Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Соккер – дьявол-младший

    Некоторые американцы до сих пор считают соккер дьявольским изобретением. Забывая при этом, что он такой же неотъемлемый атрибут их страны, как мамин яблочный пирог. Обозреватель The Guardian Стивен Уэллс – о соккерофобах – безнадежно отставших от жизни инфантилистах, невеждах и безумцах.

    Соккер – медленный, скучный, малорезультативный, бессмысленный псевдоспорт, которым занимаются исключительно лесбиянки, маленькие дети и психопаты-нацисты с нетрадиционной сексуальной ориентацией и плохими прическами. Вся играющая в соккер ребятня вырастает в «трусливых тряпок и хлюпиков-неудачников». Американскому народу соккер навязывается теневой «глобальной элитой» – секретным мировым правительством. Короче, играть в соккер – «все равно что слизывать помет летучих мышей со стен пещеры».

    «Соккер нравится хулиганам, вандалам, террористам, извращенцам и фашистам, юношеские команды – это гей-инкубаторы»

    Знакомьтесь: Джефферсон Глапски – 39-летний торговец, руководитель веб-сайта «Соккер – отстой» (soccersucks.net), девиз которого – «Готовься к бою, футболист!» Два миллиона посетителей портала уже в курсе, что соккер нравится «хулиганам, вандалам, террористам, извращенцам и фашистам», юношеские команды – это «гей-инкубаторы», а любители соккера – все сплошь «напыщенные ненавидящие себя уроды, занимающиеся друг с другом фелляцией».

    А вот и идеолог соккерофобии – радиоведущий Джим Роум, коротышка с кавалерийскими усами а-ля Village People. «Мой сын никогда не будет играть в соккер, – уверяет он. – Скорее я подарю ему коньки и комбинезон с мерцающими блестками, чем футбольный мяч». Соккерофобия Джима – это традиционный продукт ксенофобского, гомофобского и женофобского соккероненавистничества, входящего в мэйнстрим американской спортивной журналистики. По свидетельству дружелюбно настроенного Александра Волффа из Sport Illustrated, и дня не проходит без того, чтобы американское СМИ не лягнуло соккер.

    «Их мания прямо пропорциональна тревожности, – потешается над коллегами (или калеками?) нью-йоркский обозреватель Мигель Альмейда. – Отсюда и ее интенсивность. Словно рой саранчи, эпидемия разрастается во время чемпионатов мира».

    Но соккероненавистники – это не только зашоренные борзописцы. Знакомьтесь: «правый» политик-интеллектуал Стивен Мур. «Убежден, что соккер учит наших детей всему плохому, – разглагольствует Мур. – Соккер – это спортивная разновидность марксистской трудовой теории стоимости. Поэтому социалистические страны и доминируют на чемпионатах мира». А вот мнение консерватора Джона Дербишира: «Главный минус соккера в том, что он стал любимым видом спорта одиозной мелкобуржуазной богемы». С точки зрения же журналиста Джея Нордлингера, соккер – это «изобретение «левых», спортивный заменитель вегетарианства».

    Подобная же желчь разливается и в письмах рядовых американцев. «Выдавливанию футбола – исконно американского вида спорта – пора положить конец! – негодует один из читателей Pittsburgh Tribune-Review. – Преподавание футбола в средних школах практически свернуто в угоду международному спортивному терроризму под названием «соккер», пучина которого продолжает засасывать неокрепшие умы».

    «Замена любимейшей американской игры заморской забавой – это очередной шаг к расколу общества»

    Вот так – «международный спортивный терроризм». Но это еще цветочки. Другой читатель этой газеты Роб Джанеда выстраивает логически верную цепочку: «Если «глобальная элита» пытается разрушить такие достояния «западноевропейской культуры», как Рождество, десять заповедей и институт семьи, то та же участь уготована и спорту. Замена любимейшей американской игры заморской забавой – это очередной шаг к расколу общества».

    Но довольно простаковщины. Обратимся лучше к славным академикам. Майкл Левин, профессор философии нью-йоркского университета, представляет себе соккер так: «В течение 90 минут «зеленые» пинают мяч на чужую половину поля и владеют им до тех пор, пока его не перехватят «синие», которые пинают мяч обратно и владеют им до тех пор, пока… Пока наконец кто-нибудь не проявит достаточно агрессии, чтобы забить один-единственный гол с пенальти».

    Кому попало ученые звания ведь не присваивают, верно? И другие светлые головы по ту сторону Атлантики шевелят мозгами в поиске ответа на вопрос «почему американцы не любят соккер». Профессор Оклахомского университета Сэм Уитситт полагает, что культивируемые в Америке принципы стяжательства идут вразрез с теми видами спорта, где нельзя играть руками: «Быть американцем и играть в соккер – это две взаимоисключающие вещи». А Андрей Марковиц из Калифорнийского университета в своей книге «Спорт и американская исключительность» утверждает, что присущий соккеру коллективизм оскорбляет американский культ индивидуализма. И это лишь верхушка айсберга...

    Но что объединяет все эти теории? Ахинея, которую они несут.

    По данным ФИФА, США – самая густонаселенная в футбольном плане страна планеты, где в спорт номер один играют 20 миллионов человек. Но куда важнее то, что соккер влился в американский мэйнстрим – в кино, сериалы, комиксы и художественную литературу. В альфу и омегу повседневной американской жизни. А в иных городах «пятнистый» почти столь же повсеместен, как звездно-полосатый флаг. В общем, соккер – такой же свой в доску, как яблочный пирог в McDonald's. И соккерофобов это больше всего и бесит.

    «Пустая бейсбольная площадка, а неподалеку – стайки американских детишек, разодетых в нелепую форму и увлеченно пинающих черно-белый мяч»

    «Нет большего доказательства упадка американской культуры, чем психоз вокруг этого ужасного европейского вида спорта, – ворчит Стивен Мур. – Ясным весенним днем проедьтесь как-нибудь мимо парка или школьного двора, и вашему взору как пить дать предстанет гнетущая антипатриотичная картина: поросшая быльем в прямом и переносном смысле пустая бейсбольная площадка, а неподалеку – стайки американских детишек, разодетых в нелепую полиэфирную форму и увлеченно пинающих куда-то черно-белый мяч».

    Будучи далеким от антипатриотизма, соккер быстро становится квинтэссенцией американского спорта. И недалек тот час, когда, по словам журналиста Саши Полякова-Суранского, хулители соккера наконец поймут, что их «яблочно-пироговый» крестовый поход против великолепной игры в конце концов даст обратную реакцию или, того хуже, будет сочтен антиамериканским.

    Американские соккерофобы – это, разумеется, не вся Америка. Это лишь запуганное, невежественное, загнанное в угол и жутко озлобленное меньшинство – гнусная коалиция из безнадежно отставшей от жизни молодежи, инфантильных гомофобов, брюзжащих женоненавистников, никчемных неоконсерваторов и изрыгающих профессионализмы беспокойных сумасбродов.

    Но вернемся к недремлющим акулам пера. В июле 2004-го в Sports Illustrated вышла статья закоренелого противника соккера Фрэнка Дефорда под названием «Не для нас». «Вот она – неприглядная и суровая американская действительность, – сокрушался Фрэнк. – Соккер не то что неэлегантен – он просто неуклюж. Красиво контролировать мяч ногами и головой так же невозможно, как пытаться быстро ехать на машине, управляя ею носом и коленями. Эффективность – вот что ценится в США. Соккер же совсем неэффективен».

    «Нет ничего более американского, чем заехать иноземцу по голени»

    Соккер, уверял журналист, никогда не приживется в Америке. И на него тотчас же обрушился поток писем от соотечественников, большинство из которых спокойно и вежливо отметили, что Фрэнк написал откровенную чушь, потому что соккер уже прижился. «Нет ничего более американского, чем заехать иноземцу по голени, ударить локтем в челюсть, отдубасить спину, одолев его в его же игре. Большинство исконно американских видов спорта такую возможность не предоставляют», – с сожалением констатировал один из читателей.

    Приезд Виктории Бекхэм и ее мужа в США сокращение сфинктера у соккерофобов, впрочем, только усугубило. Вот что значит – «страх перед интимной близостью».

    Перевод Андрея КАРНАУХОВА

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы