Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Кайса Мякяряйнен: «В моей голове настоящий вихрь»

    Главная блондинка мирового биатлона Кайса Мякяряйнен в детстве мечтала стать королевой Англии, а год назад стала обладательницей Большого хрустального глобуса. Вячеслав Самбур встретился с очаровательной финкой, которая в день рождения выиграла индивидуальную гонку на этапе Кубка мира, и узнал, на каком концерте она танцевала под дождем, почему до сих пор не зарегистрировалась в Facebook, кто подарил ей оригинальные варежки и сережки и, наконец, чему научил опальный тренер Хованцев.

    Кайса Мякяряйнен: «В моей голове настоящий вихрь»
    Кайса Мякяряйнен: «В моей голове настоящий вихрь»

    У российской прессы она нарасхват. Кайсу тянут во все стороны: на съемки, интервью, даже просто сфотографироваться. Ее поздравляют с днем рождения. От Дмитрия Губерниева – цветы, от «Советского спорта» – презент-шутка в виде бутылки водки Finlandia, от Sports.ru – шарф СБР с надписью «Биатлон. Made in Russia». Финка смущается, садится в уголке столовой пресс-центра и, постоянно теребя в руках бело-голубые варежки, взахлеб рассказывает о себе.

    - Кайса, с днем рождения! Как отметили?

    – Спасибо! Позавчера на ужине повеселились с командой. Пили шампанское, ели торт в отельном ресторане. Получилось смешанное празднование: чуть-чуть день рождения, чуть-чуть – моя победа.

    - Когда вам последний раз приходилось отмечать день рождения дома?

    – О-о-о, может, десять лет назад. Даже не вспомню. Наверное, когда я еще училась в спортивной школе Вуокатти. Но я обожаю зиму, обожаю дату своего рождения. Смотрите, какая комбинация: 11.01. Люблю цифру один, люблю быть номером один. Кстати, обычно я здорово выступаю на этапе в свой день рожденья.

    «Предпочитаю книги попроще, чаще всего в мягкой обложке»

    - Что из подарков запомнилось больше всего?

    – Пожалуй, что-то из детства… Мой бойфренд как-то дарил… хм, нет, забыла! А, вот, кстати, варежки – но это от норвежской команды. Мне их связала Тура Бергер год назад. Вообще не представляю, как она смогла! Я сама пробовала вязать, у меня получалось что-то, но такой двухцветный узор у меня точно не выйдет.

    - А Нойнер вам ничего не вязала?

    – Нет, этого таланты Магдалены я пока не оценила.

    Варежки от Туры Бергер

    ***

    - На официальном сайте IBU в графе «хобби» у вас указано чтение.

    – Да. Предпочитаю книги попроще, чаще всего в мягкой обложке. Раньше старалась читать больше, но последнее время мне нечем хвастаться. Взялась за что-то еще на этапе Кубка IBU в Эстерсунде и до сих пор осилить не могу. Очень медленно идет. Несколько лет назад буквально поглощала книги во время путешествий: Дэн Браун, разные детективы, истории о плохих парнях – все на финском. Теперь – только женские журналы, спортивные журналы, какие-то мелкие жанры, интернет.

    - Интернет для вас – прежде всего средство общения?

    – Конечно, часто зависаю в скайпе, общаюсь с друзьями. Меня нет на фэйсбуке – зато там есть страничка моего официального фан-клуба. Я специально не регистрируюсь: боюсь, как только узнаю пароль – придется торчать там целыми днями.

    «Я специально не регистрируюсь на фэйсбуке, иначе буду торчать там целыми днями»

    - Помните, как первый раз приехали в Россию?

    – Когда мне было лет десять, мы с родителями выбрались в Карелию, это совсем рядом с Финляндией. Провели там один день и вернулись, почти ничего об этой поездке не помню. В 2007-м я впервые приехала на этап в Ханты-Мансийске.

    - И как впечатления: морозы, мамонты, провинция?

    – Я почти не видела город, но мне очень понравился стадион. Нас тогда поселили в такую гостиницу, где каждую ночь в подвале гремели дискотеки. Там проводили какие-то дикие пляски, постоянно мешали спать! Хотя мне грех жаловаться на Ханты-Масийск – я там стала чемпионкой мира.

    - А вы не любите диско?

    – Диско люблю. И металл – даже чуть больше, чем диско. Но в наушниках хочется слушать что-то более классическое: «Metallica», «Nirvana»…

    ***

    - Вы знакомы с кем-то из знаменитых финских спортсменов: гонщиком Кими Райкконеном, хоккеистом Теему Селянне?

    – Нет, я немножко общалась с Теему Пукки – это молодой игрок «Шальке-04». Когда я выступала в Гельзенкирхене на «Рождественской гонке» – приглашала его на стадион. Но он отмечал Рождество дома. Ну а так знакома практически со всеми лыжниками сборной, в Ванкувере подружилась с горнолыжниками.

    - А с кем из звезд шоу-бизнеса хотели бы пообщаться?

    – А-а-а, пообщаться… Такой выбор, столько имен… Может быть, Брэд Питт, парни из «Metallica». С Куртом Кобейном было бы неплохо, но… Еще группа «Foo Figters»! Они приезжали в Финляндию несколько лет назад – был чумовой концерт. Утром я оттренировалась, а вечером попала на их выступление. Два часа шел мощнейший дождь, но десять тысяч человек просто с ума сходили.

    У нас в Йоэнсуу каждый июль проходит отличный музыкальный фестиваль, правда, у меня в эти сроки постоянно сборы.

    - Что для вас идеальный отдых после сезона?

    – В прошлом году у меня почти не было отпуска: множество интервью, премий, празднований – как в Хельсинки, так и в родном Йоэнсуу. А вот два года назад посетила Барселону, за год до нее – Рим. Да, вот это настоящий отпуск.

    ***

    - У вас есть какие-то ритуалы перед стартом? Может быть, талисманы?

    – Мне комфортнее без них. Не хочу зависеть от какой-то мелочи. А вдруг с ней что-то случится – потеряется, к примеру. Что теперь, не бежать? Когда я получаю стартовый номер, то сразу пытаюсь увидеть в нем что-то положительное. Вот позавчера у меня был номер 33. Предположила, что стану третьей в гонке, и что здорово вышло: 11 число и 33 номер. Вот такой вихрь в моей голове. У меня нет талисманов, но есть любимые вещи, которые всегда хочется надеть: вот эти сережки – их сделал мой бойфренд.

    «Вот эти сережки сделал мой бойфренд»

    - После того, как Анатолий Хованцев вернулся в Финляндию, доводилось с ним пообщаться?

    – Я давно его знаю, мы пересекались в клубе Контиолахти, но я никогда не занималась под его руководством. У меня был свой собственный тренер. Последнее время могла кое-что спросить у Анатолия по поводу моей стрельбы, он был очень дружелюбен. Возможно, его методы тренировок не слишком популярны в Финляндии, они отличаются от тех, к которым мы привыкли. Методы Хованцева удобны для топ-атлетов, но не всегда полезны в работе с молодежью. Нашим юниорам крайне тяжело справиться с теми нагрузками, которые он предлагает. Это какой-то русский стиль…

    - Что вы имеете в виду?

    – В России полно спортсменов, которым можно давать огромные нагрузки без всякого беспокойства: если кто-то вдруг не выдерживает, его легко заменить другим. В Финляндии лишь несколько человек работает всерьез – и им нельзя давать абсолютно одинаковую программу тренировок, потому что тогда наверняка кого-то потеряешь. У нас есть понимание, что все люди – разные, к каждому нужен индивидуальный подход. Я знаю, что россиянки с появлением Пихлера получают разные планы, разные задания.

    ***

    - Вам тяжело быть лидером команды?

    – Н-е-е-т! Еще в 2005-м, когда только приходила в основу, была лучшей среди женщин. Давно привыкла к лидерству.

    - Что можете сказать о сотрудничестве с австрийским тренером Йозефом Оберерлахером?

    – Не знаю, почему он так популярен в прессе. Для меня он стал просто человеком возле окуляра, который говорил, куда ушли промахи. Не тренером. Он пришел в нашу сборную в ноябре – за один сбор до старта сезона. Сами понимаете, за это время ничему научить нельзя. Я тренировалась с личным тренером, еще некоторыми людьми. Оберерлахер почти не имел отношения к моим занятиям.

    «Я даже не могу представить, как живется спортсменам больших команд»

    - Почему ваша биатлонная сборная не так сильна и не так популярна по сравнению с лыжниками?

    – В Финляндии мало биатлонных арен. Только несколько стрелковых рубежей в глубинках. Заниматься гладкими лыжами вы можете где угодно: в Лапландии, в Йоэнсуу, в Хельсинки. Для биатлона пригодно максимум девять-десять стадионов… К тому же у нас нет столько тренеров, нет развитой культуры, нет спортивных клубов. Люди ведут своих детей в лыжи, где просматриваются бОльшие перспективы. Ну и сама специфика – биатлон гораздо многограннее, не все готовы к такой работе.

    Наша федерация очень маленькая и очень бедная. У нас нет денег просто вывозить гонщиков на этапы. Мы возим мало людей: двоих, троих, четверых – на сколько хватит денег. Теряем очки в Кубке наций. Это очень грустно. Я даже не могу представить, как живется спортсменам больших команд.

    - С чем связываете свой резкий взлет последних двух лет?

    – В прошлом сезоне срослось много нюансов, что сделало меня сильнейшей: великолепная подготовка лыж, работа сервис-бригады, физика, психология, плюс меня не подвело здоровье. Весной перед Олимпиадой в Ванкувере я травмировала колено: не могла ни бегать, ни кататься до конца июля, плюс у меня были плохие лыжи, их потребовалось менять… В общем, навалилась куча проблем. Теперь их нет, и я в порядке.

    - Тогда не возникло желание плюнуть на все и завершить карьеру?

    – Когда в апреле 2009-го услышала от доктора, что колено придется оперировать, потом месяц передвигаться на костылях и еще два – не кататься на роллерах… Это был страшный шок. Двенадцать часов подряд – до самой операции – думала только о том, что попрощаюсь с биатлоном. Та беда сделал меня сильнее.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы