Блог Правила жизни

Правила жизни Петры Квитовой

Я не считаю себя звездой. Я хочу оставаться обычным человеком, нормальным, как сейчас, и надеюсь, мне это удастся. Надеюсь, в моей жизни ничего не изменится.

На «Уимблдоне» у нас была такая примета – каждый вечер мы с тренером по физподготовке съедали ананас.

В детстве я не думала, что смогу стать профессиональной теннисисткой – я тренировалась часа по полтора после школы и все.

Я болею за дель Потро, потому что он играет так же, как я – быстро, плоско и рискованно.

Я люблю траву, моя игра подходит для этого покрытия.

Меня не беспокоят крики соперниц. Во время матча я их не замечаю. Я просто играю.

Я помню, как Мартина Навратилова побеждала здесь – это мои первые воспоминания об «Уимблдоне».

Мы с Шараповой уже играли, и я проиграла, так что теперь придется победить.

В прошлом году я поняла, что хорошо играю на траве и могу обыграть кого угодно. Я провела несколько матчей с топ-игроками. Разумеется, после полуфинала я была очень довольна, но после мне стало казаться, что теперь я должна обыгрывать всех, и это было неправильно. После «Уимблдона» на пяти следующих турнирах я проиграла в первых кругах. Это был отрицательный опыт, но я все равно рада, что он был.

Я очень рада, что вошла в Топ-10. Но это всего-лишь цифра, а я хочу улучшать свою игру. Я не хочу быть просто теннисисткой Топ-10, я хочу постоянно прибавлять.

Когда я была маленькой, меня вдохновляла Мартина Навратилова. Она тоже из Чехии, тоже играла агрессивно, хорошо играла слета. Тоже левша. Она была звездой.

Мне нравится играть важные матчи на больших кортах.

Я бы хотела сыграть с Марией Шараповой. Мы обе высокорослые, и с учетом ее роста, она очень быстро двигается на корте, у нее также отличная подача. Меня восхищает то, чего она добилась за свою карьеру.

Слава – это часть карьеры теннисиста. Раз я выиграла «Уимблдон», мне придется ее принять.

Я очень люблю читать. Сейчас уже заканчиваю серию «Миллениум» Стига Ларрсона. У меня нет любимого автора, я просто люблю хорошие книги.

Каждый матч и каждый турнир для меня особенные.

В поездках по турнирам я больше ничем особенным не занимаюсь – так что все мои воспоминания в основном о теннисе!

Не знаю, когда у меня будет свой сайт. Я об этом не думала.

Я больше года носила брэкеты, сняла только в апреле.

Я родилась в небольшом городке, там примерно 6 000 жителей. Там я ходила в начальную школу. Обычный город – ничего особенного.

В школе я учила русский, понимаю, когда на нем говорят. Я общалась с Анной Чакветадзе, Кузнецовой. Знаю Дементьеву. У нас хорошие отношения. Но с Шараповой мы не разговаривали.

Я люблю играть в теннис, а не смотреть его. Правда, сейчас мне нравится смотреть, но только мужские матчи (улыбается).

Простейов – это большой теннисный центр в Чехии. Раньше я там тренировалась. Там есть большой босс, отличный менеджер. Он находит деньги для игроков, которые там работают. Там очень много игроков – и мы все как одна семья.

Надеюсь, то, что я левша, дает мне преимущество. По крайней мере на подаче. Подача точно должна быть моим преимуществом.

Я природная левша. Пишу я левой рукой. Правой рукой я только держу ножницы и все.

Я очень счастлива, когда удается побыть дома с семьей. Я хожу в кино с друзьями, читаю. Не знаю, что еще сказать. Наверное, это все.

Мы с моим тренером как-то очень похожи. Так что, да, мы друзья. Мы много времени проводим вместе.

Да, я могу переехать в США. Но все же когда я дома, мне не хочется никуда ездить. Вот мы думали о том, чтобы в межсезонье тренироваться во Флориде или еще где-то. Но понимаете, межсезонье – это единственный месяц, когда я могу побыть дома.

Мне очень нравится Мельбурн. Там красиво и жарко – иногда чересчур! Еще мне нравится в Майами. Но во время турниров я обычно только ем, отдыхаю и тренируюсь. Иногда хожу в кино – особенно мне нравятся комедии. Дома я тренируюсь в том же клубе, что и Томаш Бердых и Люция Шафаржова. Мы дружим с Лукашем Длоуги – но он не мой парень!

Мои любимые удары – это подача и форхенд. Я хочу прибавить с бэкхенда. Я работаю над этим.

Навратилова была моим кумиром. Я смотрела ее матчи по ТВ, когда она играла и выиграла здесь. Но какой-то особой связи между нами нет. Мы можем встретиться, но ничего особенного. Она сказала мне: «Молодец», – и все.

Мой город примечателен тем, что там есть четыре теннисных корта. Я читала в газетах, что на центральной площади повесили большой экран и смотрели мой матч. Даже не представляю, что там сейчас происходит.

После финала я разговаривала и с Мартиной Навратиловой, и с Яной Новотной. Они были так рады. После нашей встречи я даже расплакалась.

Мой папа очень волнуется на каждой моей игре. Сейчас он плачет. По-моему, он плачет после каждого моего матча. (Улыбается)

Мой папа был учителем, а сейчас он начальник в нашем маленьком городке. Не мэр – есть мэр, а он ему подчиняется. Второй человек в маленьком городке.

Мой парень сейчас дома. Не знаю, что он делает – спросите у него.

Я думаю, что могу прибавить во всем. В физике, подаче, ударах. У нас еще масса работы.

Фото: REUTERS/Neil Tingle/Pool

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья