Блог Любительский блог романиста

Почему «Рома» не «Боруссия», или чем клиенты отличаются от болельщиков

В последние дни «дортмундское чудо» - самая модная тема обсуждений в футбольном мире. Всем нравится история о том, как небольшому клубу удалось преодолеть тяжелейший финансовый кризис, практически банкротство,  и выйти снова на самый высокий уровень, выиграв чемпионат и стать сенсацией в Лиге Чемпионов, одолев намного более богатые и «звездные» клубы, сохранив свое лицо и уникальный местный характер. Финансовая модель «Боруссии» вызывает восхищение специалистов и выглядит единственной возможной для развивающихся клубов, к которым можно легко отнести «Рому». Вообще, при желании, можно провести довольно много параллелей и аналогий в истории «Ромы» и «Боруссии», даже если забыть о том, что эту модель развития как пример приводили новые менеджеры «Ромы». Начать аналогию можно слоганами «Настоящая любовь» у немцев и «Единственная большая любовь» у «Ромы». Если серьезно, то обе команды пережили большой взлет – «Боруссия» раньше, «Рома» чуть позже, связанный с финансовыми вливаниями и могучей фигурой тренера -  Хитцфельда и Капелло. «Боруссия» выиграла больше, и не только с Хитцфельдом, но по римским меркам и одно скудетто «Ромы» вместе с несколькими годами борьбы в первой тройке можно считать местной «золотой эрой». Примерно в одно и то же время «Рома» и «Боруссия» стали публичными компаниями и вывели свои акции на биржу. Сейчас, кстати, обе жалеют об этом, но «Рома», в отличие от «Боруссии», открыто заявила о планах   уйти с биржи в ближайшие годы. Обе много тратили на трансферы, причем если для «Боруссии» много – это три сезона,  в течение которых команда тратила по 20-30 млн евро, то   «Роме» «золотая эра» Франко Сенси обошлась в 150 млн евро. Так или иначе, обе команды подошли к логичному завершению жизни не по средствам – к состоянию фактического банкротства, что у «Ромы» осложнялось банкротством родительской компании, долгие годы закрывавшей финансовый дефицит футбольного клуба. «Боруссии» пришлось продавать стадион, «Роме» - свою спортивную базу и бренд (поскольку стадиона в собственности не было). Различия начинаются после этой переломной точки. Вот как описывает это время председатель правления «Боруссии» Ханс-Йоахим Ватцке в блестящем интервью,  отрывки из которого будут часто встречаться в этой статье. 

— Вы возглавили клуб в 2005 году. Вы хорошо помните, в каком состоянии тогда находилась «Боруссия»? — В ужасном. Это было ровно восемь лет и пять дней тому назад, мне только сегодня утром пришло это в голову, и я опять пропустил юбилей. Ситуация была из разряда mission impossible. Во вторник я обратился к специалистам по реструктуризации и банкротству, а в среду вечером они мне прямо сказали: клуб по уши в долгах, нужно завтра же утром объявить на бирже, что «Боруссия» находится под угрозой банкротства, а в пятницу созвать кредиторов, иначе уже в понедельник вас обвинят в затягивании объявления о банкротстве, и у вас будут еще более серьезные проблемы. Это была катастрофа. Кредиторы согласились на отсрочку выплат, но в то же время сформировали наблюдательный совет, который должен был утверждать каждое наше решение. У клуба было €122 млн долгов, это много, но главная проблема состояла в том, что €90 млн подлежало выплате, а денег просто не было. Стадион был продан. В случае банкротства все игроки могли покинуть клуб бесплатно. Мы должны были платить за аренду стадиона €17 млн в год. То есть в первую очередь нам нужно было избежать банкротства, а уже потом как-то пытаться поставить клуб на ноги. Мы понятия не имели, как это сделать, но мой опыт говорил мне, что в какой-то момент обязательно подвернется шанс. Это и случилось примерно через год. Мы экономили как сумасшедшие: за 18 месяцев снизили расходы на содержание команды с €57 млн до €24 млн. Что, разумеется, не сделало нас сильнее. Но в 2006 году я познакомился с шефом европейского отделения Morgan Stanley. Я предложил ему заняться реструктуризацией «Боруссии», выкупить какие-то кредиты, увеличить капитал, приобрести наши акции. Он согласился, и в течение следующих двух лет Morgan Stanley был нашим крупнейшим акционером, а кроме того одолжил нам €80 млн, благодаря чему мы смогли выкупить стадион обратно и больше не платить за аренду. Мы очень обязаны Morgan Stanley, наши нынешние успехи базируются на этой реструктуризации.   

Тот же Morgan Stanley (американское отделение) сейчас занимается поиском новый акционеров для «Ромы». А в те годы,  в 2005, когда уже было понятно, что эра Капелло и больших трат завершена, «Рома», будучи уже в тяжелейшем финансовом положении, упустила шанс пойти по тому же пути, сократить расходы и если не  сделать из клуба источник выздоровления родительской компании, то хотя бы избежать его отторжения банку, последующую процедуру банкротства и продажу с молотка. В 2004-05 «Рома» переживает не только финансовый, но и игровой кризис, меняет четырех тренеров за сезон, борется за выживание в Серии А, но в результате попадает в Кубок УЕФА за счет выхода в финал Кубка Италии. В следующем сезоне тренерскую скамейку доверяют Лучано Спаллетти,  у которого не сразу, но получается построить самобытную команду, играющую в веселый  футбол. Спаллетти занимает 5-тое место, которое становится вторым в результате  всеитальянского скандала. Кальчополи   оставляет в Серии А фактически только один финансово мощный клуб - «Интер». Самое подходящее время для перехода на новую экономическую модель, ведущую к финансовой независимости и стабильности, однако Розелла Сенси, фактически возглавлявшая клуб в те годы, выбирает «журавля в небе» ипродолжает тратиться на трансферы и зарплаты. С учетом лигочемпионских денег клуб выходит на  минимальную самоокупаемость, в год непопадания в это соревнование «Роме» было нечем платить зарплаты и пришлось продавать Аквилани,   общий долг родительской компании «Италпетроли» не только не снижается, но и продолжает расти, руководство ведет себя так, как будто его не существует, хотя клуб уже на 49% передан во владение главному кредитору – «Юникредиту». Поскольку, несмотря на раздутую зарплатную ведомость, конкурировать с серверными грандами в вопросе оплаты футболистов не получается, практически каждый год «Рома» теряла своих важных игроков, но продолжала дорогостоящий «шоппинг», перемежая его с подписанием свободных агентов, никакой ставки на свою молодежь не происходит.  В клубе постоянно задерживают зарплату, команда рискует потерять очки в  результате финансовых нарушений. Сложно сказать, что было в основе этого решения – азартная страсть все же выиграть постоянно ускользающее из рук скудетто,  а после  - хоть потоп,  или же страх того, что процесс капитальной перестройки команды, сопряженный с потерей приемлемых спортивных результатов, вызовет активное недовольство болельщиков, и так не восторгающихся клубной политикой Розеллы Сенси.   «Боруссия» переживает похоже – год со сменой трех тренеров и борьбой за выживание, уход главной звезды – Метцельдера, еще и бесплатно, отсутствие крупных трансферов. Доверившись тренеру без победной биографии, дортмундцы дали ему два года на строительство команды и середину таблицы, все это время продолжая гарантировать 100 %-тную поддержку своим любимцам. То есть делали все то, что совершенно невозможно представить в Риме. Главным образом, три фактора отделяют «Рому» от повторения «дортмундского чуда». 

Фактор первый: Болельщики 

Болельщики являются владельцами дортмундской «Боруссии», они заполняют 80-тысячный стадион даже в самые плохие годы, причем население города составляет всего 600-тысяч. Болельщики «Ромы» в последний раз обеспечивали аншлаг на 80-тысячном Олимпико в самом начале 2000-ных. Большая часть тифози предпочитают следить за командой по радио и платному тв, что вообще характерно для Италии последних десятилетий, но для «Ромы» типично также совершенно потребительское отношение к «зрелищу» - например, число сезонных абонементов жестко связано с результатами летней трансферной кампании. Сейчас римские радиостанции призывают болельщиков бойкотировать начавшуюся раньше обычного кампанию по продаже абонементов, пока не будет понятно, кто будет тренером и кем усилится клуб летом. «Ядро» аудитории, присутствие которых не зависит от результатов, составляет менее 30 тысяч челочек, из которых 20 тысяч – постоянные владельцы сезонных абонементов,  а в Риме проживает более 2,5 млн человек. Слово Ватцке: 

— Я не хочу никаких инвесторов. […] Потому что инвесторы всегда пытаются влиять на происходящее в клубе. А мы знаем лучше всех, что для «Боруссии» хорошо, а что нет. Я не хочу Романа Абрамовича, который может сказать: «Мы берем Шевченко». Это не наш путь. 99,9% наших фанатов не хотят инвестора, потому что желают оставаться частью клуба, а не просто прыгать и кричать на трибуне, поддерживая команду, которая принадлежит Абрамовичу или шейху из Катара. […] Мы остались клубами в буквальном смысле, где фанаты благодаря своему членству в конечном итоге могут принимать участие в принятии решений. — Звучит романтично. — Не только звучит, мы и есть романтики. Когда твои болельщики романтики, ты тоже должен им быть, иначе в долгосрочной перспективе не добьешься успеха. В Англии — клиенты, у нас — фанаты. В конце концов, именно они определяют, что происходит в клубе.  

Тифози «Ромы» - клиенты, но не в экономическом «английском» значении этого слова,  а в самом первом, древнеримском*, политическом. Они не готовы ни к организации,  ни к обладанию клубом – единственная инициатива к объединению – общество болельщиков  MyRoma, которое было создано  в 2010 году    с целью выкупить акции клуба на деньги болельщиков по примеру немецких и испанских  клубов, до сих пор остается очень мелким акционером с очень красивыми и успешными инициативами, но без какой-либо массовой, тем более – финансовой поддержки со стороны тифозерии. Даже когда клуб находился на грани окончательного банкротства, перешел во владение кредиторам и в течение года довольно непрозрачным образом  искал новых хозяев, никаких массовых выступлений, волнений или организованных мероприятий с целью понять будущее клуба,  или же повлиять на выбор будущего,  в Риме не было. 99% тифози  хотят видеть в клубе патриархального патрона - кого-то типа Франко Сенси, но побогаче: чтобы все также выкидывал деньги на дорогих игроков, но чтобы эти деньги не кончались. 

* Клиент (от лат. cliens) — в Древнем Риме свободный гражданин, отдавшийся под покровительство патрона и находящийся от него в зависимости. Патрон(лат. patronus, от pater — отец) в римском праве — знатный гражданин (первоначально из патрициев), покровитель зависимых от него вольноотпущенников и клиентов и их защитник на суде.  Клиенты, в свою очередь, должны были каждое утро приветствовать своего патрона в его доме, выполнять функции посыльных, быть его личной охраной или клакёрами при выступлениях. 

 

Фактор второй: Трансферная политика и отношение к игрокам 

С 2004 года у «Боруссии» – ни одной покупки дороже 5,5 млн евро (исключение – 17-миллионный Ройс), вот как описывает трансферную политику клуба все тот же Ватцке: 

- Мы с самого начала понимали, что нам периодически придется расставаться с футболистами, тем более когда о нас все говорят, журнал FourFourTwo выходит с обложкой «Самый горячий европейский клуб». Но мы в состоянии сделать так, чтобы уходил максимум один. Это, конечно, расстраивает, но не является большой проблемой. Мы заранее понимаем, кто может покинуть команду, и можем готовиться к этому за год или даже за два. […]  Конечно, в какой-то степени нам сопутствует удача, это очевидно. Когда ты покупаешь Кагаву за €350 000, вероятность того, что ты получаешь будущую звезду международного масштаба, не очень велика. Михаэль Цорк очень здорово выстроил скаутскую систему, а еще нас отличает от других то, что мы начинаем вести игрока, думать, подойдет ли он нам, за несколько лет до его возможного приобретения.   — То есть не стоит ждать, что вы летом потратите на кого-нибудь миллионов 50? — Это абсолютно исключено, у нас другая политика. Да, если мы видим игрока топ-уровня, то готовы выложить за него €17 млн, как в случае с Марко Ройсом. Но он — исключение. Марко из Дортмунда, мы ни секунды не сомневались, потому что знали, что можем сделать его еще сильнее, у нас игроки развиваются. А футболистов, стоящих в районе €40 млн, мы вообще не рассматриваем в качестве возможных новичков. 

Что происходит в “Роме”, когда только появляется слух о продаже одного из ключевых игроков? Правильно, массовая истерика. Основные тезисы (все опровергнуты опытом "Боруссии", да и не только): - Мы не хотим быть как “Удинезе”. - Невозможно построить сильную команду, продавая сильных игроков. - Невозможно стать сильной командой, покупая никому неизвестных молодых игроков. - Нам нужны только состоявшиеся звезды, “игроки уровня “Ромы”. К примеру, нынешнему руководству многие до сих пор не могут простить продажу Борини, хотя взамен был куплен более дорогой Дестро, и это  стала операция не принесла никаких дополнительных денег клубу, но более талантливого футболиста. Но все равно она воспринимается в стиле “большие клубы так не поступают”. И кстати, для того, чтобы никому неизвестный игрок вышел на высокий уровень, требуется несколько лет – посмотрите на нынешнего Черчи, например.  Вот политика «Боруссии»: 

 

 - В принципе, мы придерживаемся совершенно иной философии, чем многие клубы, в которых пытаются выжать из игрока максимум с помощью давления. Мы же стараемся сделать то же, но благодаря доверию. Мы никогда не поставим футболиста к позорному столбу, не будем открыто его критиковать. Или же, когда мы хотим приобрести кого-то, мы не будем в течение трех недель устраивать театр в газетах. Мы защищаем каждого игрока, футболисты это знают, и все, кто покидает нас, говорят: «Это было классное время». Мы не можем удерживать футболистов благодаря высоким зарплатам, наши расходы на содержание команды все еще составляют €60 млн, а у «Баварии» — 130. Но мы в состоянии соперничать с ней с помощью иной философии, привлекать игроков другими способами. 

В случае «Ромы» - поменяйте каждое слово на противоположное. Рим прекрасно умеет «ломать» игроков, но совершенно не умеет их дожидаться, если ждать приходится более двух матчей. - Это игрок не уровня «Ромы». - Это игрок не уровня Серии А. - В пропущенном голе\в поражении\провальном чемпионате виноват именно он. - Даже безногий «ХХХ» лучше, чем здоровый «УУУ» (в результате, кстати, зачастую на поле остается травмированный игрок, фактически оставляя команду в меньшинстве, но сохраняя психологический комфорт болельщикам). - Далее – свист на поле при объявлении состава, свист при касании игрока мячом, свист после матча, свист во время празднования гола, камни, яйца в машину, надписи на двери, ругань в твиттере, супермаркетах и на улицах. Довольно редко молодые игроки, покидая «Рому», говорят : «Это было классное время». 

Третий фактор: доверие тренеру 

Ну и больной на сегодня вопрос – выбор тренера. Обратимся к Ватцке: 

Я всегда стараюсь собрать вокруг себя сильных людей, это основной принцип для достижения успеха. У нас отличный спортивный директор Михаэль Цорк, с которым мы в 2007 году разработали новую философию «Боруссии»: ставка на молодых, вертикальный футбол и т. д. Конечно, для реализации философии нужен подходящий тренер; если ты ее будешь менять каждый раз, когда меняешь тренера, то это не философия. Пригласить Клоппа из второй бундеслиги было смелым решением, но мы были полностью убеждены, что он нам подходит. […] после двухчасового разговора с Юргеном я был уверен, что он  нужный нам человек. Мы ведь не сразу стали чемпионами, но я ни дня не сомневался в том, что мы приняли верное решение. Даже когда мы не могли выиграть восемь матчей подряд, у нас с Цорком было чувство, что мы на правильном пути. 

 

Больше всего это похоже на историю с приглашением Луиса Энрике. Сабатини и Бальдини постоянно говорили о поддержке тренера и о том, что у них одинаковая философия и взгляды на футбол. Проблема в том, что давление прессы, окружения и болельщиков оказалось невыносимым, и тренер сам принял решение об уходе, хотя менеджмент уговаривал его остаться.Главными причинами отказа в доверии стало: 

  1. отсутствие сиюминутного результата (Клопп сначала стал шестым, потом – пятым, а в свой третий сезон – чемпионом)
  2. отсутствие победной биографии (Клопп до «Боруссии» ничего не выиграл, работал по большей части в Серии Б и выступал телевизионным экспертом). 

Попытка с Земаном провалилась по большей части из-за личных особенностей характера тренера, хотя изначально ему предложили ту же поддержку, что и испанцу: двухлетний контракт и полностью удовлетворили требования по трансферам. Тем не менее, крики «Земан убирайся» начались после 6-го тура, а свист трибун при объявлении состава – к 9-тому, к 23-ему туру Курва Суд высказалась официально за увольнение тренера. 8 матчей без побед в Риме? Вы, должно быть,   шутите. Сейчас главные требования «окружения» - болельщиков, прессы, экспертов – получить тренера «с гарантированно успешным прошлым». Всем понятно, что это не гарантирует успешного будущего, но про это предпочитают не вспоминать,  перспективных наставников типа Пиоли или Ди Франческо основная масса видеть не хочет, так как считает их недостойными и неамбициозными. Так что романисты, когда вы восхищаетесь потрясающей игрой «Боруссии», их успехами в Германии и Европе, прекрасными воспитанниками и эффектными трибунами, помните, что «Роме» для достижения стабильного успеха, требуется: 

  1. заполучить полный стадион болельщиков, разделяющих ценности клуба (и построить свой собственный стадион);
  2. доверять молодым и малоизвестным игрокам, терпеть их взросление, становление и ошибки в течение нескольких лет;
  3. быть готовыми продавать по одному лидеру каждое лето и продавать своих «звезд», как только они запрашивают зарплату на уровне топ-клуба.

То есть, все то, что с началом «новой эры» Бальдини и Сабатини называли «культурной революцией», но быстро перестали.  Следуя такой политике, «Рома» смогла бы вывести клуб на самоокупаемость, выплатить долги за стадион, поскольку на его строительство сейчас «Рома» заработать не в состоянии, и только потом, после начала получения прибыли, перейти к существованию в режиме топ-клуба типа «Манчестер Юнайтед». Римские тифози конечно же не виноваты в том, что они такие, какие есть. В итальянской «большой семерке» нет ни одного финансово успешного клуба, первым из таковых может стать «Ювентус», которому вынужденная смена парадигмы развития  также стоила нескольких лет довольно далеко от вершины, но по ряду причин там это произошло легче. «Роме», опять-таки по ряду причин, предстоит стать пионером. Менеджмент  вполне трезво понимает, как выжить в этом бизнесе, вопрос только в том, сумеют ли они преодолеть на своем пути бесконечный «человеческий фактор». Возможно, успех «Боруссии» будет более убедительным фактом, чем многочисленные объяснения и увещевания. 

Полный текст интервью Ханс-Йоахима Ватцке:

http://www.sports.ru/tribuna/blogs/prosport/453136.html

С уважением Ваш "романист"

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья