Блог С миру по Нитке

В теннисе нет ничего важнее «Больших шлемов». Но почему ими стали именно Australian Open, «Ролан Гаррос», «Уимблдон» и US Open?

В Мельбурне на прошлой неделе закончился Australian Open – один из четырех турниров «Большого шлема». «Большие шлемы» – самые престижные соревнования в теннисе. Но почему их четыре? И почему именно эти? И почему их так назвали?

Давайте разбираться.

Главные турниры назначили, статус Australian Open под сомнение ставили очень долго

Группа из четырех турниров сложилась в 1924-м. До нее Международная федерация лаун-тенниса (которая позже потеряет букву Л и превратится в современную ITF) признавала три турнира главнейшими в календаре: «Уимблдон» и еще два чемпионата мира, которые появились в 1912-1913 годах.

Один был Чемпионатом мира на твердых кортах – так по-английски тогда называли грунт. Этот турнир проводили в Париже.

Второй был Чемпионатом мира на крытых кортах, под которыми тогда подразумевали паркет. В отличие от двух других крупнейших турниров, у него не было фиксированного места проведения, и за шесть лет существования (с 1913-го по 1923-й с перерывом на Первую мировую войну) он разыгрывался в Стокгольме, Париже, Лондоне, Копенгагене, Санкт-Морице и Копенгагене.

Чемпионату мира на крытых кортах было трудно привлекать игроков из-за пределов Европы, поэтому систему решили поменять – предварительно посовещавшись с игроками и представителями «Уимблдона», которые хотели убедиться, что его престиж и достоинство не пострадают. Чемпионаты мира уничтожили, а вместо них главными назначили другие турниры: «Уимблдон» и чемпионаты Франции (который позже превратится в «Ролан Гаррос»), США и Австралии.

Если с «Уимблдоном» все более-менее ясно, то почему другие три турнира стали считаться самыми важными, не очень понятно. В ITF на мой вопрос о критериях отбора не ответили, так что пришлось искать ответ в старых газетах.

Решение об отмене чемпионатов мира было принято 16 марта 1923-го. Но брисбенская The Telegraph 28 февраля писала: «Предлагается, что другие национальные чемпионаты, как австралийский и французский, должны получить равный статус с «Уимблдоном». А The New York Times 17 марта писала, что вместо чемпионатов мира федерация тенниса признала четыре национальных чемпионата – Англии, Франции, США и Австралии.

Теннисисты не знают, кем был Ролан Гаррос. А мы расскажем

В номерах The Sydney Morning Herald от 9 ноября 1923 года и 5 июня 1924 года можно найти объяснение, что австралийский чемпионат признали национальным, потому что «турнир является представительным для австралийского тенниса».

Кроме того, в то же время чемпионат Франции изменил критерии отбора, и на него стали допускать не только членов французских теннисных клубов, а вообще всех теннисистов. Таким образом, можно предположить, что главными турнирами Международная федерация лаун-теннис признала просто основные соревнования в главных теннисных странах для максимально широкого круга участников.

При этом у чемпионата Австралии были проблемы с привлечением игроков. Туда не только почти не приезжали участники из-за пределов страны (например, на дорогу на корабле из Европы уходило 45 дней), но и многие австралийцы тоже не ездили, потому что страна большая. Например, в 1906-м набралось всего восемь участников, один из которых снялся. Правда, тогда турнир проходил всего второй раз, назывался чемпионатом Австралазии и проводился в Новой Зеландии.

Но при этом Австралия в начале XX века определенно была одной из главных теннисных стран мира. Британцы завезли теннис в свою колонию еще в 1878-м (через год после первого «Уимблдона»), а в первой половине столетия в уже независимой стране было самое высокое в мире соотношение кортов к населению.

Кроме того, историческая близость с Британией наверняка сыграла роль в том, что чемпионат Австралии вошел в группу самых престижных турниров. В конце концов, Великобритания – родина тенниса, которая в 1920-х еще оставалась в нем главной силой.

Как бы там ни было, статус чемпионата Австралии ставили под сомнения чуть ли не до начала 1990-х. Например, в 1984-м The New York Times писала: «Многие топ-игроки считают Australian Open географически нежелательным <…> К недовольству многих чиновников даже распространено желание лишить турнир статуса «Большого шлема».

Сейчас статус Australian Open под сомнение уже никто не ставит, потому что это самый продвинутый и один из самых богатых турниров мира.

«Большой шлем» пришел из карт и закрепился в теннисе вместе с его первым обладателем

Когда Международная федерация лаун-тенниса создала новую категорию самых престижных стартов, у нее не было названия. За него надо благодарить журналистов.

В карточной игре бридж большим шлемом называют ситуацию, когда игрок провел безупречную партию. К середине первой половины XX века бридж стал очень популярен в Британии и США, а его термины начали употребляться применительно к другим видам спорта. Например, так называли сухие победы в сериях в командных видах спорта – в том числе в теннисе.

Но для обозначения победы на всех главных турнирах термин «большой шлем» пришел в теннис через гольф. В 1930-м гольфист Бобби Джонс выиграл четыре главных турнира по гольфу, и журналисты писали что он «сделал Большой шлем». А в 1933-м австралиец Джек Кроуфорд был близок к тому, чтобы собрать все четыре престижнейших чемпионата в теннисе, и Алан Гулд из филадельфийской газеты Reading Eagle выпустил заметку «Теннисный Большой шлем».

Окончательно название закрепилось в 1938-м, когда американец Дон Бадж первым собрал теннисный Большой шлем. За год до этого он привел США к победе в Кубке Дэвиса, который в те времена считался главнейшим турниром и ценился выше индивидуальных. После этого Бадж решил сделать то, чего до него никто не делал.

На тот момент американец был безоговорочно самым сильным теннисистом мира, и на пути к Большому шлему больше всего проблем ему доставили не соперники, а шестидневный ураган, который обрушился на Нью-Йорк, когда до места в истории Баджу оставалось два матча. В ожидании полуфинала теннисист днем тренировался на крытых кортах в бруклинском казино (да-да, именно так), а вечера проводил в джаз-клубах.

В итоге Бадж собрал все четыре победы, почти не проигрывая сеты. В 1937-1938-м он вообще выиграл 92 матча и 14 турниров подряд, включая шесть «Больших шлемов». Когда он победил в Нью-Йорке, теннисный корреспондент The New York Times Эллисон Данциг написал: «До него никто не обладал одновременно американской, британской, французской и австралийской коронами. Это Большой шлем, который призывает к сравнению с достижением Бобби Джонса в гольфе».

С тех пор употребление термина изменилось, и «Большими шлемами» называют в том числе отдельные турниры (именно поэтому мы на сайте решили писать Большой шлем без кавычек, когда речь идет про все четыре турнира, но в кавычках, когда это турнир «Большого шлема» или «Большой шлем» в значении одного из четырех) . Но это словосочетание уже почти 80 лет обозначает самое дорогое для любого игрока.

Australian Open был дном. Теперь это лучший турнир мира

25 игроков брали «Большие шлемы» в 2010-х. Вспомните всех?

Теннис – самый одинокий вид спорта, на игроков безумное давление. Поэтому в нем много истерик и психов

Фото: Gettyimages.ru/Topical Press Agency, Hulton Archive, Keystone/Hulton Archive, F. Stephenson/Topical Press Agency, Scott Barbour

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья