6 июня 2012 14:00
История русского футбола
История русского футбола

Sports.ru и Афиша о том, в каком футболе мы жили и живем

Теги Андрей Чернышов Олег Романцев Премьер-лига Россия Леонид Федун Дмитрий Сычев Егор Титов Спартак Андрей Червиченко

Андрей Червиченко: «И тут Фло укусил Шикунова за руку. И прокусил!»

Все фото – Сергей Дроняев

- Вы и «Спартак». Как это вышло?

– Точный день не вспомню, но как-то так получилось, что Шикунов к этому времени уже плотно занимался в «Спартаке» расчисткой, скажем так, игрового запаса команды. В начале 2000-х у «Спартака» на контрактах было огромное количество футболистов, которые даже в страшном сне не могли попасть в «Спартак». Их надо было куда-то трудоустраивать и разгружать ведомость, поскольку финансовое состояние клуба было если не трагическое, то очень плачевное. И вопрос моего прихода в «Спартак» возникал постепенно. Потом возник вопрос поучаствовать в трансфере, по-моему, Алешандре. Потом возник вопрос со спонсорством. А уже спонсорство было сразу завязано на небольшой пакет акций «Спартака». Все остальное проходило уже в процессе, то есть это не было одномоментно.

- На чьи деньги «Спартак» жил до вас?

– Здесь были акционеры – Заварзин, Романцев, Есауленко. Существовали на деньги от Лиги чемпионов, на деньги от продажи футболистов. Бюджет был такой, что доход от Лиги чемпионов на тот момент перекрывал больше половины расходов. Ну, до тех пор, пока Женя Гинер не купил ЦСКА.

- То есть бюджет был что-то около $20 млн?

– Не, даже меньше – где-то в районе $10-12 млн. При том что когда только я появился, шли разговоры о том, что люди даже здесь зарабатывают. Ну, может быть, кто-то и зарабатывал, но точно не клуб.

- Вы помните первый день работы в «Спартаке»? Первый раз, когда пришлось схватиться за голову?

– Первый раз меня удивила ситуация, когда мы купили Алешандре за $1,2 млн – довольно значимый по тем временам трансфер, – а нам сказали, что он не годится. Он к тому момент провел чуть ли не 16 матчей за сборную Бразилии. Меня удивила легкость, с которой после потраченных денег нам сказали: он нам не подходит, он не так стрижет ногти и вообще ему надо ехать домой.

- Вы заподозрили кого-то, что вас кинули на $1,2 млн?

– В тот момент я был немножко занят другим. Был бизнес, были определенные доходы и не так много времени уделялось «Спартаку». Кроме того, были люди, которым я, скажем так, доверял. Ну, это знаете, свойственно только молодому возрасту – а мне тогда было 35 лет – в друзьях видеть только положительные стороны.

Честно говоря, поначалу я не особо-то и вникал, у меня не было квалификации, чтобы отличить хорошего игрока от плохого. Это потом я узнал, что некоторые тренеры у нас для того, чтобы пропихнуть игрока, секундомер пораньше выключали, рассказывая, какая звезда бежит. Есть куча других способов. Поэтому если сейчас кого-то продают и я вижу знакомые до боли ситуации, мне просто смешно. А ситуации в принципе повторяются, многие вещи за 10 лет не поменялись вообще.

- Чем вы занимались, когда стали вкладывать в «Спартак»? Что составляло ваш бизнес?

– Я уже закончил заниматься нефтью, нефтепродуктами и как раз занимался оптимизацией активов, открывал другое направление.

- ИФД «Капитал» был вашей компанией?

– Не-не-не, это всегда была компания Федуна. Федун в «Спартаке» чуть позже появился – в 2001-м или 2002-м. Нужно понимать, что «Лукойл» – это тоже разрозненная структура, она кажется единой, но там разные течения, направления. До того как Федун стал акционером, мы с ним практически не пересекались. Я работал с другими людьми и на других направлениях.

Я занимался нефтепродуктами, финансовыми сделками – работал под крылом Ралифа Сафина, отца Алсу. Он со мной вошел акционером в «Спартак», но тогда недопонимал, что наш футбол это в основном одни потери. Через определенное время он сказал, что его больше устроит, если он выйдет из акционеров.

Старт

- Зачем вы пошли в «Спартак»? Вы за него болели? Или для вас это был какой-то вызов?

– Да нет, оно как-то случайно получилось. Вообще ситуация моего прихода в клуб – она не совсем для прессы, это просто стечение обстоятельств... Это не ситуация, к которой как-то долго идешь или что-то думаешь. Поскольку вначале мне рассказали, что это зарабатывающий клуб, что на вложении денег в того же Алешандре можно заработать, я просто хотел совместить приятное с полезным. Получилось спорное – с, в принципе, полезным.

- Когда вы пришли, у Романцева оставались акции «Спартака»?

– Ну, фактически по документам он был хозяином, то есть – де-юре он был хозяином, де-факто – далеко не он. Он занимался только футболом.

- Когда вы стали владельцем, у вас было 100% акций?

– У Сафина – 25%, у меня – 75%.

- У вас была какая-то концепция?

– Нет, просто свалилось, я даже не понимал, в какую дверь идти. Я просто видел, что здесь все в таком положении. К тому моменту я уже руководил крупной компанией, которая занималась торговлей нефтью, нефтепродуктами, – миллиардные обороты были даже на то время. Я был акционером двух банков, на которые имел большое влияние. И то, что я увидел после всего этого в «Спартаке», произвело ужасное впечатление.

- Что именно?

– Люди были абсолютно непрофессиональные. Зарплаты платились черт-те как, все было в очень плохом состоянии, билеты наполовину раздавались, наполовину… В общем, никакого контроля не было. Каждый на своем месте зарабатывал как мог. Тот, через кого проходили бутсы, на бутсах. Тот, кто на перевозках, – на самолетах.

- Сулейман Керимов, когда решил заниматься футбольным проектом, нанял себе советника, очень известного в этой сфере – Германа Ткаченко. Почему советника не наняли себе вы?

– Во-первых, в то время таких специалистов не было. Во-вторых, я считал, что мне в этом деле поможет Шикунов. В принципе да, он эту кухню знал, но только с футбольной точки зрения. Прибежал как-то один банк и сказал: «Вы знаете, вы нам должны 3 млн долларов». Я говорю: «Великолепно, а что у вас есть? Договор»? «Да ничего, кроме того, что нам должны».

- И что решили с банком?

– Ну… мы решили вопрос. Потом с удивлением узнал, что телеправа на кубки европейские были проданы на 10 лет вперед. Ну и много-много других подобных вещей.

- Вы сказали, что вам помог Шикунов. Но ведь именно при нем в «Спартак» завозили непонятных легионеров.

– Уверяю вас, я в то время был так же далек от покупки чернокожих футболистов, как Шикунов – от Фаберже. Эти люди покупались, потому что мне говорили, что это звезды. Тогда же было начало 2000-х – считалось, что весь мир ставит на Африку, посмотрите, как Африка выступает на чемпионате мира, посмотрите на Францию – она уже вся черная. Ну и как по схеме: первые два – ничего, а остальные – спектакли, а не покупки.

- А кто вам говорил, что они звезды?

– Вместе все принимали решения – был спортивный директор, был тренер. Как-то так и решали.

- Спортивным директором был Шикунов. В каких вы сейчас с ним отношениях?

– Я с ним за два года, может, один или два раза где-то пересекся, но и то случайно.

- Работа в «Спартаке» повлияла на ваши отношения? Они после этого испортились?

– Ну в принципе, да. И в «Спартаке», и в «Химках»... Они не испортились, они сошли к нулю.

- Ваш первый адреналин или ваше первое удовольствие от футбола?

– Ну, это и чемпионство в 2000-м и… Да нет, много было эмоций. Самые интересные ощущения не в момент побед, а на следующий день, такое ощущение интересное, его мало кто испытывает. Все сделал и сидишь такой: бл##ь, ну теперь все сначала. Зачем? Зачем?! Чтоб потом слушать, как разные уроды кричат в твой адрес гадости? Они же ни копейки не платят! Помните истерику из-за 100 рублей, которые я попросил их заплатить дополнительно к старой цене на билет? Я сказал: вы вместо бутылки пива или водки заплатите на 100 рублей больше за билет на Лигу чемпионов, на матч своей любимой команды. С этого и началось некое скрытое противостояние, некая война с болельщиками. Тут же инициаторы этих фанатских движений встали в жесткую конфронтацию со мной.

- А дальше?

– Дальше – статьи какие-то, бандиты, неприятие московской публикой иногородних хозяев их любимой команды. Это нормально. Так же сейчас Ростов не принимает Юрия Белоуса. На словах все на амбразуру броситься за свой любимый клуб готовы, а на деле что-то не видно, никто даже ста рублей за билеты платить не хочет. Постоянно просили: дайте нам бесплатные автобусы, самолеты, вертолеты, еще что-то, чтобы мы поехали на гостевой матч.

- У вас был шанс что-то сделать с потоком непонятных футболистов, которых везли в «Спартак» уже при вас?

– Тогда? По тому времени? Практически нет. Нужно было раньше во все вникнуть, как я в «Химках» уже и сделал. Не позволять срать себе в уши и руководствоваться своей интуицией, своим мнением, своими знаниями.

- Самая дикая история про футболиста, сидевшего в вашем офисе?

– Нигериец Фло укусил Шикунова за руку… Я не помню, какая именно была ситуация, но помню, что мы с ним никак не могли расстаться. И помню, объявляли ему: вместо то ли $10 000, то ли $5 000 он будет получать $3 000, поскольку не играет. Объясняли: мы с тобой расторгаем контракт, поскольку ты не играешь; либо ты уезжаешь, либо будем искать тебе здесь российскую команду. Когда все это Шикунов ему объявил, Фло просто взял и укусил его за руку. И прокусил!

- Вас спасла охрана?

– Да не, мы сами справились. Фло сам испугался от того, что прокусил человеку руку, что пошла кровь. Я потом Шикунова травил: «Иди от бешенства сделай укол».

- Самый громкий сорвавшийся трансфер, кроме Ривалдо из «Милана»?

– А громче не было. Еще Вагнера Лава мне предлагали раньше, чем ЦСКА. Я его должен был купить его за 3,5 млн и ждать год или полгода. Он тогда бегал за какую-то команду – как сейчас помню – в бело-зеленой форме, и ее надо было вывести в высшую бразильскую лигу. Но я побоялся связываться с этими бразильцами-аферистами, платить им такие деньги. Хотя, может быть, и надо было.

- Андрей Аршавин мог оказаться в «Спартаке»?

– Мог. Я с ним в этом кабинете разговаривал, не помню в каком году. Он тогда уже был весьма заметным в футболе.

- Почему не получилось?

– Наше внутреннее, скажем так, дело… В общем, не получилось и не получилось.

Разводка

- В 2004-м вы привезли в «Спартак» итальянского тренера Невио Скалу. Почему его, а не кого-то еще?

– Федун очень хотел иностранного тренера, он считал, что у нас все проблемы в основном от наших специалистов или недоспециалистов. Скала – во-первых, итальянец, во-вторых, выигрывал Кубок УЕФА, в-третьих, работал в Донецке и испугать Москвой его было не так легко. Хотя когда мы ехали на его первую пресс-конференцию, у «Националя» взорвалась шахидка. А Скала как раз жил в «Национале». Его прямо трясло в истерике. Но ничего – он такой сельский итальянец, поэтому как-то это пережил.

- Почему решение Федуна повлияло на приход Скалы? Вы же оставили клуб только в середине, а не в начале 2004-го.

– У нас был поэтапный переход собственности. В 2004 году уже он заказывал музыку, он был большим акционером, а у меня оставалось более трети акций.

- В 2001 году в ЦСКА пришел Евгений Гинер и сделал что-то вроде сегодняшнего «Анжи».

– Да, ЦСКА пошел по похожему пути, хотя это не помешало нам выиграть чемпионат в 2001-м. И в 2002-м мы шли нормально. Если бы не травмы у ребят: Егор с коленом, перелом Парфенова, Ковтун… Ну и тот знаменитый матч против ЦСКА (2:1), когда вместе со снегом сняли все покрытие на стадионе Стрельцова, когда был веселый судья Иванов. Я тогда говорил Романцеву: «Давай переносить матч. Тут же ничего, кроме снега. Давай не будем играть». Он: «Нет, давай играть». Последнее слово за тренером, он больше знает.

- Среди видных футболистов, которых закупал Евгений Гинер, мог оказаться и Егор Титов, ведь так?

– Точно я этого не знаю, честно говоря. Зато знаю, что ко мне пришли и сказали, что Егор очень недоволен тем, что у Ролана Гусева зарплата в три раза больше, чем у Егора. И если так и будет дальше, он может уйти в ЦСКА. Я сказал, что если вопрос упирается в деньги, то мы ситуацию решим, а если прямо хочется перейти туда – пусть идет. Хотя думаю, это было больше похоже на дешевую разводку: не верю, что когда-нибудь Титов перешел бы в ЦСКА. Думаю, это было запущено просто, чтобы выбить хорошую зарплату.

- И что вы сделали? Повысили ему зарплату в три раза?

– В пять. Он получал $200 000 в год, а стал $1 млн.

Дело Сычева

- Мы когда-нибудь узнаем, почему Сычев ушел из «Спартака» с таким скандалом?

– Думаю, нет.

- Почему? Это криминальная история?

– Да нет, не криминальная. Произошло все очень просто – человек, подписавший пятилетний контракт, внаглую захотел его расторгнуть при помощи руководителей тогдашнего Российского футбольного союза. Тогда меня потешал РФС. Особенно Алкина – была такая, главный юрист. Она говорила мне, что статья 80-я Трудового кодекса РФ главнее статьи 323-й, потому что она стоит раньше. На это я рассмеялся ей в лицо и сказал, что больше мне с этой структурой говорить не о чем. Понятно, можно что-то выдумывать. Но когда из уст главного юриста РФС это слышишь, очевидно, что там сборище кретинов.

- Почему Сычев хотел расторгнуть контракт? Потому что получал $800 в месяц, а хотел больше?

– Он как раз не получал $800. Сначала мы с ним подписали на $500, после Кубка Содружества, где он забивал в каждом матче, я ему сделал $2000. Потом, когда он начал забивать в чемпионате, сделал $5000. Когда он то ли уезжал, то ли приезжал с чемпионата мира, сделали $10000. То есть за полгода увеличили ему зарплату в 20 раз. Он сказал: «Хочу $40 000». Я сказал: «Подожди, пока рано. Надо, например, лучшим нападающим закончить чемпионат». Ну и пошло это качание в разные стороны. «Уйду», «расторгну» – как артист цирка (статья трудового кодекса позволяла артистам цирка, кино и т.п. досрочно расторгать существующий контракт). У него же сейчас вроде неплохо как у диджея и ресторатора получается. Может, продолжит карьеру и, глядишь, в конферансье пробьется.

- Думаете, если бы не уход из «Спартака», карьера у него сложилась бы успешнее?

– Значительно. Поскольку он тогда играл под Егором, который давал филигранные передачи, да и команда была заточена на него. Он-то и футболистом стал не потому, что такой великий – мы видели потом, какой он великий – а потому, что рядом с ним находились звездные ребята – Егор Титов, а чуть позже Дима Лоськов. Поскольку в «Олимпике» ему никто так мячи не раздавал, он из него так же блекло и уехал. Он и на чемпионат Европы поехал, потому что до его старта Pepsi рекламировал, а как же ехать на Евро без главного рекламщика Pepsi? Хотя уже тогда он бледно выглядел, ну а потом вообще стал забивать по 1-2 гола за чемпионат.

Допинг

- Когда Титова поймали на бромантане, вам хотелось кого-то разорвать?

– Внутри разобрались, все узнали. Было сказано, по чьей вине все это было сделано. Был врач Щукин, который пришел из биатлона (кстати, от Белоуса) со своими биатлонными штучками. Я в свое время сказал: «Почему у нас команда ползает как дохлые мыши? Почему они не бегут?» И, видимо, мою критику новая спайка тренеров Чернышев – Юран, а также эти фармацевты восприняли как-то по-своему и решили ускорить команду своими методами. Обвинения посыпались на Катулина – он возглавлял медицинский отдел. В официальной версии клуба мы тоже собак на него повесили, чтобы Егора не дисквалифицировали… Хотя спортсмены тоже молодцы. Нельзя быть такими тютями. Вам что-то дают, вы спросите: что?

- То есть тренеров Чернышова и Юрана вы не вините?

– Я говорю, что они пришли единой командой – Чернышов-Юран-Щукин. Я не говорю, что кто-то кому-то запихивал допинг. Просто вы должны понимать: когда все говорят, что никто ничего не пьет, это басни, сказки венского леса. Ни один организм не может выдержать таких нагрузок, которые есть в современном спорте, в футболе – в большей степени. Но в то же время все это должны быть разрешенные медикаменты. Потом, когда я уже работал в «Химках», тренер Паша Яковенко мне сказал, что надо людей поить витаминами. Я ответил: «Вот аптека. Вот список. Вот деньги клуба». Каждому под роспись рассказываете, какой витамин как выглядит, и даете. Кто не хочет пить, тот не пьет, чтобы повторения ситуации не было.

Никакого умысла не было, просто доктор недосмотрел. А, может быть, как у нас в стране бывает, по нашему великому распи##яйству, что добавили то, что нельзя добавлять. Я имею в виду препарат, в который что-то добавили на предприятии.

- Стоп. Бывшие футболисты «Спартака» Максим Деменко и Владислав Ващук говорили, таблетками целенаправленно кормили всю команду.

– Во-первых, рассказывали по странному стечению обстоятельств два афериста, которых я выгнал и которые мне остались должны денег.

- Как футболисты могут быть должны денег владельцу?

– Ну они часто просят деньги – на квартиру, на то, на се. Говорят, отработают. Деменко вообще человек, который слово не держит. Когда мы с ним расставались, он мне оставался должен $80 000, и сказал, что не сможет вернуть, поскольку заканчивает карьеру как футболист. Я сказал: «Ну ладно, если когда-нибудь начнешь – вспомни про долг». Уже года четыре, как он возобновил карьеру в Новороссийске, а что-то $80 000 я своих не вижу. Надо было меньше забегать в раздевалку и кричать: «Дайте мне хоть что-нибудь! А то я ползаю как дохлая лошадь».

- Да бросьте.

– А вы спросите команду, Катулина спросите. А Ващуку надо было проводить больше времени на режиме, чем в питейных заведениях.

- То есть в книге «Как убивали «Спартак», где самые жесткие вещи рассказаны Деменко и Ващуком, не все правда?

– Идеального общества не бывает: понятно, что не все футболисты паиньки, понятно, что мы не со всеми хорошо расстаемся. Поэтому кто-то что-то пытается использовать в своих интересах. Почему Ващук не говорит, что его подозревали в том, что это он привез что-то такое из Киева, а я его защищал? Я говорил: «Да нет, не может быть такого». Хотя это и правда активно обсуждалось – скажем так, киевский след.

- То есть вы серьезно думаете, что доктор Щукин, давая препарат, не знал, что это допинг?

– По крайней мере мне хочется верить, что он не знал, что вот именно эта штука – допинг. Вообще, я не думаю, что есть какой-то доктор, который дает тебе препарат, заведомо зная, что он находится в списке запрещенных – это раз. Второе – мы как раз попали в такую ситуацию, когда этот список был в три или в четыре раза увеличен. Поэтому, может быть, он и смотрел в список и этого там не находил. А вещества же не вымываются за 2-3 дня. Ты выпил эту таблетку вчера, чтобы побежать сегодня; вымылась она у тебя через три месяца, а через два – ввели новый список и тебя прихватили. Люди же в глаза себе что-то капают, но их тоже ловят за допинг, хотя я не знаю, что можно капнуть в глаза, чтобы быстрее бежать или дальше прыгать. Так и здесь.

Романцев

- Экс-президент РФС Вячеслав Колосков в своих мемуарах писал, что на чемпионате мира-2002 Олег Романцев не выходил из номера. При вас Романцев тоже пил?

– Вы знаете, я не хотел бы эту тему обсуждать. Несмотря на то, что мне все говорят: «Ты его уволил! Ты с ним ругался!» – я довольно-таки хорошо отношусь к Романцеву, потому что считаю его очень заслуженным человеком в нашем футболе. Да, личность очень неординарная, крайне сложная, но все равно любые штрихи его портрета – это составная часть его гениальности. И что бы ни говорили, это был гениальный тренер. Дай бог у него произойдет перерождение, и он будет еще лучше. Поэтому я и не хочу эту тему обсуждать. Это личное дело каждого человека.

- Знаменитая история – как он не разглядел Юрия Жиркова, будущую звезду ЦСКА, сборной России и игрока «Челси».

– Я не знаю, как это получилось. Мы тогда могли Жиркова купить за $160 000. Тот, кто владел трансфером, вообще отдавал его за $120-140 тысяч. Жирков просто бредил «Спартаком». Его не взяли и мы его отпустили. Потом он приехал снова, я специально приехал посмотреть на него в манеж. Мне после товарищеской игры он очень понравился, а Романцев сказал: «Нет, не подходит». Не знаю почему, я никогда его не спрашивал.

- Что за частные лица, которые владели трансферами игроков в 90-е и нулевые? Это скорее бандиты или скорее инвесторы?

– Занятно, как в стране, где, как все говорят, повально воруют и грабят милиционеры, все кивают в сторону бандитов. Я вам скажу, что к трансферу Сычева имели отношение милицейские люди. Равно как и Шешукова. Я уже не помню, кому надо было платить за Жиркова, но приходилось разговаривать с очень разными людьми. Они приходили и говорили: мы владельцы трансферов. Там могли быть и бандиты, и просто бизнесмены, и милиционеры.

- Эпический трансфер того времени: Александра Белозерова «Спартак» купил за $800 000…

– За Белозерова мы заплатили $1 миллион.

- Тем более. Коло Туре «Арсенал» в тот же год купил за $400 000. Белозеров сейчас играет в «Волге», а Коло Туре – в «Манчестер Сити» и стоит много миллионов.

– Мне Чернышов напритаскивал всякого говна. А что сделаешь? Еще раз: когда все говорят, что я сидел и ждал, когда бы уволить Романцева, это полная бредятина. Просто была ситуация, когда я видел, что Романцев – уже все. Ну вот, представляете воздушный шар? И вот он потихоньку начинает сдуваться, падает, падает. Я видел, что человек уже весь выжат. Выжат и какие-то неудачи уже не может объективно оценивать. Скатывается уже на абсолютно нелогичные выводы, на какие-то истерики. И поэтому я думал, что «Спартаку» нужен какой-то другой тренер, но пока есть успех, пока идет игра, как можно менять человека?

И вот за день до финала Кубка в 2003 году Романцев дает интервью, в котором меня обвиняет. У него есть одна плохая черта: он очень внушаемый, подвержен влиянию людей, особенно тех, которые рядом; сформировать его мнение или круто изменить можно за один вечер. Когда он дал это интервью, я понял, что это все.

Это было экстренное решение, заранее тренера я не искал. А наша молодежная сборная, которую тренировал Чернышов, выглядела неплохо, ребята в команде были хорошие, Чернышов с ними имел контакт, влияние. Вот я и взял то, что было на тот момент перспективное, актуальное – его с Юраном. Я считаю, что поступил правильно. Однако груз ответственности Чернышев не выдержал, это стало понятно через 3-4 матча. Но к тому моменту я уже накупил по его требованию целый вагон всякого неликвида.

- Вы хотите сказать, что он воровал или просто не разбирался в игроках?

– Сказать «воровал» не могу – я же не поймал его за руку. Скажу так: думаю, в финансовом плане этот период пошел ему на пользу.

Мусорный бак

- Когда вы впервые увидели баннер «Чемодан – вокзал – Ростов»?

– По-моему, он сначала не на трибуне появился, а на спартаковской помойке.

- Где-где?

– На ВВ, спартаковской гостевой в интернете. У меня такое воспоминание из детства: мы, когда ходили с ребятами на Дон рыбу ловить, подходили к мусорному баку. Копнешь, а там эти опарыши ползают, какую-то трупачину едят. Соберешь банку и идешь рыбу ловить. Вот это ВВ – то же самое. Я когда слышу или вижу ее, у меня сразу этот бак с опарышами прямо перед глазами стоит. Поэтому я на самом деле ко всем этим вещам отношусь с юмором. Карикатуры, которые на меня рисовали, есть в моем домашнем альбоме. Если меня хотели всем этим достать, то не вышло. У «НТВ-Плюс» должна быть запись: толпа орет про меня гадости, а я не прячусь под трибуной, а выхожу прямо к ним и на расстоянии 10 метров стою и слушаю. Ну людям же надо дать покричать.

- Вы ходите с охраной. Боитесь, что люди из помойного бака будут не рады встрече с вами?

– Да нет, кого мне бояться? Я хожу с охраной, потому что жизнь у нас такая. И дети мои ходят с охраной. Потому что дураков вокруг много. Особенно в нашей обнищавшей стране.

- Обнищавшей? В телевизоре говорят, что Россия поднимается с колен.

– У нас определенная прослойка людей не то что поднимается с колен, она отрывается от земли, а основная масса людей все больше и больше нищает на фоне подъема цен. И кому что придет в голову, я не знаю.

Позор

- Один из самых позорных матчей в истории «Спартака» был сыгран на Восточной улице в 2003 году. Вы проиграли 0:2 «Торпедо-Металлургу», который всеми силами цеплялся за премьер-лигу...

(перебивая) Нет. Я считаю, что самый позорный матч мы проиграли 2:5 «Локомотиву». Мы сидели и ржали с Шикуновым. Чернышов осваивал игру в линию и у нас между линиями образовывалось 60 метров пространства. Потом мы сидели с Димкой Лоськовым – он тогда играл в «Локомотиве» – разговаривали, он тоже хохотал: обычно у «Спартака» мяч внизу тык-тык, пас, заброс, а тут мы вышли и играли против вас, как «Спартак» обычно играет против нас. Было 0:5, но мы еле-еле 2 мяча откусали. Чернышов продлил агонию еще одним матчем с Ярославлем, но я еще после «Локомотива» сказал: «Андрюша, ты можешь готовиться на выход, ты уже практически уволен. Как только я найду кого-нибудь другого, тебя в команде не будет».

- Матч с «Торпедо-Металлургом» был договорным?

– Я никого не поймал за руку. Судя по обилию транспарантов, написанных заранее, кто-то что-то знает лучше меня.

- А вам он странным не показался?

– А я на нем даже не был. Кажется, я куда-то улетал по делам.

Ошибки

- Если общаться с вами, складывается впечатление, что лично вы за годы работы в «Спартаке» ошибок не допускали.

– Да нет, как это без ошибок? Без ошибок не бывает. Но…

- Но чувства раскаяния у вас нет. При этом факт остается фактом: падение «Спартака» началось при Червиченко.

– Я не фанатичный спартаковец. И не фанатичный футбольный, скажем так, менеджер. Я просто человек, который зарабатывает деньги, чтобы моя семья жила хорошо, может быть, даже очень хорошо. В юности у меня была обычная семья, и, несмотря на то что папа занимал высокие посты, она всегда нуждалась в деньгах. Я помню, как мама занимала деньги и как с детства эта жизнь мне не нравилась. И я всегда, чуть ли не 10-летним ребенком говорил родителям: «Так, как вы, я жить не буду». И, может быть, поэтому я для себя рассматриваю этот этап, как некий бизнес-проект. «Спартак» – бизнес-проект, «Химки» – бизнес-проект.

Давайте уберем эмоциональную часть. Я вошел в этот бизнес-проект и вышел из него, на мой взгляд, довольно-таки удачно в финансовом плане. С химкинского проекта я вышел еще более удачно. В этом плане сам для себя я ошибок не совершил. Я совершил ошибки именно футбольные, но я никогда не кричал, что я профессиональный футбольный менеджер. Причем я себя поймал на той мысли, что я, как оказалось, больше разбираюсь в футболе, чем те люди, которые били себя в грудь и орали: «Вот это мы, мы, мы».

Давайте посмотрим на сегодняшнюю сборную. Кто там сегодня играет? Давайте перечислять.

- Малафеев, Игнашевич, Березуцкие, Анюков, Жирков...

– Давайте теперь других ребят. Паша Погребняк хороший футболист? Саша Самедов вызывался? Торбинский – бронзовый призер Евро. Эти люди при мне становились футболистами. Олег Иванов, Тарасов – это все чьи ребята? В этом плане школа работала и школа выдавала свои кадры, правильно? Еще одно мы не учитываем. Обилие чернокожих футболистов кого в первую очередь било по карману?

- Вас.

– Меня. Как оно напрягало, скажем так, спартаковских людей, кроме того, что им неприятны черные лица на поле? Да никак. А теперь главный вопрос – кто их ставил на поле?

- Тренер.

– Ко мне какие вопросы? Я не являюсь, еще раз повторяю, футбольным менеджером. Допустим, сижу я за этим столом, снимаю трубку и говорю: «Абуямба, продай-ка мне Хуямбу». Так это должно было выглядеть? Не так. Вот вам сейчас захотелось купить картину Айвазовского, как вы будете поступать?

- Обращусь к знатокам рынка. Например, к вам.

– Ты спросишь у меня, я тебе скажу: «Шикарная вещь»! Ты ее купишь, отдашь бешеные деньги, а через год тебе скажут: «Слышь, му#ак, ты что за писульку купил с вернисажа?». Кто будет виноват?

- Буду виноват я, потому что не посоветовался с кем-то еще.

– Вот я и говорю, что вот в этом и виноват. А я, как все время говорил, с себя вины не снимаю. Как человек, отвечающий за все. Но я говорю, что я виноват только в том, что слишком доверял людям, которые были около меня. Вот и все, вся моя вина. Зарплаты в «Спартаке» платились, по трансферам у «Спартака» никогда проблем не было, все оплачены. Долгов у «Спартака» не было. Базу я, насколько мог, реконструировал. Автобус я купил этот несчастный, который в определенный период определили как причину неудач, но как позднее выяснилось, не только автобус все-таки виной. Поэтому ждать от меня, что я буду бить себя в грудь и орать: «Да, я во всем виноват» – да никогда такого не будет! Я не такой человек, как в Библии: ударили по левой щеке – подставь правую. Если меня ударить по щеке, я в ответ голову оторву.

Повесим собак на

- Как вы расстались со «Спартаком»? Вы сказали, что ушли в плюсе. За сколько вы купили «Спартак» и за сколько продали?

– Ну, этого я тем более не скажу никогда. Мы с Леонидом расстались очень мирно, мы подписали соглашение, по которому я, не помню сколько, должен был молчать, не высказываться в сторону «Спартака». Я это четко выдержал, хотя это шоу «Повесим всех собак на Червиченко! Мы пришли и теперь выиграем всё и даже больше!» меня втихаря веселило. При этом надо отметить, что Федун исключительно четкий исполнитель своих обязательств, все свои договоренности он тоже выполнил. Я вначале ушел из «Спартака» как акционер, а потом ушел как президент.

- А почему вы ушли? Вам сделали интересное бизнес-предложение? Или просто поняли: «Как же меня все это задолбало»?

– Я не хотел вкладывать деньги и устраивать шоу для людей, которые в мой адрес орут всякие гадости. Я же еще раз говорю – я не люблю и не терплю в свой адрес никаких подобных пакостных поступков. Поэтому зачем платить миллионы и слушать каких-то клоунов, которые орут то, за что им по 100 или там 200 рублей давали? Потом же годы проходят и ты все равно узнаешь, что это такая проплаченная акция. Воздействие на то, чтоб побыстрее выдавить другого акционера.

- Проплаченная кем?

– Кем-то. Годы проходят, а стиль не меняется. Вот давеча «Новая газета» какую-то хрень очередную напечатала. Я говорю: 10 лет прошло, а я, как у классика, узнаю друга Мишку. Опять то же самое – непонятная газета, непонятно о чем статья, там 2-3 мазка говном, чтобы измазать непонятно по какому поводу и дальше перепечатка на Compromat.ru. Привет заказчикам от меня! Интересно, если раньше им это стоило 40 тысяч, то на сколько они сейчас попали?

- 40 тысяч – долларов?

– Да. Небось, сейчас, тысяч 60-70 с них слупили...

P.S. Этот материал – часть совместного проекта Sports.ru и журнала «Афиша» «История русского футбола». 160-страничный учебник можно уже сейчас читать в журнале. Полная версия всех текстов появится на Sports.ru в четверг 7 июня.

www.afisha.ru

Роман Широков: «Фанаты «Спартака» поют мне одно и то же. Что, творческий тупик?»

Гус Хиддинк: «На чтение смс после матча с Голландией у меня ушло три часа»

Автор 
РЕЙТИНГ +312

    Свежие записи в блоге

    22 февраля 2013 04:48
    История русского футбола. Новый кавказский футбол

    8 августа 2012 15:21
    История русского футбола. Финал Лиги чемпионов в Москве

    7 августа 2012 15:17
    История русского футбола. Русские в Англии

    1 августа 2012 20:41
    История русского футбола. Роман Абрамович и «Челси»

    30 июля 2012 21:45
    История русского футбола. «Письмо четырнадцати»

    21 июля 2012 01:00
    История русского футбола. «Локомотив»

    19 июля 2012 00:10
    История русского футбола. Футбольный криминал

    17 июля 2012 09:10
    Андрей Тихонов: «Мы просто хорошо зарабатывали, а нынешние футболисты получают сумасшедшие деньги»

    14 июля 2012 22:20
    История русского футбола. Первые бразильцы

    13 июля 2012 14:50
    История русского футбола. Олег Романцев

    Сегодня родились

    ЛУЧШИЕ МАТЕРИАЛЫ

    Хоккей
    Хоккей
    Почему Овечкин – лучший снайпер в истории хоккея

    Обошел даже Гретцки и Лемье. | 255

    Хоккей
    Хоккей
    30 причин полюбить КХЛ

    Сезон уже в разгаре. Комон! | 106

    Бокс/MMA
    Бокс/MMA
    UFC кинул лучшего российского бойца

    Нурмагомедову дали бой за титул и тут же отобрали. | 92

    Бокс/MMA
    Бокс/MMA
    Вместо PornHub. Почему женские бои – это новое порно

    Раздел «татуированные» – Настя Янькова. «Пышки» – Ронда Раузи. По азиаткам есть предложения? | 105

    Футбол
    Футбол
    «Вы должны признаться, что достигли дна». Что бывает после ухода из футбола

    Денис Романцов – об одной спасенной жизни. | 60

    Яндекс.Метрика