Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Виктор Бондаренко: «У «Динамо» очень слабое руководство, очень»

    Во время очередных реформ московского «Динамо» Аркадий Зайцев позвонил в Анголу самому необычному тренеру в истории бело-голубого клуба. Несколько смачных историй про Ривалдо, Рабинера и Газзаева прилагаются к этому интервью.

    Виктор Бондаренко: «У «Динамо» очень слабое руководство, очень»
    Виктор Бондаренко: «У «Динамо» очень слабое руководство, очень»

    – У вашей бывшей команды – «Динамо» – снова новый тренер. 10 специалистов за 10 лет – так часто их не меняет ни один русский топ-клуб. Почему?

    – В «Динамо» очень слабое руководство. Очень слабое. Не понимающее тонкости современного футбола. Они играют деньгами, но стратегии развития организации у них нет. И доверия к тренеру и понимания тонкости его работы у них тоже нет. Я заметил это еще давным-давно. Никто из руководства «Динамо» в жизни не сталкивался с таким социальным явлением, как футбол. А его надо знать изнутри, его надо чувствовать и понимать.

    Назначают одного тренера, потом якобы доверяют второму и, наконец, бросаются к третьему. И все это делается понаслышке, без всякого анализа. Нужно ведь глубоко проанализировать, кого ты берешь на работу. Нужно знать, что тренер может команде дать, какой он человек, какая степень уважения к нему у игроков, чего он в своей карьере уже добился. Очень много факторов нужно учитывать, прежде чем приглашать тренера.

    – У Дана Петреску получится в «Динамо»?

    – Я не очень хорошо знаю этого специалиста и могу судить только по результатам: он вывел «Кубань» из первой лиги в элиту и там закрепился – это хорошее достижение для молодого тренера. А об остальном мне судить трудно, потому что я не видел «Кубань» в деле. К сожалению, у меня нет возможности смотреть матчи премьер-лиги. Живу в отеле, где тарелки, естественно, нет. Читал, что «Кубань» здорово играет на контратаках и очень организованно – в обороне, но ведь для «Динамо» этого мало! На мой взгляд, лучший тренер для «Динамо» – это Газзаев.

    – Почему?

    – Потому что у него есть авторитет и достижения на европейском уровне. А тренера судят по результату. Он чего-то достиг? Достиг. Если у него есть заслуги, значит его будут уважать, а это большая платформа, большой базис между игроками и тренером.

    – Окей, но как прошлые тренерские достижения Газзаева могут помочь «Динамо»?

    – Давно – не давно, но если у человека есть талант от бога, то он даже после перерыва от футбола может опять начать выигрывать. Смотря какая организация в клубе, какое доверие к тренеру со стороны руководства и, главное, какие игроки. А игроки-то как раз в «Динамо» отличные. Опытные. А некоторые даже звезды. Поэтому с ними работать легко.

    «Я не верю, что сейчас может на базу приехать генерал и начать футболистов оскорблять»

    – Давайте поговорим о вашей работе в «Динамо»...

    – Я вам сейчас сразу все объясню. Я работал и был в очень хорошем тренерском тонусе в то время. Пришел в «Динамо», но меня не подпускали близко к команде! Во-первых, ни комплектования я не провел, ни предсезонки не провел. Дали команду после того, как они провалились: «спасай» – говорят. Хорошо хоть спасли! Но это же не критерий – судить тренера по такому результату. Судят тренера, когда он в команде с самого начала, когда дают время на подготовку к сезону – вот это работа. А тут... Ну и руководство! Спонтанно, торопясь, впопыхах, «спасать-спасать»... Тут трудно как-то судить о тренере.

    – Говорят, во все времена на тренировку «Динамо» могли запросто приехать высокопоставленные люди в погонах и высказать игрокам претензии, причем в самой разной форме. При вас такое бывало?

    – Нет, у меня такого не было. У нас работал Заварзин, очень опытный менеджер. Естественно, он прислушивался к советам Колоскова в то время. По совету Колоскова он, например, взял когда-то тренера Гжебика. Другое дело, что Гжебику проявить себя в «Динамо» не удалось. Но в то время – да, приезжали люди, говорили. Но все было в пределах дозволенного и с уважением к футболистам. И, честно говоря, я не верю, что сейчас может на базу приехать генерал и начать футболистов оскорблять. У нас все генералы – достаточно умные и опытные люди, они не будут лезть. Они, конечно, могут между собой поговорить, но в тренировочную кухню они точно не полезут, зачем?

    – Правда ли, что вас игроки «Динамо» не воспринимали из-за мегафона, с которым вы выходили на тренировки?

    – Глупости. Помню, выходили всякие безобразные интервью, и Заварзину задавали какие-то дурацкие вопросы, дескать «Бондаренко не уважают, Бондаренко не уважают». Послушайте, я прекрасно жил в коллективе и все меня уважали. Вы спросите у ветеранов, которые со мной работали – вот это будет истинное положение вещей. Да, это было очень сложное время, но мы «Динамо» вытащили, и слава богу! Это были вопросы не профессиональных журналистов, а любителей. Они в моих глазах совершенно потеряли уважение, эти журналисты. Особенно эти двое: Рапо...как его там? Который «Спартак»-то все убивал...

    – Рабинер?

    – Да, точно. И Уткин. Они говорили о том, о чем понятия не имели. Не знали, что внутри команды происходит, какие трудности. «О, у Бондаренко не та кепка! Не та философия!» Да мне стыдно об этом вспоминать! Это не журналисты, это клоуны! Я работаю в футболе уже очень давно и застал действительно сильных журналистов. А эти только впопыхах ловят утки и оскорбляют тренеров, совершенно не зная кухни, сути дела, причин. Для меня они в черном списке, потому что они абсолютно некомпетентны.

    – Значит, мегафон ни при чем?

    – Да, безусловно. Просто искали дешевый материал. А мегафон мне всегда помогал, когда нужно было, и всегда может помочь. С мегафоном работал Зонин, а он, бл***, великий тренер! Он сделал «Зарю» чемпионом! Он знал, где и что применять. У каждого своя «фишка», понимаете? И судить по этому просто смешно! Вот вы журналист, вы что, разве пишете как все? Одинаково?

    – Нет.

    – Правильно, у вас свой стиль. Вот, позвонили в Африку, нашли Бондаренко, поговорили. Вы считаете, что это будет интересно. Готовите материал, разрабатываете.

    – В чем же ваша «фишка»?

    – Моя «фишка» в доверительных отношениях с людьми. В индивидуальном подходе к каждому игроку. Надо ведь разговаривать, мотивировать. А насчет «Динамо» повторюсь: не я комплектовал команду. Вот сейчас я комплектую под себя, зная свою философию, то, как я люблю играть и что могу от каждого игрока ожидать. Моя «фишка» в том, что я стараюсь сделать так, чтобы каждый игрок мог себя на поле выразить максимально. Чтобы талант игрока зазвучал.

    – Когда «Динамо» станет чемпионом?

    – Когда в клубе изменят подход к селекции, к тренерскому назначению. Когда в клубе будут работать профессиональные люди с опытом, со знанием дела и умением выстроить отношения между руководителями и игроками.

    – Если бы вас позвали в «Динамо», вернулись бы?

    – С удовольствием. У меня есть для этого опыт и способности. Тогда я просто подобрал тонущую команду. А сейчас я бы расставил все на свои места. И с руководителей сейчас я бы уже требовал то, что нужно. Только по таким принципам можно работать в «Динамо». Нужна честность в отношениях и вера в коллектив.

    ***

    – Вы разговариваете со мной из Анголы. В интервью вы не раз рассказывали о своих бесконечных командировках в Африку, но я так и не нашел, как вы там вообще оказались.

    – Я был капитаном сборной России на Спартакиаде народов СССР, знаете такое соревнование? Так вот мне сказали: «хорошо выступишь – мы тебя пошлем в Высшую школу тренеров». Мы выступили отлично – бронзовые медали тогда были успехом. И меня послали в ВШТ. Какое это было учреждение! Там давали сумасшедший объем знаний, которыми я, кстати, пользуюсь до сих пор. Я получил те знания и вернулся в свой СКА (Ростов), поработал там три года с дублерами. Работал с сильным тренерским составом и, поверьте, у них было чему поучиться.

    Но когда пошел развал Советского Союза, первой начала валиться армия. Перестали платить, я ведь был военным. Старший лейтинант, это потому что я раньше и играл, и капитаном был в СКА. И свой, ростовчанин. В Москве тогда был спортивный комитет, который тренеров устраивал в страны социалистического лагеря: в Чехию, например. И в некоторые африканские страны. Так вот когда закончил школу тренеров, меня позвали в Мозамбик.

    «Я почувствовал, что в стране все затухает и надо искать другую дорогу. Вот я и выбрал Мозамбик»

    – Ух.

    – Там шла война. Многие мои коллеги, которые ВШТ со мной заканчивали, побоялись ехать, не захотели. Тогда часто показывали ту войну, взрывы всякие. А я согласился туда поехать. Так я попал в Мозамбик. Я просто понял, что в СССР ловить больше нечего. Я видел отношение руководства: то меня и команду на руках носили, а тут совершенно никакого внимания к команде. И я почувствовал, что в стране все затухает и надо искать другую дорогу, пусть опасную, но перспективную. Вот я и выбрал Мозамбик. Перед поездкой в Африку мне по ночам снились сны, что я лежу в палатке, под нее заползает змея и кусает меня... Жуткие сны были, настолько страшно было ехать.

    – Войну видели?

    – Чего я только не видел! Я ведь за 22 года работы пожил в четырех странах Черного континента. Это сейчас я могу песни петь и книги писать про эту африканскую жизнь. А тогда все было очень и очень сложно. У меня тогда был контракт на два года. В первом же сезоне я сделал команду второй и вывел ее в Кубок африканских чемпионов, мы произвели там фурор: обыграли сильную египетскую команду «Аль-Ахли», которую тогда немец знаменитый тренировал. Так меня руководство мозамбикской команды попросило остаться и на третий год! Я остался. Могли продлить контракт и на четвертый, но меня уже не оставили, потому что в то время из советских военных огромная очередь была, чтобы уехать из СССР за границу – так платили хорошо, по сравнению с разваливающимся Советским Союзом.

    После меня в Мозамбик приехал очень уважаемый мною Владимир Астаповский, светлая ему память, поработал на моем месте всего три месяца, и его выгнали! Можете себе представить, какая ответственность? Туда не только нужно попасть, но и проявить себя. Африканские клубы берут бразильских, португальских, немецких тренеров. А когда попадается русский, то они к нему очень настороженно относятся.

    – Вы и правда собираетесь писать книгу?

    – Такая идея действительно появляется иногда. Представьте себе, у меня в Мозамбике 10 лет тренерской работы, плюс 7 лет южноафриканского футбола, 4 года ангольского футбола. И еще год египетского футбола. Есть что вспомнить! С хорошим корреспондентом можно такую эпопею написать! Вот я приеду, и мы с вами обязательно сядем и напишем.

    – Раз уж речь пошла о литературе, какая книга у вас сейчас на письменном столе?

    – Знаете, я очень люблю читать. Это моя страсть. Тут, конечно, выбор невелик: что привезут, то в основном и читаю. Но сейчас у меня на столе «Война и мир». Я ее 10 раз перечитываю. Она мне очень помогает.

    – Чем помогает?

    – Ну во-первых, я хотел бы поближе подойти к материалу, к тому времени, как оно преподнесено. Хочу поглубже вникнуть во взаимоотношения людей. Где секреты? В чем они? Воспитание, среда, аристократия... Очень много чего нового и интересного можно почерпнуть, читая даже в десятый раз.

    «Однажды я нашел своего игрока в баре, ну и врезал ему хорошенько! Он потом гол забил, а мы прошли в следующий этап»

    – В чем секрет управления африканскими футболистами?

    – Иногда бывает действительно тяжело: у них свои обычаи, нравы, самолюбие. Вот, например, когда я еще работал в Мозамбике, играли мы в Кубке африканских чемпионов. Проиграли дома первый матч 0:1, значит в гостях нужно было отыгрываться. Я прошу игроков: ребята, дисциплина, дисциплина... Приезжаем на сборы за ночь до игры. Смотрю, а одного нету! Твою мать, ведущий игрок, левый крайний нападающий! Начал его по всем барам играть. Вижу – сидит за стойкой пиво пьет! Возле порта, в баре, где проститутки. Ну я ему и врезал хорошенько! Мы прошли в следующий этап, а он в том матче гол забил. Это ведь хорошо, что я тогда его рано схватил, пока он еще не свалился из-за барной стойки.

    – Вы уже полгода тренируете знаменитого бразильца Ривалдо. Этим летом ограбили его дом в Анголе. Как эта история разрешилась?

    – Да это нормальная история в Африке. В Мозамбике, например, меня три раза грабили. Я на тренировку ухожу, а они уже квартиру взламывают. Возвращаюсь – пустая квартира: ни телевизора, ни магнитофона... А это же вещи дорогие тогда были. Иду в милицию. Я же главный тренер ведущей команды, и милиция идет к бандитам. А уже на следующий день мне возвращают все вещи. Второй раз у моей двери стоял солдат, так все равно обворовали! Это тут естественно. А Ривалдо живет в чудесном районе, в таунхаусе – это дом такой. Там и видеокамеры везде есть. Ну стащили у него ночью что-то, но это не страшно.

    – Почему Ривалдо выбрал именно Анголу? Из-за языка?

    – Да, и это тоже. Тут действительно говорят на его родном португальском, да и желание продолжить карьеру у него есть. Президент нашего клуба возглавляет ведущую политическую партию страны, поэтому, возможно, он посчитал Ривалдо козырем в своей предвыборной программе и пригласил его в Анголу.

    – Бразильцем довольны? Мы только слышали про его хет-трик.

    – Уже два хет-трика! Послушайте, он бьет левой ногой, как я рукой яблоко бросаю. У него настолько высококлассная техника, что просто смотреть приятно. Другое дело, что Ривалдо в движении сдал. Все-таки 41 год. Поэтому когда мы играем с командами первой пятерки, ему сложнее. Он, конечно, просто король, но движение сейчас в футболе – один из важнейших компонентов. Он молодец: не пьет, не курит, не опаздывает. Пашет на тренировках. У него есть чему поучиться.

    – Ривалдо глубоко верующий человек. Какие у него сложились отношения с ангольскими шаманами?

    – Нет, у нас игроки не имеют прямого контакта с шаманами. Это заботы руководства клуба.

    – Спасибо за интервью.

    – Вам спасибо! И подумайте насчет книжек, которые мы с вами вместе будем писать!

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы