Блог Танкоград

«Хотели подписать Зарипова и Дадонова. Не хватило денег». Откровения экс-директора «Трактора»

Владимир Кречин - о разнице взаимоотношений с Александром Медведевым и Дмитрием Чернышенко, изгнании «Лады» из КХЛ, административном ресурсе «Динамо», золотом времени родного «Трактора» и магии Валерия Белоусова.

«С Александром Медведевым я виделся регулярно. На Дмитрия Чернышенко смотрю только по телевизору»

Вы несколько лет работаете генеральный менеджером «Лады». Как Вам в ВХЛ?

Я продал всю недвижимость в Челябинске и купил квартиру в Тольятти. После Нового года уже заеду. Здесь у нас в плане инфраструктуры все замечательно: два льда, прекрасные условия для первой команды и школы. Но КХЛ, конечно, намного более серьезная организация в плане хоккея и финансирования. Все болельщики хотят смотреть на топовых игроков, а команды двигаться на чартерах, а не поездах и автобусах. Этого мы себе позволить не можем.

Насколько на развитие хоккея в городе влияет переход команды из КХЛ в ВХЛ?

Очень печально, особенно учитывая число выпускников из Тольятти, Воскресенска или Новокузнецка. Это плохо для хоккея и я не понимаю, для чего все делается. Зарубежные команды не воспитывают игроков для сборной России. Наши нормальные клубы, наоборот, отправляют в дивизион ниже, где у молодых перспективных хоккеистов намного меньше возможностей для развития. Тот же «Куньлунь» решает свои задачи по воспитанию игроков на Олимпиаду, поэтому я против таких движений. Топ-клубы, перед которыми стоят максимальные задачи, приглашая 18-летних звезд с периферии, не могут дать сразу шанс всем. Вот это и ведет к деградации нашего хоккея. Скоро это приведет к тому, что сборная Китая будет на чемпионатах мира нас обыгрывать, а Германия играть на равных, что и показала прошлая Олимпиада.

Когда убирали «Ладу», в городе так и не поняли за что. Посещаемость в Тольятти даже сейчас больше, чем у части команд в КХЛ. С финансированием порядок: половину дает бюджет, половину – «АвтоВАЗ». Да, возможно в последний КХЛ-овский сезон был слабый спортивный результат, но задача развития игроков выполнялась, а болельщики, что самое главное, получали удовольствие от игры.

То есть фактически бизнес-интересы страны мешают развитию игры?

Бизнес и политика – тут все смешано. Я спрашивал в КХЛ, что нам нужно сделать, что вернуться. Внятного ответа так до сих пор и не получил. Это несправедливо, ведь не все игроки рождаются в двух городах, что давно нужно понять. Ларионов, Козлов, Каменский – из Воскресенска, Быков и Макаров – из Челябинска, Ковалев – из Тольятти. Все эти люди, прославлявшие наш хоккей, выросли в регионах. Тот же Никита Гусев, спасший для страны Олимпиаду, получил важнейший толчок для развития именно в Ханты-Мансийске – городе, где теперь тоже нет команды КХЛ. 

При президенте Александре Медведеве КХЛ была понятнее?

Тогда никого не выгоняли – раз. Работая в «Тракторе», я виделся с Медведевым регулярно – два. К нему можно было прийти с любым вопросом, как в случае с контрактом Жени Кузнецова – три. Лига тогда нам здорово помогла. Из 120 миллионов соглашения КХЛ компенсировала клубу 30. Сейчас Женя и доказывает, что с ним мы двигались абсолютно правильно.Дмитрия Чернышенко за годы работы я видел только в телевизоре.

В прошлом сезоне в «Ладе» играли челябинцы Станислав Чистов и Дмитрий Костромитин. Сейчас их в команде нет.

Чистов здорово отыграл прошлый сезон, мы предложили ему контракт, но он сказал, что поедет в Челябинск, где ему дают двустороннее соглашение с возможностью сыграть в КХЛ. По регламенту ВХЛ мы не можем заявлять больше пяти игроков старше 29 лет, поэтому быстро закрыли эти позиции, а когда Чистов попросился обратно, было поздно. С Костромитиным мы расстались по спортивным соображениям. Успехов ему в Дании.

«Нужно убрать лимит в КХЛ. Тогда цены на русских игроков упадут, а бюджеты уменьшатся»

Как возник вариант с работой в «Куньлуне»?

На тот момент меня пригласили работать генеральным менеджером «Крыльев Советов» с задачей подобрать команду, тренерский штаб и персонал. И тогда же поступило предложение от Романа Ротенберга о работе в Китае. Мы договорились с президентом клуба Алексеем Морозовым, что «Крылья» отпустят меня без проблем, и я уехал в Пекин.

На первой тренировке в «Куньлуне» у нас тренировалось пять человек, а все команды Лиги на тот момент уже были укомплектованы. В итоге с первой же попытки мы попали в плей-офф, причем не с очень большим бюджетом и составом, сформированным из игроков, не являвшихся целями других клубов на рынке.

Одним из главных промахов стала моя рекомендация по Майку Кинэну. Нужно было настоять на том, что главный тренер должен быть русским. Теперь получается, что отчасти русская команда стала командой североамериканцев, и начало этому положил как раз Кинэн. Через два месяца после его назначения китайский босс сказал, что Майк хочет быть не только тренером, но генеральным менеджером и директором. Так и разошлись наши дороги.

Китайцы очень любят ориентироваться на самое лучшее. Если взять баскетбол – они смотрят на НБА. В футболе выбран путь контрактов со звездами за огромные деньги. Так и с хоккеем. В самом начале мы помогли им, но сейчас по клубной модели они смотрят в сторону НХЛ, хотя играют у нас.

Миф о быстроте китайцев в делах это ведь миф?

Так и есть, да. У них своеобразный подход ко всему. Они могут месяцами обсуждать один вопрос, который у нас решили бы за секунду, но при этом, когда действительно нужно, все делается моментально. Когда к нам приехала комиссия КХЛ, в Арене не было бортов, льда, заливочной машины и раздевалок. Пока комиссия жила в Пекине три дня, они все это сделали. В России это невозможно.

Почему «Куньлунь», собранный из средних игроков АХЛ, борется за плей-офф, а «Трактор» находится на последнем месте Востока?

Формирование иностранных команд в КХЛ идет по другому пути. Они могут себе позволить состав легионеров. Давно говорю, что нужно убрать лимит. Уровень хоккея вырастет сразу, цены на русских игроков упадут и бюджеты сократятся. Наших в большинстве организаций Лиги при таких условиях будут играть единицы, если мы не говорим о клубах-олигархах, где и сконцентрируются лучшие игроки с паспортом. Какой смысл в таких условиях брать русского хоккеиста за двести тысяч долларов, если он будет проигрывать иностранцу ценой в сто тысяч?

На рынке ведь сейчас не хватает больших русских игроков, готовых быть лидерами в тот же СКА и ЦСКА.

Именно так. И дальше им взяться будет неоткуда. «Югры» нет, «Лады» нет, новокузнецкого «Металлурга» нет. Не из Китая и Финляндии они ведь будут появляться в России. Вот увидите, скоро будем пожинать плоды.

«Никогда в жизни не отдал бы Василия Демченко»

Что сейчас происходит с «Трактором»?

Тяжело сказать, когда ты не внутри. Думаю, кто находится в Челябинске и болеет хоккеем, прекрасно знает, почему так происходит. Неоднократно говорилось, что иногородние и иностранные тренеры у нас не приживаются. Да, был Анатолий Кострюков, но это исключение. В начале сезона был неправильно выбран главный тренер и все, что происходит сейчас – отголоски. Подбор-то игроков вроде неплохой, хотя и к этой стороне медали есть большие вопросы.

На молодежном чемпионате мира в этом году из «Трактора» не будет ни одного хоккеиста.

В больших клубах селекция идет уже на детском уровне. Из «Лады» уезжает много хоккеистов – в ту же Казань, где все поставлено уже с возраста 12-13 лет. Челябинск вполне может черпать ресурсы изнутри, но каков отток… Раньше это был массовый вид спорта. Нам бесплатно выдавали форму. Да, все было старое, рваное, но там подделал, там зашил, и нормально. В пятки коньков-промокашек подкладывали картонку, бинтами заматывали их.

Все проходили естественный отбор, а сейчас, если у тебя мама работает в поликлинике, а папа за заводе, они вряд ли смогут купить клюшку за 10 тысяч. Поэтому в школы приходят дети из семей, способных содержать увлечение ребенка. А такие организации, как «Локомотив» или «Ак Барс» могут позволить себе массовость, так как у них есть на это бюджет. В «Тракторе» такого нет. Сейчас родители скидываются даже на автобус на выезд, поэтому все меньше детей могут попасть в хоккей, даже имея желание.

Но ведь это вопрос распределения бюджета. Не подписываешь одного не очень нужного хоккеиста в 3-4 звено и отдаешь сумму в школу на клюшки и прочие нужды.

Когда я работал в «Тракторе», мы выделяли приличные суммы на развитие СДЮШОР и поощрение тренеров. Не знаю как в Челябинске сейчас. Тут надо в корне менять отношение к школам и тренерскому делу. Раньше тренировали великие Перегудов и Бец, а сейчас многие идут тренировать от безысходности. Идет набор, а не отбор. Раньше люди гордились, что работают в «Тракторе», а теперь…

Еще одна большая проблема – родители. Зачастую они знают, что нужно ребенку гораздо лучше руководства и тренеров, пытаются диктовать свои условия. ЦСКА сделал правильно – они отрезали родителей от тренировочного процесса. А в Челябинске например, одному тренеру сожгли машину просто потому, что он не поставил нужного ребенка на игру.

Давайте от школы к КХЛ. Много шуму на хоккейном рынке и среди болельщиков наделало расставание «Трактора» с Василием Демченко.

Я бы никогда в жизни не отдал Демченко. Это неправильный ход. Да, он пропустил пару курьезных голов, но большая часть шайб – это плохая командная работа. Нельзя судить о профессионале по 20 играм, учитывая, сколько лет до этого он показывал стабильный хороший уровень.

Не считаете, что расставание с Анваром Гатиятулиным определило весь вектор развития системы клуба на 3-5 лет вперед?

Анвар – тренер, прошедший все этапы: от школы до КХЛ. Потеря этого тренера грубейшая ошибка тех людей, которых все знают. У каждого руководителя свое видение. Они видели вот так.

Кто первым оценил потенциал Гатиятулина?

Не буду скромничать. Мой сын занимался в школе «Трактор», я часто смотрел, как работал Гатиятулин, который тогда помогал Илье Лапшину. Мне понравился его подход, поэтому, когда у Михаила Юревича встал вопрос о назначении, я назвал Анвара. Так он стал главным тренером в Молодежной лиге.

Анвар мог раньше оказаться главным тренером «Трактора»?

В свои последние месяцы в клубе, уже после прихода магнитогорской власти, я предлагал кандидатуру Гатиятулина на эту позицию. Те руководители пошли по своему пути и пригласили Карри Киви, у которого не пошло. Но потом-то они пришли к этому решению. Честь им за это и хвала.

Вы верили в Андрея Николишина, сменившего Киви?

Он тогда виделся как спаситель челябинского хоккея.Очень авторитетный хоккеист. Не зря его называли «Батя». Но я считаю, что в этой работе нужен опыт, нужна школа. Сложно припомнить случай, чтобы игрок закончил карьеру и сразу пошел главным в КХЛ. Важно и то, что нельзя требовать от своих игроков того же, что умел на площадке ты. Зачастую игроки на это не способны. Так произошло и в случае с Николишиным. Нужно требовать реальные вещи и плясать от возможностей команды.

«Зарплатный бюджет того успешного «Трактора» составлял 550 миллионов рублей»

Какие решения в том памятном всем «Тракторе» 11/13 принимал непосредственно сам Михаил Юревич?

Начнем с азов. В сезоне 2010/2011 зарплатный бюджет «Трактора» составлял 180 миллионов рублей. После окончания того чемпионата я положил на стол губернатору команду, стоившую 550 миллионов с Кузнецовым, Булисом, Чистовым и Контиолой. Сказал, что с этой командой можно выигрывать в КХЛ. Юревич бюджет утвердил. Решение пригласить Валерия Белоусова – его решение. Каждый игрок того «Трактора» обсуждался с ним. Для него хоккей не был безразличным. Всю жизнь «Трактора» он знал от и до.

Кого тот «Трактор» не мог себе позволить?

Того же Даниса Зарипова. Долго разговаривали с ним, даже губернатор разговаривал, но финансово возможности Магнитогорска мы не потянули. Женю Дадонова, который потом через арбитражный суд получил компенсационную выплату и уехал в «Донбасс». Не смогли тогда бороться с украинским олигархом Борисом Колесниковым. Кирилл Кольцов тот же, которого очень хотел Валерий Белоусов. Не смогли. Много было таких игроков.

550 миллионов весьма скромная сумма для клуба-контендера даже для того времени.

Это еще и с учетом того, что в нем были заложены 120 миллионов Кузнецова, из которых 30 платила КХЛ. Конечно, тогда и цены на игроков были ниже, плюс многие хотели работать именно с Валерием Константиновичем и целенаправленно ехали к нему на меньшие деньги. Получилось так, что все совпало.

«Трактор» сегодня гордится своей бонусной системой, уменьшающей гарантированную сумму контракта. Как с этим обстояло в те годы?

Бонусы тогда были хорошие. Существовала прогрессивная шкала: чем больше побеждаешь подряд, тем больше бонусы. Моментами по размеру они доходили до суммы контракта.Дело с превалированием бонусов хорошее, но есть и побочный эффект, который пляшет от задач. Я знаю игрока, которого очень хотели видеть в «Тракторе», но в силу клубных контрактных правил с премиальной системой, он выбрал другой клуб. Сейчас у него все прекрасно. Это тоже вопрос распределения бюджета, где в любом вопросе нужно искать золотую середину.

Работа кого из коллег по цеху вызывает у Вас уважение?

Первое - у кого бюджет, тот и на коне. Второе – административный ресурс. Все помнят, как из «Трактора» неожиданно уехал ряд игроков. Не нужно здесь никакого финансирования. Просто один звонок.

«Когда ушли Дугин, Ничушкин и Карпов, нам как ноги отрезали»

Давайте по игрокам. Приглашение Андрея Костицына – главная менеджерская удача Евгения Цыбука?

В тот момент он был в самом соку. Это было шикарное приобретение. Я приглашал Андрея и в Китай. Если бы там не остался Майк Кинэн, он так бы и играл в «Куньлуне».

Отъезд в «Динамо» Егора Дугина, Максима Карпова и Валерия Ничушкина сильно ударил по клубу в сезоне 13/14.

Все говорили, что это я их продал (смеется). Но получилось так, как получилось. Это была большая потеря. Их очень не хватило, даже если касаться важнейшей темы баланса и сочетания в команде опыта и молодости. Они как раз были в самом соку. Тогда нам как ноги отрезали. Валерий Константинович ведь уже слепил из них новых звездочек.

Почему в том сезоне 13/14 не сыграли те же Дарзиньш, Гуськов и Мамашев, которых брали на роль лидеров?

Не подошли под систему игры «Трактора», не сумели встроиться. 

Только у Белоусова получалось справиться с Чистовым.

Да и здесь у Анатолия Емелина в «Ладе» это получилось. Все же прекрасно помнят Валерия Константиновича – он был отцом своим игрокам, никогда не повышал голос. Все его боялись, уважали и играли за него и всю команду.

Была же еще история, когда чудил Майкл Гарнетт, в разгар сезона улетевший в Северную Америку к подруге, с которой он поругался. Говорят, только Белоусов спас вратаря в раздевалке от настоящей расправы команды.

Это еще раз говорит о личности Валерия Константиновича. У всех бывает несчастья, люди не роботы, и Белоусов поддержал его. Как его отблагодарил Майкл, мы прекрасно помним. Все, что делал Валерий Константинович, было как по учебнику. Только самое лучшее.

Нельзя не вспомнить матч в Ханты-Мансийске.

Тогда была команда, и был капитан – Вова Антипов. После второго периода в раздевалку зашел Валерий Константинович и попросил хотя бы достойно проиграть. Вова встал и сказал, что нужно выиграть. Вышли и выиграли.

Команде, чтобы чего-то достичь, нужны игроки-победители. Такие, как Антипов и Рябыкин. Было понимание этого факта внутри клуба?

Для этого и был приглашен Антипов, которого мы подписали одним из последних. И по Рябыкину не было никаких сомнений.

Как уговаривали остаться Кузнецова?

Агенты тогда хорошо делали свою работу, пытаясь утащить Женю в Северную Америку уже летом 2011-го. Были включены все силы: общался и губернатор, и Белоусов, и я общался. Тяжело было, но убедили.

Почему в том «Тракторе» Белоусова не получилось раскрыться у Максима Шалунова?

Когда Шалунов пришел в «Трактор», он был травмирован. В местной больнице ему сказали, что порваны «кресты» и ему будут разрезать всю ногу. Мы приняли решение отправить его в Германию, где оказалось, что нужно всего лишь почистить мениск, что и было сделано. Он выздоровел, начал кататься, и ультимативно попросил односторонний контракт, чего мы ему на тот момент предложить не могли. Шалунов уехал. Может быть этот путь и закалил его в желании доказать себе, что он достоин. Макс молодец.

Были варианты оставить в «Тракторе» Никиту Нестерова?

Вариантов не было. Парень всегда был со своим мнением, целеустремленный, упертый. Мы хотели, чтобы они подписали контракт а-ля Кравцов с возможностью вернуться обратно, но они с отцом отказались.

Кто больше всего удивлял из той команды?

Нельзя назвать одну фамилию. Удивляли все. Сейчас есть хоккеисты, которые на вопрос о том, почему ты не лег под шайбу, отвечают, что боятся травму получить. Представьте, если бы также рассуждал в том время Дима Рябыкин?

«Белоусов всегда был прав»

Как строилась ваша работа с Белоусовым?

Это человек, который никогда в жизни ни с кем не конфликтовал. У него никогда не было присущей многим звездности. Кого-то приглашала менеджерская команда, кого-то он, а мы с Евгением Цыбуком решали технические вопросы. Были, конечно, моменты. С тем же Виктором Гудзиком, против которого выступала вся команда, а Белоусов был «за». Время показало, что именно с ним мы выиграли медали, и именно на его тяжелой базе команда всегда была в тонусе. Практика ведь показывает, что российских ребят нужно всегда держать в тонусе, что он и делал.

Белоусов всегда был прав.

В конце сезоне 2013/2014 было понятно, что его отношения с «Трактором» закончены?

Мы сидели с Валерием Константиновичем в тренерской, когда прошла новость о снятии Михаила Юревича. Тогда все и стало тяжело. Пришло понимание, что это начало конца. Новая магнитогорская управленческая команда не рассматривала его кандидатуру в принципе.

Когда в «Трактор» пришел Иван Сеничев, вы понимали, что остаетесь в клубе формально?

Первое, что сделал Сеничев – уволил генерального менеджера Евгений Цыбука и попросил меня найти ему замену. Я порекомендовал Александра Бойкова, которого вы часто могли видеть в роли эксперта на КХЛ-ТВ. Сеничев решил, что он нам не подходит и будет Евгений Губарев.

С первого дня Сеничев начал играть в давление. Мог сказать проще: будем работать своей командой, напиши заявление, и мы бы спокойно расстались. Три месяца моя работа начиналась со следственного комитета, проверявшего меня на предмет коррупции. Это было самое настоящее показушничество.

«Трактор» мог еще раз выстрелить, если бы губернатор остался на своем месте?

Уверен, что так бы и случилось. Нужно было просто поменять вектор после неудачного сезона 2013/2014. Я предлагал убрать большую часть контрактов ветеранов и заключить долгосрочные соглашения с молодыми воспитанниками. Результат пришел бы не сразу, а через 2-3 года, и у нас было понимание как это сделать.

Почему у тогдашних помощников Сергея Тертышного и Равиля Гусманова не получается полноценно стать главными тренерами?

Просто разный склад и характеры. Тертышный и Гусманов великолепные ассистенты. Пока на этом этапе карьеры вот так. У каждого своя судьба.

Алексей Тертышный может стать им?

Он точно дорос до главного тренера. В этом году, конечно, уже не будет изменений, а дальше посмотрим.

Кто главный человек в челябинском хоккее сегодня?

Евгений Кузнецов.

А если бы в Челябинске остался Анвар Гатиятулин?

Тогда им мог стать он.

Подписывайтесь на наш Instagram I Twitter I Telegram

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья