Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Занимательная «Оклахома»

В высшей степени занимательно наблюдать за сегодняшней «Оклахомой». Командой зверского аппетита и мальчишеского азарта. И дело здесь не только в одном Дюрэнте, каким великолепием не переливалась бы его игра. Приятно наблюдать за всей структурой в целом. Там же сплошь молодые и интересные люди работают. А возможно это и работой не назовешь, потому что они растут, живут у нас на глазах.

Занимательная «Оклахома»
Занимательная «Оклахома»

Талантливый мистер Прести

Вообще, если углубляться в вопрос, молодые команды, костяк которых собирают в один-два года на драфте и терпеливо выдерживают несколько лет словно вино, успеха еще не добивались. Так или иначе требуется вливание опыта. Не в чистом его виде (неразборчиво приобретая ветеранов национальной лиги, увеличивая средний возраст команды), а посредством точечного усиления игроками состоявшимися, которые сжигали своим взором Джо Кроуфорда и для которых нет авторитетов на площадке. Но изменения несут непоправимый характер. Вспомните «Чикаго», «Шарлотт». Или обратите внимание на сегодняшний «Портленд» (каким чудесным он ни казался, а шагнуть вперед из-за ряда причин никак не может). Поэтому «Оклахома» и интригует. И генеральный менеджер «Тандер» Сэм Прести оказался в очень сложной ситуации. С одной поправкой на то, что сложности эти носят довольно приятный характер.

За спиной Прести имелось отличное образование и реноме вундеркинда

Сэм Прести ступил в управленческую сферу профессионального баскетбола с небольшим опытом игры на любительском уровне. Из него мог получиться успешный политик или чиновник одного из госдепартаментов, но он выбрал баскетбол. В двадцать два года для него открылись двери «Сан-Антонио». За спиной Прести имелось отличное образование и реноме вундеркинда. В «Сперс» окреп как руководитель. Быстро разменивая должности, Прести стал помощником уже легендарного Ар Си Бьюфорда. Ему не было и двадцати пяти, когда он с упорством символа демократов впихивал Поповичу кассету с Тони Паркером. В тридцать он стал генеральным менеджером команды НБА. И теперь мы видим, что организация «Оклахомы» полностью смоделирована со «Сперс». Дисциплина, защита и ум берутся за фундамент будущих успехов, а терпение и выдержка Прести позволяют клубу планомерно развиваться. По сути, Прести пытается привить «Тандер» традиционные западные ценности: разум, организацию и дисциплину. Как показывает практика, на это требуется много времени. Вполне возможно в других городах это было бы смертельно для коммерческих успехов, но в Оклахоме «Тандер» – главная команда в городе. Ее любят, лелеют и в нее верят.

Везучий мистер Брукс

Терпение и выдержка руководства как ничто другое необходимо и главному тренеру Скотту Бруксу. Фортуна, как и земные женщины, предпочитает молодых. Бруксу сорок пять. Он порой напоминает ненормального профессора из захолустного университета с растрепанными волосами и широко распахнутыми глазами. Его резюме в некотором роде шаблонное: молод; бывший разыгрывающий защитник; не самая удачная карьера в НБА; последние годы работал помощником главного тренера в «Денвере» и «Сакраменто». И вдруг он выхватил счастливый билет. Практически голливудский сюжет. И Брукс чрезвычайно интересен в этом качестве – обладателя счастливого лотерейного билета. Ему выпал большой выигрыш и очень интересно наблюдать, как он им распорядиться.

Сейчас за Бруксом можно признать следующие заслуги:

1) Он принципиально изменил стилевой образ команды, сделав требуемый Прести акцент на защиту. И «Оклахома», как это ни странно, уже сейчас входит в пятерку лучших команд НБА в этом компоненте игры.

2) Он осознано передвинул Дюрэнта на позицию легкого форварда. Карлесимо тянул с этим моментом, несмотря на то, что это напрашивалось сделать еще в первом сезоне Кей Ди. Таким образом, Кевин стал располагаться ближе к кольцу и играть в тот баскетбол, который он практиковал в школе и колледже.

В плей-офф такую команду опытные и искушенные западные лидеры раздавят со скоростью полета тапка

4) Он отдал бразды правления командой Уэстбруку. При всех вопросах Расселу, который стал развиваться как игрок только на второй год обучения в университете, для прогресса это было жизненно необходимо. Правда, порой он склонен терять голову, сбиваясь на средние и дальние броски (меньше 36% реализации) и совершая глупые ошибки.

«Оклахома» становится лихой, борзой командой современной американской масти, со всеми прилагающимися достоинствами и недостатками. Она становятся абсолютно узнаваемой и в победах, и в поражениях. Игроки живут неподалеку друг от друга, вместе проводят время, тренируются и играют. «Оклахома» все больше и больше напоминает студенческую команду. Но в этой молодости есть и явные минусы. Команда не готова к мужскому, взрослому баскетболу. Это становится более явным из-за отсутствия подстраховки под кольцом. «Тандер» не могут навязать жесткую игру в трехсекундной зоне. У Крстича слабые руки и полная неуверенность в контактной игре. Его мягкие незаконченные заслоны в атаке не дают команде на полную мощь задействовать своего лидера. Работяга Колинсон очень полезен, выходя со скамейки, но его габариты не позволяют ему на равных противостоять лучшим «большим» лиги. Маркус Кэмби, Брэндон Хэйвуд или Бред Миллер грядущим летом могут немного поправить сложившуюся ситуацию.

Брукс зачастую вынужден использовать легкий, маневренный состав. Перемещение мяча, движения игроков и постоянная угроза броска путают неподготовленных соперников, но отдают мальчишеством и авантюризмом. В плей-офф такую команду опытные и искушенные западные лидеры раздавят со скоростью полета тапка. «Оклахоме» не хватает солидности, взвешенности и обстоятельности.

Особенный мистер Дюрэнт

Я в юные годы с завистью относился к людям, которые застали молодого Джордана, и имели возможность им восхищаться и удивляться. Мне же он достался, став своеобразным Акелой, собравшимся на последнюю славную охоту. Архивные матчи никогда не смогут восполнить эти пробелы. В них нет души, нет чистоты и новизны момента. Мы уже знаем, что этот худой, резвый паренек под двадцать третьим номером не какой-то там салага, а тот самый Джордан, который умеет летать и под настроение выигрывать чемпионаты. Удивляться искренне по-настоящему уже тяжело. Поэтому Майкл у меня олицетворяется со словом «опыт». А вот Кевин Дюрэнт сейчас для меня олицетворяет «молодость». Не ту футуристическую молодость как у человека-поезда ЛеБрона. А изысканную, утонченную как картины импрессионистов с каплей современной энергии и лаконичности. И если баскетбольному миру нужен противовес – игрок, который будет соперником ЛеБрона Джеймса, то Дюрэнт подходит как никто другой. Поглядите сами.

Джеймс – совершенная баскетбольная машина в человеческом обличии. Даже превосходные моменты с излюбленными скрытыми передачами наполнены механической точностью и резкостью. ЛеБрон сминает своих соперников как консервные банки. Кевин никого не сминает. Он обманывает, хитрит. Пара «обманок», и длинные руки плавно, словно поглаживая любимого кота, отправляют мяч в кольцо над растерявшимся защитником.

Джеймс, заключая контракт, ориентировался исключительно на цифры. Его механическая душа далека от романтики. Дюрэнт отказался от более выгодного предложения «Адидас» ради любимых «Найк».

Дюрэнт порой выглядит несколько растерянным на площадке, а его проходы под щит иногда оставляют комичное впечатление. Все оттого, что он не робот

Дюрэнт – игрок нового поколения. Он не пытался двигаться решительно: смотреть на врагов и кротко улыбаться, как Джордан. Кевин хотел походить на Кевина Гарнетта и Трейси МакГрэйди.

Дюрэнт может на площадке долгое время обходиться без мяча, словно паук, перемещаясь сквозь заслоны и окутывая защиту соперника паутиной, ожидая момента для нападения. Джеймс далеко не паук и не змея: он никуда не прячется. Он далек от этого. Это Кинг-Конг, разрывающий пасти своим врагам. Это терминатор, бесцеремонно устраивающий бойню в полицейском участке, предварительно вломившись туда на машине.

В Дюрэнте нет китча. Это не Джеймс с имперскими замашками и признаниями в любви к Нью-Йорку. Тихий город соответствует характеру Дюрэнта. Он скромный парень: играет в видеоигры с соседскими детьми, ходит в кино и еще чурается своей звездности. Его игра неполноценна. Кей Ди еще не игрок двух фаз. Он никогда не был защитником периметра. И сейчас ему пришлось перестраиваться. На это необходимо время. Он порой выглядит несколько растерянным на площадке, а его проходы под щит иногда оставляют комичное впечатление. Все оттого, что он не робот. Он – человек, хоть и особенный. Но что ни скажи, большинство все равно признавать грандиозный талант в Дюранте не станет. А если и станет — не признается. Из какой-то там непонятной щепетильности к устоявшимся звездам лиги. Или умственной трусости.

Смотрите игры «Оклахомы». Иначе проспите все, как Рип ван Винкль.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы