут залез на BoxRec, и выяснилось, что колумбиец и выше меня, и больше. Впрочем, я спарринговал с куда более здоровыми ребятами, чем этот парень. С тем же Эдисоном Мирандой, например. А это – тот еще силовик, я вам скажу: он и больше Дионисио, и бьет сильнее соотечественника.

- Расскажите, пожалуйста, подробнее про второго Миранду. В России он популярен среди посетителей боксерских форумов за зрелищный бокс и мощный удар. Но вот недавно он отказался от боя за чемпионский титул (по версии WBO в 76,2 кг против Роберта Штиглитца). Говорят, из-за болезни. Это так?

– Да тут не разберешь. Ой, простите! Тут опять надо идти к врачу. Не перезвоните через 10-15 минут?…

… – Роман, это опять я. Мы остановились на ваших спаррингах с Эдисоном Мирандой. Сколько их всего было?

– Провели с ним три спарринга, а потом он – то болеть стал, то не болеть, а потом вообще соскочил. Наверное, болел. После одного из спаррингов вообще расплакался ни с того, ни с сего. Расстроился из-за чего-то. А так парень он агрессивный, мощный, хорошим ударом обладает, но довольно бесхитростный, хотя задатки у него хорошие. А сам Миранда говорил мне про своего же земляка, что у того вообще техники нет, одна лишь рама и сильный удар. Это типичный представитель колумбийской школы бокса. Там же настоящий естественный отбор, выживают только сильнейшие. Поэтому ребята оттуда приезжают злые, мощные, целеустремленные, но с техникой у них не все ладится.

- С кем вы стояли в парах, кроме Миранды?

– Спарринговал еще с очень хорошим американским боксером, который скоро будет драться с Гленом Джонсоном. Не помню, как его зовут (Юзеф Мэк), но парень, конечно, сильный. А еще бился с Исмаилом Силлахом. Вот уж кто меня отделывал, так это он, хотя я-то не уступлю ему в скорости. В первых спаррингах бил меня страшно, пока я не приспособился. Очень талантливый парень этот Силлах.

- Можно ли говорить о том, что Исмаил – будущая звезда мирового бокса?

– Парень очень талантливый – это точно. Думаю, так оно и есть. Я принципиально стараюсь выбирать самых сильных спарринг-партнеров – тогда в бою будет легче.

- Некоторые люди в России – не буду называть имена – говорили, что вы ощутимо постарели, что стали хуже держать удар, да и скорость у вас уже не та. Что-нибудь можете им ответить?

– Могу им ответить, что со мной все в порядке. Да, я не молодею – это факт. Но не думаю, что потерял в скорости, зато в опыте приобрел. Чувствую себя в этом плане хорошо. Болячки, да, накапливаются. Ну, а кого их количество с возрастом не увеличивается?

- Роман, а кто вас готовит к предстоящему поединку?

– Никто. Я готовлюсь к нему самостоятельно. Это, конечно, неправильно, но я уже имею уже достаточно опыта и знаю свой организм достаточно хорошо, чтобы самому контролировать тренировочный процесс. Мне не хватает такого человека как Михалыч (Игорь Михайлович Лебедев – покойный тренер Кармазина). Вот с ним я мог поспорить, обсудить что-то. Без него я бы не состоялся как боксер. А так… Есть много качественных специалистов, но не могу сказать, что они дают мне что-то существенное.

«Я убежден, что никаких анаболиков или чего-то в этом роде Пакьяо не использовал. Он – честный. А вся эта склока из-за Мэйвезера»

- Кто будет в вашем углу завтра?

– Думаю, что Фредди Роач, но это пока еще точно неизвестно, так как у Фредди – классного тренера, кстати говоря – и без меня немало забот.

- Когда вспоминают имя Роача, на ум сразу же приходит Мэнни Пакьяо – лучший, как считают многие боксер планеты. Между тем, в последние дни его имя стало ассоциироваться с допингом, в применении которого его обвиняет Флойд Мэйвезер. Что вы можете сказать на этот счет?

– Простите, нужно положить трубку – полиция…

Через минуту Роман вновь взял аппарат.

– Страх настоящий. Никому не хочется платить 250 долларов за такое удовольствие, а по телефону-то надо говорить… Во-первых, стоит начать с того, что я неплохо знаю Мэнни, ведь мы часто тренируемся в одном зале с ним. Что сказать? Пакьяо – великий боксер и классный парень, простой в общении. Я убежден, что никаких анаболиков или чего-то в этом роде филиппинец не использовал. Он – честный. А вся эта склока из-за Мэйвезера. Он и перед боем с Маркесом также себя вел. Это его выходки. Все это плохо пахнет.

- Возвращаясь к ситуации с профессиональным боксом в России, скажите, на ваш взгляд, можно ли говорить о кризисном его состоянии в нашей стране?

– Конечно, можно. Это очевидный факт. Посмотрите, сколько у нас чемпионов мира из России, а сколько их в Украине. Насколько она меньше, чем Россия, а сколько там обладателей поясов чемпиона мира. Там есть Nemiroff, который все это поддерживает. А у нас запретили рекламу алкоголя, и бокс практически исчез. В России сильнейший любительский бокс на планете, а в профи нет ни одного чемпиона мира. Это же просто смешно. Такого же быть не может!

- Кто повинен в сложившейся ситуации с профессиональным боксом в России?

– В первую и в главную очередь, телевидение. С ним связана основная проблема, ведь российский профессиональный бокс просто не показывают по ТВ. Есть ли решить эту проблему, то и дальше все пойдет – уверен в этом.

- Возможно ли разрешить эту проблему?

– Не знаю, я выхода не вижу. Тут ведь еще что. Есть же промоутеры – я не буду их называть, а они и сами поймут – которые довольны сложившейся ситуацией. Им-то что – финансирование у них идет из других источников. Поэтому им без разницы, есть бокс в телевизоре, нет его – все едино. Но основной виновник – телевидение. Ведущие каналы не показывают бокс, не пропагандируют его. Наших чемпионов никто не знает. Кто такой Кармазин? А Дмитрий Кириллов? Олег Маскаев? – отечественных героев никто не знает. Все тянется одно за другим. Нет примеров для подражания – ребята не идут в зал, нет заинтересованных в боксе, нет смены. Своих героев нужно рас-кру-чи-вать!

«Основной виновник – телевидение. Ведущие каналы не показывают бокс, не пропагандируют его. Своих героев нужно рас-кру-чи-вать!»

- Оценивая профессиональный бокс в России по 10-балльной системе, сколько вы бы дали ему?

– Даже пятерки бы не дал. Еле-еле на четверочку – по 10-балльной! – натягиваем.

- Я говорил с Димой Кирилловым, и он посетовал в нашем разговоре, что если к нему подойдет 16-17-летний паренек и спросит совета, то он не порекомендует ему становиться профессионалом в России. А вы?

– Горько об этом говорить, но, да, я бы тоже не стал этого делать. Если есть любая другая работа, то лучше зарабатывать ею. А бокс, профессиональный бокс – это уже от безысходности, когда ничего другого не остается.

- Все же сегодня в России Рождество. Что бы вы пожелали отечественным любителям бокса в этот праздник?

– Здоровья – это главное. И еще чтобы болельщики у нас были толерантнее, терпимее. Чтобы они не окунали своих кумиров в дерьмо после первой же неудачи – это неправильно, это плохо. И тогда многое станет лучше.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы