Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Главреды. Игорь Коц: «Наши журналисты ходят по минному полю»

    Когда футбольный чемпионат России берет паузу, Sports.ru запускает серию интервью с руководителями ведущих российских медиа. Главный редактор и гендиректор «Советского спорта» Игорь Коц рассказывает, как сделать успешный таблоид, поругаться с ЦСКА, избежать бойкота, подарить Курбану Бердыеву пакет муки и переманить кадры у принципиального конкурента.

    Прибыль

    – Когда вы пришли в «Советский спорт», декларировали цель – сделать народную газету. Прошло шесть с половиной лет. Вам удалось?

    – Газета стала прибыльной – это первое. Когда я пришел в «Советский спорт», речь шла о том, что газету надо закрывать, продавать. Хоть я и профессиональный журналист, а написание заметок – мое любимое занятие, в какой-то момент для меня стало важнее доказать: спортивная газета может быть безубыточной. На протяжении последних трех лет мы показываем стабильно высокую прибыль. Со всеми вытекающими: есть возможность вкладываться в дальнейшее развитие проекта, коллектив получает премии. Что касается народности, раз тиражи растут, раз люди газету покупают, значит, она и есть народная.

    – Что пришлось сделать, чтобы эта прибыль пошла?

    – Для начала радикально поменять состав редакции, процентов на 70. Когда я в нее пришел, то как в первый день рот у меня открылся, так полгода и не закрывался. Я долгие годы работал в «Комсомольской правде», где все было отлажено и четко. Здесь попал в газету, где редакторы отделов не читали заметок. Корреспондент ее писал, засылал в набор, она выходила в газете – не отредактированная, с безумными «косяками». При этом была странная должность, как это называется… «рерайтер». Три или четыре человека переписывали заметки за журналистами. А еще в газете не было планирования. Ни ежедневного, ни недельного. Можете такое представить?

    «Кризис еще не грохнул как следует. Он продолжается, и мы начеку»

    – Из чего складывается ваша прибыль? Вас больше кормит реклама или тираж?

    – Примерно фифти-фифти. У ИД «Комсомольская правда», в который мы входим, очень сильная рекламная служба. За последние годы она здорово поднялась и в спортивном сегменте – даже в прошлом году, кризисном, сработала отлично. Что касается тиражей, за последние годы они поднялись процентов на 10.

    – Бросается в глаза, что основная реклама «Советского спорта» – крепкий алкоголь и средства для потенции. Выходит, рекламодатель по-прежнему думает, что читатель спортивной газеты – это немолодой мужик, которому надо выпить и поправить интимную жизнь, но никак не присмотреть себе новую иномарку?

    – До кризиса у нас было очень много автомобильной рекламы. Сейчас этот бизнес, к сожалению, упал – и в стране, и в мире. И вообще кризис еще, надо сказать, не грохнул как следует. Он продолжается, и мы начеку. А по поводу потенции… Аудитория нашей газеты на 80 с лишним процентов состоит из мужчин, так что все логично.

    – То есть рекламы «Импазы» и других подобных препаратов вы не стесняетесь?

    – Любую рекламу я только приветствую. Вообще «Комсомольская правда» в меня вбила респект и любовь к рекламщикам. Это же чувство пытаюсь привить всем сотрудникам, хотя не всегда удается: реклама ведь отбирает у журналиста газетную площадь.

    ЦСКА

    – Когда говорят о творческих успехах «Спорт-Экспресса», часто вспоминают что-то из публицистики Игоря Рабинера – например, «Бромантановый «Спартак» или «Русский бунт». Три самых значительных истории, которыми особенно гордится «Советский спорт»?

    – Да много чего было… Ну вот, например, сериал про договорные матчи, когда мы посылали Антона Лисина в Италию, где он сделал пять или шесть материалов из «Ювентуса» – очень серьезная журналистская работа. Еще был великолепный репортаж Саши Зильберта, когда он работал на Уимблдоне, а в то же время в Лондон на работу в «Челси» приехал Юрий Жирков. Саша оказался единственным, кто встретил его в аэропорту, мгновенно сориентировался и целый день был у Жиркова переводчиком и гидом – материал, по-моему, вышел на десятку с плюсом. Из последнего – ванкуверское интервью Ирины Родниной, которое взял Андрей Ванденко. Интервью стало настоящей информационной бомбой, по сути, с него в российских СМИ начался серьезный разговор о причинах нашего олимпийского фиаско.

    «Таблоид – мировой формат. Самый удобный и для подачи, и для чтения»

    – В представлении масс спортивная пресса делится так: «Спорт-Экспресс» – серьезное чтиво, «Советский спорт» – спортивный таблоид. Правильно ли считать вашу газету таблоидом?

    – Таблоид – это мировой формат. Самый удобный и для подачи информации, и для чтения. И это не имеет никакого отношения к серьезности или легковесности. Политика у нас простая: писать о том, что интересно читателю. И тогда он утром снова купит в киоске нашу газету. И не врать, потому что тогда он ее не купит. А серьезных материалов хватает. Просто, может быть, темы иногда непривычны для читателей, слишком зацикленных на голах-очках-секундах. Очень много пишем о договорняках, о нерадивых спортивных чиновниках, о причинах олимпийских неудач – все это, на мой взгляд, расширяет нашу аудиторию.

    – Очевидно, что спортивным изданиям давно недостает своего профсоюза. Вы пытались устроить какую-либо совместную акцию со «Спорт-Экспрессом»?

    – Однажды была попытка. Вообще, когда я пришел в «Советский спорт» и узнал, что такие отношения существуют между газетами, для меня это странно было…

    – Что за отношения?

    – Никаких отношений. Конфронтация двух газет. Я работал в «Комсомолке», у нас были дружественные связи с коллегами-газетчиками. И когда прошлым летом возникла ситуация с бойкотом спортивных СМИ, я сделал попытку как-то сообща ее разрулить. Понимания это не вызвало, думаю, в сегодняшней журналистике это и нереально. Вот и последняя ситуация с «табачным» скандалом в хоккейной сборной – все порознь пишут об этом, но единой позиции нет. А это тот случай, когда она необходима.

    – Насколько спортивные медиа сейчас могут называть вещи своими именами? На 100 процентов? На 60? На 20?

    – Пожалуй, на 90. Какого-то давления я не ощущаю. Но у нас свои проблемы. Тот же бойкот 2009-го года, когда футбольные клубы отказались с нами контактировать из-за повышенного внимания газеты к договорным матчам, мог серьезно осложнить нам жизнь. Мы как раз готовились к 85-летию газеты и тут за день до юбилея такой подарок. Что называется, с особым цинизмом.

    – Бойкот против вас поддержали 13 команд премьер-лиги – все, кроме «Динамо», «Москвы» и «Химок», – но история быстро затихла. Почему?

    – В тот же день, когда газете объявили бойкот, нас в своей резиденции принял Владимир Путин, сказал хорошие слова о газете, о ее принципиальной позиции. И как-то очень быстро все замолчали.

    «Я думаю, такой матч, как «Терек» – «Крылья», уже не будет сыгран. Все получили острастку»

    – Уже почти четыре года вы конфликтуете с ЦСКА после очень странного матча в Ростове-на-Дону. Это правда, что недавно вы почти помирились?

    – Были попытки помириться. И с нашей стороны, и со стороны ЦСКА. Ситуация очень простая: ЦСКА хочет, чтобы мы извинились. Я не раз в своей жизни извинялся и как автор заметок, и как редактор – всегда готов признавать ошибки. Но тут другая история: был иск клуба к редакции, был суд, и он выступил на нашей стороне. В чем извиняться? Безусловно, надо искать компромиссы, мы были готовы к ним, предложили свой выход из ситуации, но армейскому руководству этого показалось мало.

    Конечно, это нам не помогает работать. Но и для ЦСКА все это не очень здорово. Тем более, думаю, мало кто из болельщиков уже помнит, из-за чего весь сыр-бор. В общем, гоголевская ситуация о том, как поссорились… Нас по-прежнему не пускают на матчи и пресс-конференции ЦСКА, а мы по-прежнему много пишем об армейцах – читатель должен получать информацию о ведущем клубе.

    – Незабываемый матч «Терек» – «Крылья» вы перемывали активнее всех. Добились того, чего хотели?

    – Да, нам удалось взбаламутить общественность. Мы, кстати, даже конкурс объявляли на лучшее название этой игры. Потому что поначалу никто не называл этот матч договорным, бизнес-матчем. А сейчас уже все говорят о нем, как о реально странном. Я думаю, подобный матч уже не будет сыгран в нашем чемпионате. Многие получили острастку и очень серьезную.

    Фишки

    – Правда ли, что вы обязали всех журналистов газеты появляться на публике только в одежде с символикой газеты? Тем, кто не соблюдает правило, грозит штраф.

    – Да, я написал приказ. Всем выдали футболку, поло, бейсболку, теплую куртку на зимние соревнования. Это дисциплинирует. Это и пиар-ход. Кроме того, люди должны гордиться маркой, на которую работают.

    – Разве можно людей творческой профессии облачать в униформу? К тому же кому-то эти футболки и поло справедливо кажутся не самой выдающейся одеждой.

    – А почему топовые футбольные клубы ходят в одинаковых цивильных костюмах: пиджаки, галстуки? Клубная униформа. Нет, это очень правильно. Сейчас планируем заказать платочки, носочки и так далее.

    – Мнение сотрудников в разработке одежды учитывается?

    – Учитывается. Были отказники. Два или три человека были резко против, и мы пошли им навстречу – разрешили не ходить в униформе. Есть и особые случаи: послать на матчи того же ЦСКА человека в футболке «Советского спорта» значит провалить задание. Но вообще, молодежь с удовольствием носит.

    «В ЮАР тоже планируем акции – вот футболку Лекхето повезем на его могилу»

    – У «Советского спорта» своеобразный стиль подачи событий. Скажем, на пресс-конференции Курбана Бердыева перед первым матчем в Лиге чемпионов ваш корреспондент должен не только задать ему вопрос, но и подарить пакет муки – чтобы первый блин не вышел комом. Перед еврокубковым матчем «Спартака» вручить кому-то из футболистов дротики – чтобы те показали, как заколют соперника. Кто придумывает эти идеи?

    – Все вместе на планерках. Редколлегии часто превращаются в обсуждение этих фишек: а чем мы удивим сейчас? Какое превью мы сделаем, чтобы это было необычно? Как правило, до чего-то додумываемся. Иначе будет очень скучно: события-то одни и те же. Как-то надо их разыгрывать и привлекать к себе внимание.

    – Кажется, что не всегда это получается стильно и удачно. Не отталкивает ли это молодежную аудиторию?

    – Ну, не знаю. По аудитории, согласно последнему замеру Gallup’a, мы впервые вышли на первое место среди российских спортивных СМИ. Мне кажется, молодежи это даже интереснее, чем читателям со стажем. Поэтому такие штуки я всячески поощряю. На чемпионате мира тоже планируем разные акции – вот футболку Лекхето повезем в ЮАР на его могилу... Все это придает дополнительные краски газете.

    – Самая сумасшедшая творческая идея, которую вам удалось воплотить в «Советском спорте»?

    – Таких много было. Из того, что первым приходит на ум, – перед чемпионатом Европы Дмитрий Туманов доехал автостопом от МКАДа до Германии, где готовилась сборная. С собой он вез флаг России, на котором по дороге собирал автографы для сборной от самых разных людей. Доехал и вручил флаг Хиддинку. Этот исторический снимок мы поместили на обложке.

    Алкоголь

    – После матча с Голландией на Евро-2008 футболисты сборной скандировали в автобусе: «Отсосите, Ловчев и Севидов, хэй-хэй». Вы воспринимаете это как менеджерскую победу?

    – Ну, какая же это победа? Я реально вижу, о ком мы пишем. Речь не обо всех, конечно, ведь скандировали ту гнусность единицы. Прекрасно понимаю, что наши журналисты, – те, которые писали, как Севидов, или пишут, как Ловчев, – ходят по минному полю. Только взрывается оно грязью. Мы никогда не получим комплиментов. Я воспринимаю это как данность. Но слышать это неприятно.

    – В том, что российские спортсмены не уважают прессу, есть вина журналистов?

    – Это вопрос не только к спортивной прессе. Российская пресса вообще за последние годы потеряла много позиций. Это связано во многом с тем, что газеты ушли от остроты в развлекуху. И в обществе возникает мнение, что репортеры не способны к серьезной качественной работе.

    – Что Севидов, что Ловчев – радикалы. Вас это никогда не смущало?

    – Я как раз очень рад этому. Был рад. Потеря Севидова невосполнима... Газета как команда, здесь должны быть люди разного амплуа, только тогда она играет по всему читательскому полю. У нас есть Уткин, Ловчев, Цыбанев, Кушанашвили – очень хорошо, что они пишут, думают по-разному. В результате складывается вполне объективная картина футбольных событий.

    – Я правильно понимаю, что Ловчев – штатный сотрудник, который работает в газете, то есть получает за свои комментарии зарплату?

    – Да, штатный. Мы взяли его на место Юрия Саныча, на ту же должность – футбольного обозревателя.

    «Эта заметка про Кавказ. Было бы странно, если бы он оттуда трезвым вернулся. Читатель ему бы не поверил»

    – Человек из мира спорта, произведший на вас самое сильное впечатление?

    – Лыжница, которая бежала на Олимпиаде с переломанными ребрами, напомните, как зовут... Да, Петра Майдич. Словенка. Я смотрел эту гонку по телевизору, и комок в горле стоял. На следующий день мы отдали ей обложку. А ребята привезли мне из Ванкувера бейсболку с ее автографом. Сейчас она хранится у меня дома на самом дорогом месте. Выдающаяся спортсменка.

    – В вашем приложении – «Советском спорте-Футбол» – в работе некоторых авторов часто чувствуется запах алкоголя. Хорошо ли это?

    – Да? Это у кого же?

    – Например, в последнем номере репортаж Дмитрия Туманова...

    – Дима у нас бытописатель. А с кем он там, напомните, выпивал?

    – Со спартаковскими болельщиками во Владикавказе. Целый абзац посвящен воспоминаниям о давнем визите автора в Осетию, аккурат на празднования Дня Святого Георгия, которые длятся чуть ли не неделю. «Еле живым выбрался», – завершается пассаж. Но вопрос не к автору, а к менеджеру. Разве это правильно, когда в спортивном издании чересчур много внимания алкоголю? Почему не ввести культ чего-нибудь более полезного? Секса, например.

    – Насчет секса надо подумать. А эта заметка про Кавказ, и было бы странно, если бы он трезвым оттуда вернулся. И читатель бы ему не поверил. У нас мужское издание. Мне кажется, это нормально. Тем более, парень пишет с юмором, у него есть самоирония, важнейшее для репортера качество.

    Лучшие

    – Главный редактор спортивной газеты может считать себя состоятельным человеком?

    – Мне хватает, чтобы содержать семью, ездить в отпуск. Но есть гораздо более состоятельные редакторы.

    – Возможен ли вариант, при котором «Спорт-Экспресс» захочет перекупить у вас сотрудника или наоборот?

    – Пожалуйста. Мы открыты. Не уверен, правда, что в «Советском спорте» найдется много желающих туда уйти. Равно как не думаю, что в «СЭ» много желающих перейти к нам. Хотя я делал предложение двум-трем товарищам. Они были польщены, но отказались. Вообще, это нормально, что существует две такие разные газеты. Без конкуренции в журналистике нельзя, иначе застой. Если бы «СЭ» не было, надо было его придумать. У нас каждая утренняя планерка начинается с того, что свежая голова обозревает номер «Советского спорта» и «Спорт-Экспресса». Где мы им проиграли, где выиграли.

    – Вы назовете фамилии тех трех человек?

    – Нет, не хочу. Но это очень сильные журналисты. Потому что нам если и требуется усиление, то очень точечное. Нам нужны звездные фамилии, звездные профессионалы.

    – Почему, по-вашему, в «Советском спорте» не найдется желающих уйти в «Спорт-Экспресс»?

    – У нас, тьфу-тьфу, стабильная финансовая ситуация. Года два назад я читал интервью гендиректора «Спорт-Экспресса» – по-моему, в журнале Forbes – и он говорил, что проект убыточен. В нашем же ИД «Комсомольская правда» все живут с заработанной прибыли. Есть социальная защита у людей, а в наше время это важно. Плюс полная свобода самовыражения. Идти на новое место, где другие правила игры, не каждый решится.

    «Я делал предложение двум-трем товарищам из «Спорт-Экспресса». Они были польщены, но отказались»

    – Зарплаты российских футболистов сопоставимы с теми, что платят их европейским коллегам. Когда спортивные журналисты в России будут получать столько же, сколько работники The Times, Marca и Gazzeta della Sport?

    – У нас политика не зарплатная. Оклады, наверное, не очень большие. Но журналисты очень неплохо зарабатывают на гонорарах. Разумеется, те, кто работает активно. Это нормальный путь. Когда есть фиксированная зарплата и за конкретную заметку человек ничего не получает, это никак, на мой взгляд, не может мотивировать его на ударный труд.

    Считаю, что и спортсменам-игровикам было бы правильно перейти на такую систему: заработал, сделал результат – получи. Сегодня почитал материал Паши Лысенкова из Кельна, интервью с Трефиловым – бывшим вратарем, живущим сейчас в Германии. Он рассказал, как устроена немецкая хоккейная лига, где все клубы самоокупаемы. Зарплаты у игроков там такие, что у нас, наверное, в высшей хоккейной лиге получают больше. При этом там приходят по 20 тысяч зрителей на каждый матч. Посмотреть, как Кельн играет против Дюссельдорфа.

    – Назовите трех лучших, на ваш взгляд, пишущих журналистов России.

    – В спортивных СМИ? Юрий Цыбанев, безусловно. Евгений Дзичковский. Андрей Ванденко.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы