Русское спортивное зарубежье
Блог

Не только в Старом Свете

Когда речь заходит о спортивной стороне бытия белоэмигрантского движения в двадцатые-тридцатые годы прошлого столетия, то все внимание сосредотачивается на событиях, происходивших прежде всего в Старом Свете.  И удивляться этому вряд ли стоит, ведь все внимание было сосредоточено на противостоянии, происходившего в центральной части еще пока единой страны. И уже гораздо меньше внимания оказалось прикованном к событиям, происходившим на краю бывшей Российской империи спустя несколько лет после эвакуации армии Врангеля из Крыма. А ведь после краха империи, за ее кордонами, только в Харбине, к середине 20-х годов оказалось порядка двухсот тысяч бывших подданых РИ. В конце 1923 года на китайской территории оказались и беженцы из Дальневосточной республики. Обстановка в Манчжурии была весьма непростой и при малейшей возможности русские эмигранты старались перебраться в более спокойные страны. Так, к примеру харбинцы – Георгий Мутовкин, Иван Наливайко и Всеволод Федоров, практиковавшиеся в легкой атлетике, переехали во Францию.  Первому, кстати, прочили большое будущее.  Но, победы в нескольких турнирах, участие в 3-их студенческих играх в составе сборной Франции не перевесили стремление получить высшее профессиональное образование. И по окончании Парижского университета Мутовкин, можно сказать, вернулся в «родные места».  Правда не в Харбин, а в Шанхай, где в начале тридцатых годов собралась внушительная русская колония.  Многие русские эмигранты посостоятельнее старались перебраться в Шанхай - город стабильный и спокойный, расположенный все же не так далеко.   Жизнь в Харбине в 20-30 годы была весьма неспокойной. Территория Северного Китая оказалась сосредоточением интересов трех стран – Китая, Советского Союза и милитаристской Японии. Судя по газетным сообщениям, в Харбине и на остальной территории, редко какая неделя обходилась без убийства или криминальной разборки, а то и шпионского скандала. Ни дать ни взять – китайский Чикаго! Тем не менее, спорт и физическая культура вошли в жизнь русских харбинцев весьма основательно. Редко какие выходные и праздничные дни обходились без спортивных состязаний по теннису, легкой атлетике, боксу, настольному теннису, гиревому спорту, шахматам.  Русские спортсмены регулярно принимали участие в общеманчжурских олимпиадах и спартакиадах КВЖД. Поэтому не удивительно, что фамилии спортсменов были на слуху. Так, у любителей спорта не надо было спрашивать кто такие – Нестеров, Вознесенский, Щербаков, удивлявшие публику рекордными номерами с гирями. Хороша была в Харбине и школа бокса, которую на ринге представляли Мельников, Абкович, Левченко, Юзефович, Шеин. Но наибольшую известность приобрел в тридцатые годы боксер Андрей Шилаев. Увы, жизнь его оборвалась трагически после одного из боев в США.  Как ни удивительно, но широкое распространение в Харбине получил такой дорогой вид спорта, как теннис. Причем компанию сильному полу – Голощапову, Рыкову, Вранину, здесь составил отряд представительниц прекрасного пола в лице Белоножкиной, Добровольской, Подставниной, Рачинской.   В Харбине начал свою спортивную карьеру студент электротехнического факультета  Эдуард Индриксон. Компанию ему составили товарищи по команде по настольному теннису – Володченко, братья Дризуль, Михайлов, Коренев и Полушин.  В конце двадцатых Индриксон перебрался в Шанхай и в 1939 году стал сильнейшим пингпонистом французского клуба Cercle Sportif Fransais. В эти же годы он пять раз становился чемпионом русской колонии Шанхая по настольному теннису.  Где они оказался после второй мировой и как сложилась их судьбы? Вероятней всего следующий этап их жизни прошел уже где-то за океаном, в США или Австралии. А может и того по далее!       

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные