Финальный Семестр ШСЖ
Блог

Александр Шмурнов: «В детстве я играл в хоккей теннисными мячами и на валенках»

- В чем сила нынешнего «Спартака»?

- В свежести. Много лет не было баланса между амбициями и реальным управлением. Мне кажется, что миланский «Интер» во многом похож на «Спартак». С той лишь разницей, что «Интер» смог в какой момент перестроится и стал побеждать. Хотя если бы «Моджигейт» случился в России, и «Зенит» и «Рубин» исключили бы, то и «Спартак» мог бы выиграть пару титулов.  Так что «Интер» в этом плане не лучше. Но тем не менее «Спартак» - это клуб, от которого всегда ждут многого. Он не может спокойно растить академию и довольствоваться малым. И по этой причине следовали поспешные решения.  Но последние пару лет Федун пытается удалить из структуры клуба лишних людей. Процесс стал более управляемым, и появилась свежесть в принятии решений. С тренером угадал на сегодняшний день. Если бы пришел Бердыев, то процесс принятия решений только бы усложнился.  Но не думайте, что все серьезно изменилось. Сейчас сделан лишь небольшой шажок вбок. При первых же неудачах все может вернуться к исходному положению.

- С точки зрения статистики «Спартак» сейчас – лидер по многим показателям. А как лично вы относитесь к статистике?

- Есть два типа статистики. Первая – это та, которую за меня собрали. Вторая – это та, которую нарыл я сам. Если я сам нашел, то это невероятно интересно. Я люблю потратить время и покопаться в цифрах.  Нужно вычленить из них самое важное.  Если я статистику сам выдумал, тогда и зрителя можно заинтересовать. Ему надо давать только те факты, которые тебя самого привлекли.

- Перед чемпионатом Европы вы создали цикл передач «Все на Евро», в котором с любовью рассказывали о Франции. Откуда появилась такая симпатия к этой стране?

- Тут все очень просто. Я закончил французскую спецшколу №18 (сейчас 1275). У нас над раздевалкой висели строки Владимира Маяковского «Я хотел бы умереть в Париже, если б не было такой земли – Москва». Эту мысль я пронес через все годы обучения. Поэтому я люблю Францию. Я болею за французские клубы и являюсь пропагандистом местного футбола. Его великолепно показывают. При этом сборной Франции не симпатизирую, потому что мне не нравится футбол, который она демонстрирует. Например, в финале Евро я болел против Португалии. А мои любимые сборные - Голландия и Уругвай.

- Вы же именно в Уругвай поехали на свой первый Кубок Америки?

- Да. Это было в 1995 году. Еженедельник «Футбол», в котором я тогда работал, оплатил мне только билеты, а на остальное денег не было. Я жил в Монтевидео за 10$ в сутки. Бывало, что ночью было +2°С. Когда температура поднималась до +8°С, то это уже было хорошо. Надо понимать, что Уругвай – это не Эквадор. Здесь зимой реально холодно. Если в гостинице есть один обогреватель на этаж, то это удача. Но, несмотря на бытовые проблемы, я получил огромное удовольствие от поездки. Это был сумасшедший футбол! Я видел матч Аргентина-Бразилия, который закончился со счетом 2:2. А в финале Бразилию победил Уругвай, за который я болел. Той ночью я оказался под водометами с болельщиками «Насьоналя» и «Пеньяроля». Такую любовь невозможно ни на что разменять! И с тех пор я был на всех Кубках Америки и всегда приезжаю туда как домой.

- А какие у вас любимые виды спорта кроме футбола?

- Хоккей и теннис. В хоккей я сам играл с детства, причем очень смешно. Мне очень повезло со двором. У нас было 30 мальчишек, которые могли летом играть в футбол. То есть, минимум 7 на 7 всегда было. А зимой мы заливали хоккейную коробку. Но на коньках при этом никто не катался.  Мы играли на валенках – отлично получалось скользить. Да к тому же вместо шайб мы использовали теннисные мячи. Мы играли теннисными мячами, хоккейными клюшками и на валенках! Представляете картину? Я очень любил хоккей. Начиная с 1976 года, смотрел все, что показывали. А в прошлом году я сам дебютировал в качестве хоккейного комментатора. Сначала работал на игре КХЛ с участием «Авангарда», а потом провел два матча серии плэйофф НХЛ между «Сан-Хосе» и «Сент-Луисом».  А любовь к теннису мне папа привил. С 6 до 11 лет я занимался в секции, хотя тогда это было не особо популярно. Ну а потом я познакомился с Анной Дмитриевой. Вообще это человек, который невероятно заражает всех вокруг своей любовью к теннису. Еще перед нашим знакомством я прочитал ее книгу «Играй в свою игру». Мне ее как раз папа подарил. Я посетил все турниры «Большого Шлема»: 7 раз подряд был на Ролан Гаррос, 3 раза – в Австралии, на Уимблдоне тоже несколько раз был, а в 2011 году добрался до US Open. Сделал интервью со многими звездами: Надалем, Шараповой, Федерером и другими.

- Продолжая тему интервью, расскажите о самых необычных в вашей карьере.

- Могу выделить два провальных. Первое было в 1995 году. Тогда «Алания» стала чемпионом, и уже с первых матчей шла в лидерах. В 7-м туре команде предстояло играть со «Спартаком», и меня отправили взять телевизионное интервью у Валерия Газзаева. Но мой первый же вопрос поставил крест на беседе. Я спросил: «Валерий Георгиевич, а как вы готовитесь к «Спартаку?». На что Газзаев нервно выпалил: «А почему это я должен готовиться к «Спартаку»? Это пусть Спартак ко мне готовится!», сорвал микрофон и убежал. Потом правда вернулся, но отвечал односложно, и интервью было испорчено.

- А второе?

- Также было также связано с «Аланией». В 2001 году руководство клуба назначило на пост главного тренера француза Ролана Курбиса. Приехал он к нам из-за тюремного преследования на родине и за миллионом. Невероятные деньги для тех лет - остальные тренеры тогда по 100 тысяч получали. Так как я говорю по-французски, Василий Уткин предложил мне взять интервью у Курбиса. Я согласился и поехал. Но и тут один из моих первых вопросов вызвал гнев у моего собеседника. Я спросил: «Мсье Курбис, вы зачем к нам приехали?», не имея ввиду его уголовного дела, о котором я тот момент и не знал. Но француз исполнил уже известный мне трюк с микрофоном и сказал, что не будет со мной разговаривать, потому что я плохо говорю по-французски. Так что, когда имеешь дело с интервью, очень важно уметь правильно и своевременно задавать вопросы. А из того, что мне удалось, могу выделить флэш-интервью после матча «Зенит»-«Порто» в Петербурге в 2011 году. Была ничья 0:0. После игры пришли Спалетти, Аршавин, Малафеев и Шатов. И у меня получилось каждого заставить улыбнуться и отвечать на вопросы с удовольствием и интересом.

- Если бы у вас была возможность поговорить с любым человеком, который когда-либо существовал, то кто бы это был?

- Умберто Эко. Я считаю, что его философия нужна человеку как виду. Мне сейчас тяжело в нашей стране. Например, из его «Пять эссе на темы этики» и политических статей можно понять, что то, что делал Берлускони в 1999-2001 гг., сейчас делает Путин. Мне бы хотелось поглубже заглянуть в сознание человека, который понимает, как мы живем. Я хотел бы его спросить, правильно ли я к этому отношусь, как мне учить своих детей. Очень интересно было бы узнать его мнение о том, что происходит в мире. Это была бы очень полезная встреча.

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные