Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Никита Шабалкин: «Несколько раз подвозил болельщиков до метро»

    В межсезонье Никита Шабалкин перешел из обанкротившегося «Динамо» в краснодарский «Локомотив». О новой арене, близости к родному Лермонтову, соперничестве с Антоном Понкрашовым, «Дне сурка» любого баскетболиста, главной привычке Евгения Воронова и простом выборе между НБА и сборной России форвард рассказал в интервью Sports.ru.

    Никита Шабалкин: «Несколько раз подвозил болельщиков до метро»
    Никита Шабалкин: «Несколько раз подвозил болельщиков до метро»

    – У вас неоднозначное отношение к Sports.ru.

    – Про меня написали, что после одного из матчей я показал неприличный жест в сторону болельщиков. Хотя я подошел с залом поздоровался, ничего такого не было.

    – Вы читаете все статьи про себя?

    – На самом деле я мало слежу за прессой. Я читаю только то, что нужно знать и что пишут про меня. То, что вызывает резонанс. Когда люди ко мне обращаются: «Что случилось? Как же так?». Это я читаю. Все остальное – нет.

    – А что нужно знать?

    – В первую очередь эта информация о клубе, когда идет предсезонное комплектование команды, что происходит с командой: кого подписывают, какие игроки, тренер – та информация, какая мне нужна, как игроку. Все остальное, что происходит вокруг площадки, я считаю излишним и практически не читаю.

    «Про меня написали, что после одного из матчей я показал неприличный жест в сторону болельщиков»

    – Я встречала ребят, которые говорят: «Я играю, после ухожу с площадки и все. Больше меня ничего не интересует».

    – Баскетбол – это моя жизнь, и как я могу прийти в клуб, подписать контракт, не зная, кто будет играть на моей позиции, кто будет выступать со мной, кто тренер. Мне кажется, это очевидно, что эта информация нужна.

    – Почему именно «Локомотив-Кубань»?

    – В первую очередь «Локомотив» – моя домашняя команда. Я начинал заниматься баскетболом у себя в городе в Лермонтове, но команда не выезжала на краевые соревнования. Мы с Женей Вороновым из одного города, вместе выступали за «Локомотив», по детям еще. Потом команда перебралась в Ростов, а сейчас в Краснодар. И я живу относительно недалеко отсюда. И можно сказать, что это моя домашняя команда.

    Второе, мне очень импонируют и совпадают с моими целями стремления команды – собрался сильный коллектив, у которого есть амбиции только побеждать и желание биться за призовые места во всех чемпионатах – это для меня важно.

    Вот два основных критерия, почему я здесь.

    – С кем советовались при переходе?

    – При подписании контракта проделывается большая агентская работа, и сам ты как игрок должен понимать, куда ты идешь, какие условия, кто будет. Конечно, советовался с ребятами, кто здесь играл, кто будет играть.

    – Кто-то полается только на агента.

    – Нет, агент – это агент. У него есть своя работа, свои обязанности. Когда закончится работа агента, останется моя работа. Я должен знать, с кем я буду, какие условия.

    – Вы уже обустроились?

    – Да. В принципе это произошло довольно таки быстро. За две недели сняли квартиру, все хорошо. От арены до дома три минуты на автомобиле.

    – Достопримечательности уже посмотрели?

    – Еще нет. Подготовительный период был такой непростой. Много тренировок, вот сегодня выходной, и мы немножко посмотрели город, но все еще впереди.

    – Что-то поразило в Краснодаре?

    – Погода. Последние пять лет я проиграл в Москве, до этого в Самаре, и в это время ты уже ходишь в куртке, постоянно холодно. А сегодня я даже думал, что надевать на игру: шорты или джинсы. Погода радует.

    – Вы поиграли в разных городах, как быстро привыкаете к новой обстановке?

    – Тут большой проблемы нет, потому что я в пятнадцать лет уехал из дома, очень часто менял города: сначала интернат ставропольский, потом московский, потом Самара, потом опять Москва. И по большому счету уже привыкаешь к такому ритму. Смена города – это не больше событие. Вещи собрать в сумки, переехать – это уже привычно для меня.

    «Любой человек, который говорит, что ему без разницы, что о нем думают, немножко лукавит»

    – В каком из городов было уютнее?

    – Мне очень нравится дома. Я люблю свой город Лермонтов и всегда с большим удовольствием туда езжу. Сейчас это довольно таки быстро, туда можно добраться на машине – четыре-пять часов, и я дома.

    – Уже ездили?

    – Еще не успел. Я приехал двадцать восьмого. Как будут выходные полтора-два дня, обязательно поедем.

    – Вы частенько меняли клубы, не было желания подписать долгосрочный контракт и осесть?

    – Долгосрочный контракт – это, с одной стороны, хорошо, а с другой – плохо. В современном спорте все так быстро меняется, поэтому ты никогда не знаешь, что может случиться, что произойдет. Здесь я всегда ориентировался всего лишь на веру в себя. Если веришь в себя и показываешь игру, которую можешь показывать, то ты не будешь заинтересован в долгосрочных контрактах. Всегда надо стремиться вперед, развиваться и всегда нужно действовать.

    – Вы всегда корректны в словах?

    – Пытаюсь. Слова, переданные не в слово в слово, могут исказить смысл фразы. Я просто хочу, чтобы было все правильно донесено.

    – А вам не без разницы, что про вас думают?

    – Любой человек, который говорит, что ему без разницы, немножко лукавит. В каких-то вещах да, я буду закрывать глаза на мнение других, а в каких-то – нет. Мою игру на площадке, что я умею, к чему стремлюсь и учусь с каждым днем, это не мне судить, а людям вокруг баскетбола. Для меня имеет значение только мнение тренеров, которые со мной работают, и партнеров. Во всем остальном меня могут задеть только очень дерзкие статьи, например, статьи, о которых мы вначале говорили. С моей стороны не было ни малейшего слова, ни жеста. И на следующий день вышла такая статья, которая показывает мое отношение к людям, хотя я этого не делал. Такие случаи заставляют задуматься, а все остальное – это мнение людей. У каждого человека оно свое.

    «Когда я играл в Самаре, мне приходилось готовиться намного больше, я думал, что мне нужно на год вперед»

    – Говорят, что после игр в «Крылатском» вы подвозили болельщиков.

    – Зал в «Динамо» был расположен так, что после поздней игры было очень тяжело добраться до ближайшего метро. У меня машина тогда была очень большая, помещалось семь-восемь человек, как-то туда вдесятером забрались, и я несколько раз подвозил людей до метро.

    – Что вы всегда берете с собой при переезде в другой город?

    – Последние несколько лет соковыжималку, которую подарили родители. А так тяжело сказать, наверное, каждый раз под обстоятельства. Сейчас я нахожусь недалеко от дома, поэтому съездить и привезти какие-то вещи – не проблема. Когда я играл в Самаре, мне приходилось готовиться намного больше, я думал, что мне нужно на год вперед. Сейчас я рядышком, поэтому всегда могу съездить и взять, что мне нужно.

    – Опишите свой день жизни в Краснодаре.

    – Это не типичный день жизни в Краснодаре, это типичный день из жизни спортсмена. Каждый день похож друг на друга. «День Сурка», можно и так сказать. Когда две тренировки, то, кроме зала, и дома ничего не видишь. Проснулся, позавтракал, поехал, потренировался, приехал, пообедал, поспал, и все также повторилось. Вечером уже приходишь, девятый час, ложишься спать. Если одна тренировка, то расписание меняется. Пока город новый, мы не успели его посмотреть.

    – У вас тренер шутит во время тренировок?

    – Мы не так давно работаем вместе. Тренер руководил Словенией на чемпионате Европы, мы подъехали совсем недавно, поэтому рабочая атмосфера совсем недавно сформировалась. Мы вместе две недели, поэтому все в плане становления. С ним довольно интересно, тренер дает разные упражнения.

    – Можно сказать, какое качество он ценит в баскетболистах?

    – Сложный вопрос. Думаю, игры покажут, и на кого он больше будет делать ставку, какие игроки ему больше нравятся. Пока мы не так долго вместе, чтобы делать какие-то выводы. Становление команды только началось, и нужен какой-то период времени, чтобы это понять.

    – А это сколько?

    – Всегда по-разному. Каждая команда – это что-то новое. Как говорил Кущенко, когда я в ЦСКА играл, каждая команда, как ребенок, рождается, девять месяцев живет и все. Следующий сезон – это опять новая команда, новые игроки, даже если костяк сохранен, все равно становление происходит заново. Я не знаю, как долго времени потребуется нам. Но мне кажется, что мы идем в правильном направлении, и коллектив подобрался, хоть много иностранцев, дружный. Я во многих командах поиграл, и атмосфера здесь мне нравится. Какое-то время на это потребуется, но, мне кажется, это будет быстро.

    – Общение в основном на английском?

    – Да. Ребята пытаются что-то там по-русски сказать, но пока им тяжело, поэтому все на английском.

    – В «Баскет-Холле» пока не очень уютно.

    – Зал новый, он еще не обжит. Мы только чуть-чуть начали обживать свою раздевалку. Строители только сдали комплекс, поэтому нет ощущения домашнего уюта. Со временем он появится. Уже устроили площадку, даже видите, сиденья немного облагородили. Думаю, что к следующим играм повесят баннеры, и ощущение домашней площадки появится. Залу всего несколько дней, он еще совсем юный.

    – Вы выставляли свою кандидатуру на драфт HБA. Какое продолжение было у этой истории?

    – Тогда получилась ситуация, что нужно было уезжать в сборную. У меня были повторные вызовы из нескольких клубов, и, возможно, что-то могло получиться, но в тот момент мы готовились к Олимпиаде, и мне нужно было ехать в сборную. Для меня сборная очень важна, и я выбрал решение ехать туда. Драфт прошел, и меня не выбрали, на этом все.

    «Мне очень импонируют и совпадают с моими целями стремления команды – собрался сильный коллектив»

    – Это было самое оптимальное решение?

    – Да. Я русский, и играть за сборную для меня большая честь. Это признание каких-то моих заслуг в спорте, поэтому я не мог по-другому поступить. Если бы я не уехал в сборную, остался бы там, то, наверное, поступил бы нечестно по отношению к своей стране – хотя это громкие слова – вообще к тем людям, которые организовывали штаб сборной. Поэтому больших колебаний у меня не было. Когда пришел вызов и нужно было ехать, я сразу поехал.

    – А сейчас вы бы сделали также?

    – Да. Все решения, которые были приняты ранее, они обдуманы. И поэтому те решения, которые я принимал, они были не с потолка, они были по ситуации и правильные. Поэтому мне не о чем жалеть.

    – Сейчас смотрите матчи НБА?

    – Да, но очень редко, только когда Тимофей играл. Мы с ним дружим, вместе выступали. Смотрел, когда он играл. А так мне больше интересен наш чемпионат. Смотрю наши матчи, наших соперников, и тех команд, у которых есть чему научится.

    – Это какие?

    – Многие. Баскетбол никогда не стоит на месте. И есть только один способ развиваться – следить за тем, что происходит.

    – Прошел тур, сколько матчей вы посмотрели?

    – Пока тяжело с этим, только обстроились, пока нет интернета. Поэтому пока ничего не посмотрел, пока только устная информация. А когда я играл в «Динамо», то я смотрел те команды, которые мне были интересны.

    – Скачиваете?

    – У нас был скаут, который работал с этим. Он присылал мне ссылки или давал диски. Непосредственно соперников мы разбирали вместе с командой, но что-то, что мне казалось интересным или нужным, я смотрел дома.

    – С кем из команды успели подружиться?

    – Русских ребят я давно знаю: Серегу Быкова, Гришу, Максу. Атмосфера дружеская. Да, есть новые ребята иностранцы, но мы на одной волне.

    – Как с Женей Вороновым?

    – Не, таких как Женя Воронов нет. Он мой самый близкий друг, мы с ним детства, ходили вместе к первому тренеру, вместе занимались, делали первые шаги, вместе играли в «Динамо». Сейчас наши дороги разошлись, но, я думаю, что они все равно еще сойдутся. Карьера идет этапами – то врозь, то вместе, то опять врозь. Было бы хорошо, если бы вместе были, но посмотрим.

    «Когда мы играли в «Динамо», все даже шутили: «Может, Воронову не нужна квартира? Тут есть подсобное помещение, может, поставим кровать ему там?»

    – Расскажите про идею с детским турниром?

    – К сожалению, в этом году не получилось. Но надеюсь, что мы все-таки это сделаем. У нас первый тренер Надежда Луценко работает в Минводах с детьми. Мы собирались провести небольшой турнир у нас по Югу России, на который бы мы привезли команды младшего возраста, но пока еще до конца не определились. Провели бы турнир, популяризирующий спорт, в частности, баскетбол. Когда мы играли, было не так много турниров, которые бы собирали все краевые команды. Нас там хорошо знают, всегда интересуются, как продвигаются наши дела. Думаю, провести турнир в нашем городе было бы интересно.

    – Чья задумка?

    – Наша общая. Сидели, общались, приехали туда, посмотрели, когда готовились к сборной, поговорили с тренером. Я не думаю, что это что-то новое в мировой практике, но для нас, нашего региона, это было бы немаленькое событие.

    – Самая забавная привычка Евгения Воронова?

    – Самое его большая его привычка и достоинство – это желание работать и желание, куда бы ни попал, стремиться только наверх. Когда мы играли вместе в «Динамо», все даже шутили: «Может, ему не нужна квартира? Тут есть подсобное помещение, может, поставим кровать ему там? Пускай он там живет». Он приезжал каждый день, оставался работать индивидуально. Но у него стремление идти вверх – оно нерушимое. Это его основная привычка.

    «Даже когда мы куда-то прилетели, едут сумки, а мы начинаем на что-то спорить, чей багаж приедет раньше»

    – Когда в «Химки» перешел Антон Понкрашов, вы говорили, что у вас есть общие интересы.

    – С Антоном мы соперничали буквально во всем, в чем можно было. Это не было не злое соперничество, а именное дружеское. В ситуациях – игра «один на один», броски, любая ситуация в жизни – мы всегда соперничали. Он занимается бильярдом, я пытался научиться. Я знал, что в этом он лучше меня, но мы с ним постоянно соревновались. Это, наверное, его черта характера, и моя. Он никогда не любит уступать, и у меня это присутствует. Это было абсолютно во всем. Даже когда мы куда-то прилетели, едут сумки, а мы начинаем на что-то спорить, чей багаж приедет раньше. Даже в таких мелочах.

    – Вы когда-нибудь занимались экстремальными видами спорта?

    – Нет, когда я осознал, что спорт моя жизнь, моя карьера и мое тело – это инструмент, с помощью которого я добиваюсь успеха, и любое нелепое событие может поставить крест или помешать, с тех пор я стал следить за другими видами спорта только как зритель. Даже в банальном катании на коньках, скейте я не принимаю участия, хотя в детстве мне это очень нравилось. Сейчас нет, пока я спортсмен, я считаю, что мне может повредить – все это лишнее.

    – За какими видами спорта следите?

    – Сказать, что я фанат чего-то, не могу. Я смотрю все, где участвует Россия, не важно, что за чемпионат это будет: футбол, пляжный волейбол, даже керлинг. Так, какой-то вид спорта, который бы мне нравился, я не могу назвать.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы