Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    В гуляш по пит-уоллу?

    Гран-при Венгрии для традиционного разбора полетов предоставил, по сути, единственный момент. Однако борьба Рубенса Баррикелло и Михаэля Шумахера, дополненная пикантной исторической подоплекой и нюансами межличностных отношений, стоила целого Гран-при обгонов. Поэтому Sports.ru анализирует этап в Будапеште прежде всего сквозь призму главного противоречия воскресенья.

    В гуляш по пит-уоллу?
    В гуляш по пит-уоллу?

    Заметим, что для комплексного понимания сложности ситуации, ее стоит начать рассматривать не с непосредственного противоборства пилотов, а десятком минут ранее. На 61-м круге бразилец наконец-то съел остатки временного пассива и примостился за «Мерседесом» для ведения активной позиционной борьбы и выбора места для атаки. Заметим, что на «синем» болиде шестью петлями ранее был установлен свежий «суперсофт». А значит к моменту активного прессинга он уже в достаточной степени прикатался к покрытию — несмотря на падение температуры асфальта. При сопоставимом темпе обоих шасси этот фактор являлся в сражении одним из ключевых, поскольку позволял Рубиньо увереннее чувствовать себя на немногочисленных активных торможениях «Хунгароринга» и предпринимать агрессивные вылазки. Наиболее удобной позицией для атаки выглядел выход из последнего поворота с последующим разгоном на прямой, однако кроме него Баррикелло проверял на доступность обгона еще несколько участков трассы: первый вираж на излете прямой и связку 11 и 12 поворотов. Впрочем, быстро признал их непригодными для осуществления задуманного: Михаэлю достаточно было лишь поздно оттормаживаться, а затем резко выставлять машину на траекторию, перекрывающую линию потенциальной атаки. Безусловно, подобные действия выглядели рисковыми и тянули на определение «на грани фола», поскольку стоило преследователю необдуманно ринуться в заманчиво открывавшуюся «калитку», как откушенным «синим» носом дело бы явно не ограничилось. Однако Шумахер имел на это право: поскольку гонщик имеет право раз в ходе маневра изменить линию движения для защиты позиций, крамолы в такой стратегии, если исходить из буквы закона, не найти. Джентльменское поведение? Господь с вами, мы же не в бирюльки играем…

    Однако эпизод, случившийся на стыке 65 и 66 кругов, уже не попадает под простую юридическую классификацию или однозначный приговор «прав/виноват». Прежде всего потому, что Красный Барон очевидно ошибся на выходе из последнего виража — как показалось по телеплану, сказалось недостаточное сцепление покрышек с трассой при попытке «найти» позднюю точку торможения. Это позволило бразильцу завладеть инициативой, поскольку Шумахеру предстояло сразу определяться с линией движения и вести ее до конца прямой. Немец предпочел остаться посредине. Не самое оптимальное решение, поскольку по обе стороны трассы оставалось достаточно свободного пространства для второго болида, а значит и потенциального слип-стрима (плюс атаки на торможении в конце первого поворота, которую, как мы помним, Рубиньо уже репетировал). Баррикелло же логично смещается на внутренний радиус — следующий же вираж правый. Машины равняются и подходят к пит-уоллу….

    В «Формуле-1» существует пусть неписаное, но железное правило: «Не уверен — не обгоняй»

    Вот здесь и настает кульминация. Вернее, две ее составляющие. Михаэль, оценив ситуацию взглядом в зеркало заднего вида и анализом положения передней оси машины соперника, совершает рулем движение вправо. То бишь, провоцирует смещение «синей» машину на траву и в потенциале – контакт со стеной. Рискнем говорить о таковой возможности развития событий хотя бы потому, что скорости в этом месте трассы отнюдь не детские. А потому даже рефлекторный ответ Рубенса во избежание коллизии — небольшой доворот «баранки» в правую сторону — грозил фатальными последствиями. Второй нюанс, говорящий о преступлении Шумахером черты благоразумия — линия передних осей машин. Пересечение которых после маневра немца и потенциальном бездействии Баррикелло имело в перспективе совместный печальный исход для бывших напарников. Право слово, оправдывать защиту позиции столь суровым методом нелепо. Да, это спорт настоящих мужчин. Но намного лучше, когда они целыми и невредимыми дают интервью после этапа — пусть полные взаимных претензий — чем размазываются в гуляш по пит-уоллу или лежат в травмопунктах. Если не верите, спросите у пострадавших в Венгрии пилотов GP2 Жюля Бьянки и Хо-Пин Туна. Француз после аварии получил перелом позвонка, тогда как у китайца был выявлен ряд трещин в позвонке и сотрясение…

    Другой вопрос, столь ли безупречно повел себя в ситуации Баррикелло. В «Формуле-1» существует пусть неписаное, но железное правило: «Не уверен — не обгоняй». То бишь, если пилот начинает маневр, не просчитав его возможных последствий и осложнений, всю вину за возникшую впоследствии чрезвычайщину он берет на себя. В нашем случае бразилец рискнул. Выбор, скажем, внешнего радиуса заметно усложнил бы Рубенсу маневр, но наверняка обезопасил бы от выдавливания — по левую сторону пространства для ухода либо контратаки было поболе. Далее. Если уж бразилец несколько раз в течение предыдущих десяти минут обжигался на позднем торможении оппонента и жестком «хлопке калиткой», так и не выдумав противоядия, смысл соваться в пекло куда более адовое? Занять радиус — это одно, но вот удержать его до конца прямой — совсем другое дело, требующее колоссальных усилий. Коли ты не сообразил сразу же по выходе из поворота потихоньку прибирать влево и вынуждать уже Шумахера смещаться на свободный край полотна, будь любезен принимать чужие правила игры… Честное слово, до сих пор сложно понять, почему Рубенс не превратил потенциал стратегической инициативы (в том числе и шинного потенциала) в нечто большее. Да, это «большее» подразумевало уже обвинения бразильца в действиях за гранью фола и провокациям коллизии. Но разве попадание в зачетную зону того не стоило?

    Наконец, еще один момент, о котором стоит упомянуть, коли уж разбираем эпизод от и до. В момент, когда Баррикелло шел практически впритирку со стеной, последовало его запоздавшее движение рулем влево — и Шумахер, отпрянув, ответил на него по канонам честной игры. При этом сознательно разумея, что открывает пространство не просто для выхода соперника из критического пике, но и путь к десятому месту! Ведь контратаковать или хотя бы повлиять на прохождение Рубенсом первого виража он уже никоим образом не мог. Это следует учитывать при вынесении вердикта: особенно в свете того, что оставь немец машину в неизменном положении, у Рубенса могли возникнуть колоссальные проблемы — и виновником оных на телекартинке предстал бы уже сам бразилец…

    Когда сходятся два пилота люди вправе ожидать от них острой, но осмысленной борьбы

    Возникает логичный вопрос: правомерно ли тогда наказание, вынесенное Шумахеру? Господа, давайте смотреть правде в глаза. Когда сходятся два пилота, суммарный налет Гран-при которых переваливает за полтысячи, люди вправе ожидать от них острой, но осмысленной (!) борьбы. В данном же случае риск фатального исхода превышал допустимый в разы. Дабы не вводить молодняк в искушение и создать прецедент для последующих неоднозначных эпизодов, штраф как таковой был необходим. Столь же суровый? Это уже претензии к стюардам и характеризующей их непоследовательности. На наш взгляд, меру пресечения можно было избрать столь же показательную, но менее бьющую по результатам гонки в Бельгии. Однако в общем контексте было бы резонно прилюдно попенять и Баррикелло, который в свете устроенной медиа-истерики пытается предстать исключительно белым и пушистым. Хотя поступал авантюрно на свой страх риск в ситуации, совершенно не гарантировавшей успех…

    Что еще запомнилось на «Хунгароринге»? Слаломный старт Камуи Кобаяси, позволивший японцу, уходившего в бой с 23-го места на решетке, обогнать сразу семь (!) машин. Прежде самураю (в том числе в минорных сериях) не всегда удавалось здорово отправляться в путь под сигнал, однако в Будапеште он проделал этот маневр образцово. Впрочем, как и провел всю гонку, отличаясь высокой стабильностью при прохождении кругов на длинной дистанции. Здесь же упомянем борьбу Виталия Петрова с Льюисом Хэмилтоном, прошедшую в силовой манере и, к сожалению, не получившую продолжения. Россиянин разумно самоустранился от напористой тяжбы за позицию, поскольку недостаточный прогрев шин и нестабильность задка R30 не позволяли ему в полной мере отвечать на вызовы британца. Хотя перспективы — судя по стартовому противостоянию и дальнейшей настырности уроженца Выборга — потягаться с чемпионом мира-2008 виделись весьма неплохими. Наконец, порадовало уопрство, с которым Себ Буэми сдерживал наступление Витантонио Лиуцци в борьбе за 12-ю позицию. Едва гонка перевалила за экватор, как итальянец буквально клещами вцепился в соперника и старался всячески сломить швейцарский дух с перспективой прорыва. Не вышло! Даже совершая мелкие помарки, Буэми сохранял лидерство, жертвуя где состоянием шин, где собственными нервными клетками, где сотыми секунды преследования топ-11. Пожалуй, в плане работоспособности Себа следует отнести в когорту самых отличившихся пилотов на венгерской земле.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы