Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Ксения Первак: «Мой папа очень-очень добрый. И настоящий мужик»

    Летом теннисистка Ксения Первак забежала в редакцию Sports.ru, чтобы рассказать пару трогательных истории о знаменитом отце, хандрящем «Спартаке» и желанной Олимпиаде. Сегодня выяснилось, что летом 2012 года Ксения собирается ехать в Лондон, чтобы выступать там под флагом Казахстана. Sports.ru предлагает еще раз прочитать большое интервью Первак, чтобы понять, кого лишилась сборная России.

    Баку, жара, шорты

    - Вы только вернулись из Баку, где дошли до финала. Как там погода? Такая же, как у нас сейчас?

    – Да в Москве очень холодно по сравнению с Баку.

    - Да ладно вам. Сейчас +35 на градуснике.

    – А там – 45 градусов в тени, к тому же высокая влажность. При этом предыдущий турнир я играла в Австрии, и в горах было, наоборот, холодно – всего 9 градусов. Так что все получилось на контрасте, и было действительно тяжко. Сама даже не представляю, как получалось играть. Очень тяжелым получился первый матч: я играла против девочки из Тайланда, для которой такая погода в порядке вещей. Когда у меня язык уже до колен вываливался, она держалась бодрячком. Так что для меня все могло закончиться еще во вторник, но в третьем сете я каким-то чудом отыгралась со счета 2:5. Ну, а дальше матчи ставили не ранее 5-6 вечера, так что было уже легче.

    - Почему WTA разрешает проводить матчи в таких условиях?

    – Существуют такие понятия, как heat row in и heat row out. Если in, то между сетами есть десятиминутный перерыв, то есть можно, например, сходить в душ. Если out, то никаких перерывов. Но самое интересное, что in или out, определяют люди, которые сидят в офисе и вообще не представляют, что значит играть на жаре. Так вот 40 градусов – это был out, то есть прохладно, по их мнению.

    - Как бороться с жарой?

    – Чего я только ни делала. Но самое основное – конечно, лед.

    - После финала показалось, что вы еле держались на ногах. (kamran-817a1)

    – А так и было. Вера (Звонарева – соперница Первак по финалу – Sports.ru) просто потрясающе передвигается по корту, перебегать ее просто невозможно – выматываешься по полной.

    - Какая публика приходила на трибуны в Баку? (ОЛЕНЬ)

    – Публика очень приличная, и играть там было очень приятно, мне понравилось. Приходило много народу, особенно на полуфиналы и финал. Единственное, о чем нас предупреждали, – что в город в шортах лучше не выходить. Тем более, я блондинка.

    Уимблдон, Harrods, скидки

    - Изменилась ли ваша жизнь после успеха на «Уимблдоне»?

    – Да нет, все также продолжаю тренироваться, стремлюсь наверх. Передо мной стоят новые цели, и я не считаю свое выступление на «Уимбллоне» чем-то выдающимся – все могло быть и лучше. Хотя и хуже тоже могло быть.

    - Почему лучше не получилось?

    – Наверное, волнение сказалось – все же первый раз в жизни дошла до четвертого круга. Перед матчем с Пашек у меня было два дня выходных – во время турниров это скорее минус, чем плюс. Выбилась из ритма, и в какой-то момент уже не знала, чем себя занять. В субботу устроила шопинг, в воскресенье потренировалась, но все равно пауза затянулась.

    - Шоппинг был в Harrods?

    – Да, купила там туфли Balenciaga, свитер, шарф. В общем, потратилась – но почему бы себя не порадовать? Тем более, с самого начала себе сказала: если хорошо выступлю, пойду в Harrods.

    - Там ведь обычно все друг друга встречают, особенно когда какое-то спортивное событие случается.

    – Да, в тот день я, например, встретила Катю Макарову и Веру Душевину. Как раз скидки начались, так что все старались туда заглянуть.

    Планы, травмы, усталость

    - Вы говорили, что будете стремиться закрепиться во второй десятке мирового рейтинга. Когда это произойдет?

    – В теннисе сложно что-то планировать. У меня уже было немало травм, пара операций, поэтому многое будет зависеть от здоровья.

    - После операции не каждый способен вернуться. Риск повторно лечь под нож существенно возрастает.

    – У меня так и получилось. Первая операция была в 14 лет – в паху были грыжи с обеих сторон. Прооперировали, но через три года все повторилось. Когда случилась первая операция я, наверное, где-то даже была счастлива: появилось много свободного времени для встреч с друзьями. А вот второй раз было уже неприятно – я только-только выиграла юношеский Australian Open, была в хорошей форме, и тут такое.

    - Мысли завязать с теннисом были?

    – Да они периодически возникают. Мы же все люди, все устаем. Но все это только и остается мыслями.

    - А как вы вообще в теннисе оказались? (неуч)

    – Папа играл и все время брал меня на корты. А потом родители вместе со своими друзьями создали детскую группу – нас было человек двадцать, наверное. Все вместе бегали, смеялись, то есть это было скорее for fun. Ну, а потом папа понял, что нужно дочку перевести на более высокий уровень. Тогда мне было восемь лет. До десяти лет я жила в Челябинске как нормальный ребенок – ходила в школу, в свободное время – на тренировки. Затем вместе с папой переехала в Москву, и с этого момента уже началась более серьезная подготовка. Мы жили за городом и приходилось просыпаться в пять утра, чтобы успеть сделать домашнее задание – я ведь в физико-математическом классе училась. Тогда папой был установлен такой принцип: плохо учишься – в теннис не играешь.

    Челябинск, папа, борщ

    - О челябинских мужчинах все знают в основном благодаря шоу «Наша Russia». Они правда настолько суровы?

    – Скажу сейчас ужасную вещь, наверное, но я никогда не смотрела «Наша Russia». Смотрю Comedy Club, «Прожекторперисхилтон», и раньше – КВН, когда там выступала челябинская команда «Уездный город».

    - Тем не менее, Челябинск – действительно серьезный, угрюмый город, в котором никто даже не улыбается?

    – Мне сложно сказать, потому что у меня не было возможности прочувствовать город. Я же совсем маленькая была: садик – дом, школа – дом – тренировки. Понять, что к чему в Челябинске не было времени.

    - Расти в состоятельной семье – хорошо или плохо?

    – Есть и плюсы, и минусы. На мой взгляд, в таких условиях бывает сложно заставить себя в принципе чем-то заниматься. Ты – молодая, у тебя все есть. Зачем? Ведь можно просто выйти замуж, и все.

    - Почему у вас так не получилось?

    – Вообще родители изначально хотели мальчика, а получилась я. Когда родители развелись, я осталась с папой, ну и он меня воспитывал как раз скорее как мальчика. Думаю, это и наложило отпечаток на мое восприятие действительности.

    - Расскажите о своем папе (отец Ксении – Юрий Первак – бизнесмен, бывший генеральный директор футбольного «Спартака»). Что он за человек?

    – Он очень-очень добрый. При этом строгий – настоящий мужик такой, знаете? Очень умный. Это вот то, в чем я стремлюсь быть похожей на него.

    - А проблем из-за него у вас не возникало?

    – Наверное, только поначалу, в общении со сверстниками. Просто потому, что дети из состоятельных семей ведут себя немного иначе, поднимаются выше положенного. А так – нет. Когда он в «Спартаке» работал, говорила, что мы просто однофамильцы.

    - То есть на родительские собрания он не ходил?

    – Нет, а зачем? Я же была прилежной ученицей. С поведением, правда, одно время все совсем печально было. Например, украсть журнал и исправить оценки – это была абсолютно моя тема. Мне просто не нравилась учительница по математике, она меня откровенно недолюбливала. Тогда я собрала команду из пятерых одноклассников и сказала, что мы будем ставить оценки. То есть я руководила процессом, но с девочкой, у которой был хороший почерк, в итоге вышел прокол – она начала не проставлять оценки в пустые клетки, а исправлять уже поставленные. Разумеется, все это вскрылось. Прихожу в школу, а на пороге меня встречает директор. Ну, у меня сердце в пятки так и ушло, страшно было. Конечно, позвонили домой и все рассказали, но – что самое интересное – папа меня не особо ругал.

    - Почему?

    – Наверное, потому что украсть журнал – это поступок, на который не каждый может решиться. Уровень.

    - Когда последний раз созванивались с папой?

    – Минут 20 назад. Просто так, поболтать. Мы вообще очень часто созваниваемся, какой-то повод для этого не нужен.

    - Олимпийский чемпион по боксу Александр Лебзяк говорил, что молодых людей своих дочек будет проверять прямым в челюсть. Как ваш папа выстраивает отношения с молодыми людьми?

    – Ой, это грустная история... Хотя понятно, что папа хочет для меня только самого лучшего.

    - А вам, как назло, нравятся плохие парни?

    – Да как сказать... В общем, это очень долгая и тяжелая история.

    - Можете представить себя вместе с обычным парнем – продавцом магазина «Республика», например?

    – Для меня самое главное – чтобы с человеком было интересно и весело. Чтобы он был амбициозным, хотел развиваться. Мой папа ведь тоже не сразу стал директором «Спартака», да и я не сразу оказалась в топ-100. Все начинают с низов, поэтому стремление к росту очень важно.

    - Верите в теннис после замужества?

    – Если все по полной, с детьми, то нет – так, наверное, только Клийстерс может. Без детей проще, но многое зависит от мужчины. Одно дело – если он будет помогать и поддерживать тебя. Другое – если постоянно будет звонить и ныть: когда ты приедешь, когда сваришь мне борщ...

    - Вы готовите борщ?

    – Это мое фирменное блюдо. Научилась готовить, когда семья переехала в Берлин, и я осталась в Москве фактически одна. Звонила маме, спрашивала, как и что делать. Что-то сама видела или читала. С этим у меня проблем нет – могу все приготовить, тортики даже всякие. Так что в будущем – завидная жена.

    «Спартак», фанаты, Пьянович

    - Вы говорили, что переживаете за «Спартак», но при этом еще и за «Локомотив».

    – Нет, меня не так поняли. «Локомотив» мне неинтересен. За «Спартак» действительно переживаю и обидно, что команда сейчас занимает не то место, которое от нее ждут. Я и раньше ходила на «Спартак», и в прошлом году была, как раз на матче с «Локомотивом»... Когда видишь, как спартаковские болельщики поддерживают команду – это просто потрясающе. И вот за болельщиков обиднее всего, конечно – они ведь так болеют, так выкладываются.

    - Себя на фанатском секторе представляете?

    – Нет, вообще нет.

    - За то время, что вы ходили на «Спартак», появился любимый футболист?

    – Да. Михайло Пьянович безумно нравился, хотя даже не общалась с ним.

    - А из молодых футболистов с кем-нибудь знакомы?

    – Нет. Я слышала, что с ними неинтересно совсем, поэтому не хочу разочаровываться.

    - У кого-то, может быть, есть неприятный опыт?

    – Неприятный опыт – это про хоккеистов скорее.

    Юниоры, мужчины, звезды

    - Победа на юниорском турнире «Большого шлема» – что это такое? Какие ощущения, какие призовые, как празднуют?

    – На тот Australian Open я изначально ехала только за победой. На тот момент я уже больше года не выступала на юниорских турнирах, поэтому другого варианта, кроме победы, и быть не могло. Ну, и я не считаю это каким-то выдающимся своим достижением. Призовые за такие победы теннисисты не получают – только если бонусы по контрактам с личными спонсорами.

    - В какой момент приходит понимание того, что юниорские турниры – это уже не то?

    – Наверное, у всех по-разному это происходит. Кто-то готов играть на высоком уровне в 15 лет, а кто-то и в 18 не готов. Все зависит только от уровня твоего развития – как физического, так и интеллектуального.

    - Кого из юниорок считаете наиболее талантливыми? (Navarra)

    – Я немногих знаю, поэтому сложно сказать. Если брать мое поколение, то отмечу Настю Колар. Как раз недавно играла с ней в Бад Гаштейне, и матч очень тяжелым получился.

    - Что делают звезды, которые так и не взошли? В футболе, например, многие пылят в любительских лигах.

    – Замуж выходят – что еще остается делать. Красивые, симпатичные девочки, так что в жены охотно берут.

    - Согласны с тем, что призовые на женских и мужских турнирах примерно равны? (Franz-amster)

    – Я женщина, поэтому согласна, конечно же. Не скажу же я, чтобы нам платили меньше, ну а больше требовать тоже неправильно. На самом деле не задумывалась, почему платят поровну. Может быть, из-за того, что у нас конкуренция выше. Если в мужском теннисе на победу в турнирах претендуют условно четыре человека, то в женском выиграть турнир может любая теннисистка из топ-50. У нас в каждом матче есть интрига, а у мужчин такого нет.

    - А кто вам больше нравится – Надаль или Джокович?

    – Джокович. Надаль вообще не нравится. Мускулы? Не знаю – вот это движение у него есть неприятное, как будто он где-то ковыряется, что-то там ищет. Да и вообще мне и игра-то его не нравится. Больше люблю Джоковича, Федерера, Марата Сафина.

    - Знакомы с Маратом?

    – Нет. Когда я начинала, он уже закончил. В клубах я не тусуюсь – где же нам было встретиться?

    Братислава, друзья, татуировка

    - Вы живете в Братиславе. Почему именно там?

    – Просто мне там удобнее в плане тренировочного процесса – от дома до кортов я еду три минуты. Можете себе представить такое в Москве? Да и вообще все рядом и гораздо дешевле. Ну, и мне повезло, что там у меня есть друзья – без них, конечно, было бы скучно.

    - А татуировку где набивали?

    – В Москве. Эти три слова – мои жизненные принципы, они даже не столько с теннисом связаны, сколько с жизнью вообще. Папа говорил, что не советует это делать, но и запретить не может. Попросил только, чтобы не набивала только «Не забуду мать родную и отца-бухарика». «Эх, а я такую и хотела...» – сказала я.

    - Кто ваша лучшая подруга среди теннисисток? (VaD)

    Александра Крунич и Леся Цуренко. Это интересные, жизнерадостные девочки, с ними мне очень легко общаться. Они все время искренне за меня переживают, как и я за них.

    - Светлана Кузнецова рассказывала, что в теннисе подругами можно оставаться до первого серьезного матча друг с дургом.

    – Согласна, это очень сложный момент. Но нужно учиться прощать – все же хороших друзей очень мало, и ими нужно дорожить. Спорт когда-нибудь закончится, а друзья должны остаться.

    Олимпиада, музыка, Porsche Cayenne

    - Что для вас дороже: выиграть турнир «Большого шлема» или стать первой ракеткой мира? (VaD)

    – Да вообще все важно. И в рейтинге быть повыше, и «Большой шлем», и Олимпийские игры.

    - Отобраться в Лондон-2012 – реальная цель? (JuveGomel)

    – Больная для меня тема, очень много об этом думаю. Не знаю, сколько человек от одной страны может быть заявлено на Олимпийский турнир. Мне говорили, что шесть, но я что-то сомневаюсь, что так много. Кроме того, нужно сыграть за сборную на Кубке Федераций, а у меня пока ни одного матча нет.

    - Шансы сыграть их есть?

    – Скажу так: есть шансы на то, что я буду играть на Олимпиаде.

    - То есть рассматриваете вариант выступать за сборную другой страны?

    – Конечно, не хотелось бы, но предложения у меня есть.

    - Это будет Словакия?

    – А это уже закрытая информация.

    - Чем бы вы занимались, если бы с теннисом не получилось?

    – Я пою неплохо. Не как в опере, конечно, но все равно. Помню, как-то пела на папином дне рождения песню Алсу «Иногда». Волновалась перед этим ужасно, но в итоге хорошо получилось, всем понравилось. Ну, а папа вообще давно в курсе всех моих талантов.

    - Не было желания записать какой-нибудь трек?

    – Желание есть, но если это и случится, то позже. Думаю, это будет что-нибудь легкое.

    - А что у вас в плеере закачано?

    – Современная музыка, в основном, иностранная. Есть несколько треков 80-х годов. Из российской музыки – Тимати, Алсу мне очень нравится.

    - Вы водите машину?

    – Да, и довольно неплохо, кстати. Хотя и не училась практически. Теорию сдала с первого раза, с вождением тоже проблем не было – инструктор сразу сказал, что у меня хорошо получается. Сейчас езжу на Audi A3 ужасного серебристого цвета. Но скоро собираюсь поменять машину.

    - Что это будет? Porsche Cayenne?

    – Хочу джип, но Porsche Cayenne в Братиславе – как-то не очень. Да и не заработала я на такую машину еще.

    Фото: Максим Поляков/Sports.ru

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы