Блог Правила жизни

«Дети, хорошо учитесь – а то станете судьями». Правила жизни Энди Роддика

Я уже не уверен, что достаточно здоров и мотивирован, чтобы проводить еще один сезон. Я всегда хотел закончить на US Open. Здесь собирается моя семья, мои друзья. Весь год я думал о том, что именно на этом турнире я окончательно пойму, закончу карьеру или нет. И когда я играл матч первого круга, я понял, что закончу.

Нынешняя Топ-3 – это лучшие игроки современности, и они постоянно это подтверждают.

Я умею выигрывать матчи, в которых дела не всегда идут очень хорошо.

Именно этим спорт и велик – тем, что тут нет сценария. Сразу после шестиматчевой серии поражений я внезапно выиграл турнир. Это поворот сюжета на 180 градусов.

Не удивлен, что Роджер снова стал №1. Я не вижу в этом ничего нового, потому что разве он когда-то переставал быть величайшим игроком? Просто на всех иногда сходит озарение – так, в прошлом году Новак играл невероятно. Роджеру чуть не повезло в полуфинале в прошлом году здесь, ну и в паре других. Но знаете, тот факт, что мы помним каждый из его неудачных матчей, что мы можем их пересчитать по пальцам, – это о многом говорит.

ATP и ITF – сильные нашего мира – играют на том, что мы, игроки, не можем объединиться. Это продолжается 25 лет, и мы до сих пор не доказали обратного. Получается, такая у нас позиция. U2 не спрашивают ни у кого разрешения поехать на гастроли. А мы просим разрешения на все подряд.

Мы, игроки, говорим на разных языках, преследуем разные цели. Кто-то играет одиночку, кто-то пару, кто-то грунт, кто-то хард. На мой взгляд, нужно смотреть на вещи более масштабно и думать о том, что будет лучше для нашего спорта, а не о том, какой рейтинг позволит сыграть в Китцбюэле. Меня такие нюансы мало интересуют. Хотя, возможно, я слишком все упрощаю.

Какого-нибудь другого игрока примерно с таким же рейтингом, как у меня сейчас, и всего на пару лет моложе еще называют перспективным. А от меня люди почему-то хотят избавиться.

Я понимаю, что сейчас мне далеко до ребят из Топ-4. Такова правда жизни. Но даже учитывая это, я считаю, что еще способен далеко пройти на турнирах «Большого шлема». Каждый ждет своего шанса, и я думаю, я еще вправе надеяться на свой.

Теннис – это спорт, в котором у тебя нет домашней команды, гарантированной фанатской базы, которая будет посещать матчи. В теннисе все всегда решали звезды. Думаю, если топ-игроки объединятся, то, может быть, ребята уровнем пониже будут вынуждены присоединиться, они ведь тоже выиграют от любых изменений.

Во время US Open-2011 мы вдруг осознали, что у нас нет права голоса, и это довольно странно, потому что вообще-то это мы играем и тратим свое здоровье.

Вообще, мне нравится играть на небольших, компактных кортах, когда это возможно. На этом я, например, играл впервые. На US Open так много прекрасных кортов, на которых мне не удавалось сыграть ни разу.

С теми ошибками, которые делал судья, я посчитал, что будет справедливо, если и я вынесу ему предупреждение. Я сделал только одну ошибку – сломал ракетку, в то время как судья пропустил пару аутов. Так что я считаю, что он был не вправе наказывать меня за одну сломанную ракетку.

Я никогда не испытывал особых проблем из-за того, что мне надо защищать очки. Если у меня сгорит много очков, у меня будет целый год, чтобы восстановить позиции.

Я думаю, когда я начинал, корты были быстрее, и можно было меньше рассчитывать на физическую форму. Сложно требовать от 18-19-летних ребят по 40 недель в году играть в тот теннис, который мы видим сейчас. Я вешу больше, чем раньше, и все сейчас сильнее и больше, поэтому молодым игрокам особенно тяжело.

Меня расстроило не то, что мне был засчитан заступ. Просто я ожидаю от судей, что они в состоянии отличить правую ногу от левой. О себе дало знать мое упрямство. Потом у меня зафиксировали еще два заступа, и я ничего не сказал. Но в тот момент меня переклинило. Я очень разозлился, что она отказывалась признать, что ошиблась насчет правой ноги, – это же противоречило здравому смыслу. Нужно ввести тест на умение отличить правую ногу от левой.

Побрился налысо без какой-либо причины. Просто у меня после «Уимблдона», очевидно, был момент а-ля Бритни Спирс. Да, это было мое решение. Меня никто посреди ночи не поднял и не заставил.

Мне кажется, в туре меньше всего специалистов по траве – тех, кто знает все нюансы игры на ней. Наверное, так получается потому, что травяной отрезок сезона самый короткий, так что ты либо играешь на ней, либо нет – это природное. Мне кажется, в моей игре на траве не так уж много дыр. Моя манера будто бы автоматически подстраивается под траву, и это очень удобно.

В профессиональном спорте нет такого понятия, как «слишком легкий матч».

Мне нужен наставник. Я не хочу платить парню за то, что он работает моим тренером, и при этом говорить ему, что делать. Вы удивитесь, но в теннисе это довольно распространенная ситуация.

Если мы выиграем в Кубке Дэвиса, я не расстроюсь, даже если все остальные матчи в сезоне проиграю.

Почему я так расстроен? Потому что играл дерьмово. Если бы я чувствовал себя уверенно, разве мы сидели бы тут, как на похоронах? Все это странно, потому что раньше я тренировался по полчаса, потом весь оставшийся день ел «Читос», а потом здорово играл. Сейчас я стараюсь работать профессионально, делать все правильно – и я очень скучаю по «Читос».

Два старших брата – это отличное напоминание о том, что ты всегда будешь ближе ко дну, чем к вершине.

Дети, хорошо учитесь в школе – а то станете судьями на вышке.

Я самый успешный плохой теннисист в истории.

Автор

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья