Блог Правила жизни

Правила жизни Шакила О’Нила

Фото: REUTERS/Brian Snyder

Даже не знаю, с какой я планеты. Файлы были уничтожены, информация недоступна. Мама недавно поведала, что я на самом деле не рождался. Меня нашли в поезде. Мои корни уходят в Техас, но я считаю себя нью-джерсийцем. Я был найден в поезде в Джерси-Сити, штат Нью-Джерси.

Я маменькин сынок. Обожаю маму.

Отец сделал меня тем, кто я есть. Он дал мне баскетбольный мяч и сказал, чтобы я ел с ним, спал с ним, мечтал с ним. Ну, разве что в школу не брал. Я действительно использовал мяч в качестве подушки.

Если у вас возникли проблемы с родителями, постарайтесь как можно скорее решить их. Предки должны быть вашими лучшими друзьями.

В период с двух до четырех лет я был ангелом. Классе эдак в четвертом превратился в клоуна, развлекающего всех вокруг. До тринадцати я был ужасным ребенком. Худшим ребенком в истории. Ясно, что я превосходил сверстников в габаритах, из-за чего ребята посмеивались и придумывали для меня прозвища вроде Шакилла-Горилла. Мне это не нравилось, я их бил. Из мелкого хулигана постепенно трансформировался в среднестатистического правонарушителя. Имел обыкновение носить с собой нож. Родители говорили: «Ты закончишь в тюрьме». Случай, изменивший всю мою жизнь, произошел, когда мне было тринадцать. Я в очередной раз что-то там натворил в классе и один паренек выдал меня. После школы я догнал и избил его. После того как он упал, добавил ему ногой. И тут у него начался эпилептический припадок. Какой-то мужчина выскочил из машины, что-то сунул парнишке в рот и остановил этот ужас. Если бы не он, ребенок мог умереть… С того дня я стал совершенно другим человеком.

Когда был молодым, меня часто наказывали, из-за чего приходилось часами просиживать у телевизора. Я задавал себе вопрос: «Почему людям нравится Майкл? Почему им нравится Мэджик? Почему Берд? И почему им не нравятся большие парни?» Я улыбаюсь, делаю сумасшедшие, а порой и откровенно глупые вещи. Думаю, именно поэтому нравлюсь людям. Я не такой, как все. Я всегда был кем-то вроде клоуна. Это происходит естественно, само собой.

В последний раз я паниковал в 1981 году. Мне было девять, мы жили у родственников. У меня был плюшевый мишка, и я только что украл с кухни зажигалку. Собирался просто поджечь ему хвост и посмеяться. Ха-ха. Как только я зажег хвост, загорелось все вокруг. Я чуть не спалил целый дом. Это был хороший урок.

Не хочу взрослеть. У взрослых куча проблем. Я как Питер Пэн. Хочу оставаться счастливым.

Один из авторов ESPN как-то назвал меня самим большим в мире «одиннадцатилетним». Это правда.

Иногда я чувствую себя подобно герою Тома Хэнкса в фильме «Большой». Но жизнь – это не кино. Я никогда не смогу вернуться на Кони-Айленд, найти там автомат-гадалку и снова превратиться в подростка.

Все вокруг твердят, мол, надо быть образцом для подражания. Но я не хочу никого обманывать. Все, что бы я ни делал, так или иначе, отражает мою сущность.

Я «фрик» от природы. Вы никогда не встретите кого-либо настолько же большого и сексуального.

Мой вес 148 килограммов… Я лучший игрок НФЛ, когда-либо выступавший в НБА и, конечно же, самый сексуальный семифутер в лиге.

Трудно быть секс-символом НБА. Но кто-то же должен им быть.

Некоторые вещи нельзя ставить под сомнение. Ну, скажем, тот факт, что два плюс два равно четырем. Я не знаю, кто так придумал и не пытаюсь найти ответ на этот вопрос. Все, что я знаю, это два плюс два равно четырем. Также и с другими вещами. Почему идет дождь? Почему я такой сексуальный? Я не знаю.

Большинство людей знают меня как Шака, веселого парня с баскетбольной площадки. Но есть и другая сторона. Шакил О’Нил хочет попробовать все в этой жизни. Он стремится удовлетворить все свои желания. Поэтому, кстати, Шакил является частью музыкальной индустрии в качестве МС. Музыка была и всегда будет важной частью меня.

Я худший студент йоги в истории йоги.

Три слова, которые меня характеризуют? Загадочный, смешной и придурковатый.

Я люблю посмеяться. Мне нравятся самые разные комики. Всегда иду смотреть Бена Стиллера. Слежу за Уиллом Фарреллом и Джимом Керри. В свою очередь, всякий раз, когда вижу, что знаменитости пришли понаблюдать за игрой, стараюсь сделать для них то же самое, что и они для меня – принести радость. Например, если на арене присутствует Джек Николсон, то я должен исполнить для него нечто вроде «Тебе не осилить правду!» (знаменитая фраза актера в фильме «Несколько хороших парней» – прим. автора).

В детстве постоянно перемещался с одной военной базы на другую, что сделало меня настоящим космополитом. Я могу пойти к евреям и сказать: «Шалом, братья». Могу пойти к мусульманам и сказать: «Салам алейкум». Или поинтересоваться у китайцев: «Ни хао ма?». Или поздороваться с японцами: «Коничива». Затем я отправлюсь в Техас и окажусь в окружении мексиканцев. Затем в Луизиану к креолам. Частые перемещения превратили меня в гражданина мира.

Раньше я очень любил весело проводить время, в смысле устраивать вечеринки, что-то праздновать. Запросто мог потратить $500000 на дурацкие мероприятия, не имеющие никакого смысла. Потом у меня появились дети. Больше не позволяю себе творить подобную фигню.

Стоимость моего гардероба? Два миллиона долларов. Я не могу носить один и тот же прикид несколько раз.

Однажды в мой дом в Орландо заглянул Майкл Джексон. Он сел на огромную кровать в индийском стиле, оглянулся вокруг и спросил: «Сколько стоит дом? Я куплю все это из-за одной кровати».

Как мне это надоело, постоянно слышу одно и то же: деньги, деньги, деньги, деньги, деньги. А я просто хочу играть в баскетбол, пить «Пепси» и носить «Рибок».

Не думаю, что Америка когда-нибудь по-настоящему сплотится. Из-за одного слова: жадность. Ничего общего с расовыми вопросами. Проблема в жадности.

Последние семь лет я работаю детективом по интернет-преступлениям против детей. Я играю маленькую девочку в интернете: «Таня говорит вам привет». Вы клюнули: «Какая Таня?» Я отвечаю: «Вы не знаете Таню? Я Таня. Пойдем со мной…» В этот момент вы очень близки к тому, чтобы наручники сомкнулись на ваших руках. Если мы приходим к вам, то все кончено.

Хочу поступить в полицейскую академию. Хочу совершить несколько арестов, работать под прикрытием.

Думаю стать шерифом или шефом полиции в Орландо или Майами. Пока не решил где.

Как сказал мой друг Аристотель: «Если вы не можете управлять, то должны научиться слушать». Я не вершина иерархии. Я рабочая пчелка.

Могу заниматься бытовыми вопросами. Например, я мою посуду. На самом деле перемываю горы тарелок. Если бы существовал посудомоечный чемпион мира, я бы порвал его.

Однажды зашел домой и обнаружил, что двое моих малышей дерутся. Я велел им взяться за руки, связал их носком и сказал: «Поднимайтесь наверх и возвращайтесь только тогда, когда будете готовы признаться друг другу в любви». Вскоре они вернулись, довольные и счастливые.

Ненавижу проигрывать. Единственное занятие, где я позволяю себе немного расслабиться – это воспитание детей. Что я имею в виду? Когда я учу их играть в баскетбол, то должен давать им побеждать. Представьте себе, малыш выполняет лэй-ап. Я хочу заблокировать его, но не делаю этого.

Баскетбол – это искусство. Для меня баскетбол это одновременно балет, хип-хоп и кунг-фу. Балет – изящество, хип-хоп – крутизна, кунг-фу – убийство соперников.

Когда это случилось, я просто сказал себе: «Черт, да ты великий игрок».

Мы провели с Брайантом семь или восемь лет в одной команде, но, по сути, в течение всего этого длительного времени никогда не были вместе.

Мне не нужна мотивация. Мне нужен нормальный владелец команды, такой как Микки Арисон, а не тот парень, что тусуется с девушками в три раза моложе его. Когда тебе шестьдесят, общайся с шестидесятилетними, а не с двадцатилетними. Можете это процитировать. Больше мне нечего сказать про Джерри Басса.

Меня зовут Шакил О’Нил, и я хочу сказать, что Пол Пирс это (нецензурное) истина. Я знал, что этот парень умеет играть, но никогда не думал, что он может быть настолько крут. Пол Пирс это истина.

У меня травма бедра. Так что извините, но пока я играю как Эрик Дампьер.

Кто вы говорите? Эрика Дампьер? Думаю, он может доминировать – в женской НБА.

Играть рядом с великим Дуэйном Уэйдом. Хм, непривычная роль для меня. Но я не могу повторять с ним те же ошибки, что совершил с другими моими сыновьями, Пенни и Кобе. Мы не позволим никому сломать нас и не будем ломать друг друга.

Да, я поцеловал МакГрейди на звездном уикенде 2007-го. Это был наш ремейк поцелуя Дик Баветта-Чарльз Баркли. Я просто хотел сказать, что люблю Ти-Мака и считаю его хорошим другом.

Он бросает. Он ведет мяч. Он пасует. Он великий игрок. Эпоха. Вне всяких сомнений. И если кто-то посмеет сказать, что Дирк Новицки не является великим игроком, то я тут же разобью этому человеку лицо.

У меня красивая жена, прекрасная семья, много друзей, куча денег, чемпионские перстни, несколько особняков, диплом магистра делового администрирования, плюс ко всему я обворожителен и сексуален. Я считаю, что 40% с линии штрафных – это такой намек Бога. Никто не совершенен.

Передайте Яо Мину: «Чинг-чонг-янг-вах-ах-сох».

Вы знаете, что Яо в совершенстве владеет английским языком? Нет, правда. Как-то я позвонил ему, а он отвечает: «Whassup big fella?» Совершенный английский!

Знаю ли я слова песни про Яо Мина? Ну, Яо Мин, Яо Мин, Яо Мин… Яо Мин, Яо Мин, Яо Мин. Или как там?

Нашего нового тренера зовут Элвин Джентри. Мы превратимся в «Клипперс». А я стану Оловоканди. Нееееет!

Если Эдди Карри хочет получить новый контракт, то он должен посещать нью-йорские фитнесс-клубы по три раза в день, причем добираться туда исключительно на велосипеде.

Это команда ЛеБрона. Он здесь капитан. В моей карьере настал такой момент, когда я могу это признать. Я представляю службу секьюрити, защищаю «Короля».

Я всегда готов к переменам. Я ирландец. Я леприкон.

Лучший пасующий «большой» последних шестнадцати лет? Шакил О’Нил.

Я последний представитель линии Расселла и Чемберлена.

Я по-прежнему здесь. Я сила, с которой приходится считаться. Если вы хотите занять мое место, то не надо писать в Твиттер или делать заявления через СМИ – приходите и попробуйте занять. Есть только два бигмена, выделяющихся на общем фоне, сделавших что-то особенное в новом тысячелетии. Я и Тим Данкан. Есть желающие подняться ко мне и посмотреть на Сегуна? Я все еще Сегун.

Когда-то мне придется оставить баскетбол, и у меня будет регулярный рабочий день с девяти до пяти, как и у всех остальных

По окончании карьеры я хотел бы работать на ТВ или радио. Возможно, писать книги или выступать на публике. Не стоит забывать и о моей заинтересованности в правоохранительных органах.

Я прям как президент Буш. Вы можете не любить и не уважать меня, но вы будете за меня голосовать.

Плутон не планета. Я планета.

Меня никогда не беспокоили проблемы. Я всегда заботился об их решении.

Мой секрет? Выбери что-то и сосредоточься на этом.

Шакил О’Нил всегда был тем парнем, что говорит правду.

Почему я по-прежнему так популярен? Спросите свою маму.

Если я не нравлюсь вам, то, должно быть, с вами не все в порядке.

При подготовке материала использованы цитаты из интервью Шакила О’Нила телеканалу «Fox Sports Net», журналам «Vanity Fair» и «New York Magazine», газете «The New York Times», сайтам askmen.com, NBA.com, Yahoo! Sports, ESPN.com и агентству AP, а также посты баскетболиста на сайте Twitter.com.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья