Сила в движении
Блог

Новое имя в КХЛ! В «Динамо» приехал тренер вратарей из Швеции

В начале июня тренерский штаб бело-голубых пополнил специалист по вратарям из Швеции Магнус Веннстрем. Удивительно, но для Магнуса это первый трансфер в карьере, так как будучи и игроком, и тренером он оставался в шведском «Регле» и в целом провел там 26 лет. В интервью пресс-службе клуба Веннстрем рассказал о том как состоялся переход, о подготовке к новому вызову и сильных сторонах русской вратарской школы.

— Что вы знали о «Динамо» до перехода сюда и какие ассоциации, у вас связаны с этой командой?

— Я знал, что «Динамо» — команда с большой историей и традициями, выступающая в одной из лучших лиг в мире. В целом имел некоторое представление о «Динамо», так как был подписан в инстаграме на КХЛ, слышал, что Александр Овечкин — воспитанник динамовской школы, это фантастический хоккеист. А сейчас могу сказать, что мне выпала большая честь — стать частью тренерского штаба такого великого клуба.

— Когда и как получили предложение о продолжении карьеры в «Динамо»?

— Это произошло по ходу чемпионата мира в Риге, агент рассказал о том, что «Динамо» заинтересовано в моих услугах. Как уже сказал, это большая честь, поэтому все обдумал, обсудил с семьей и очень рад, что мы все решили, и я принял предложение.

— Как вы оказались в тренерском штабе Дании на чемпионате мира? Довольны полученным опытом?

 

— Тренеры сборной Дании искали специалиста по вратарям, и меня порекомендовали люди, кто знали и меня, и тренерский штаб датчан. Мне понравилось, новый и полезный опыт для меня, работать с этой командой и тренерами, узнать новых людей. Интересно было пожить и в «пузыре», это тоже опыт, чтобы понять, готов ли ты к таким условиям, как было в плей-офф НХЛ, когда ситуация с коронавирусом улучшилась. Все было здорово организовано. Считаю, что сборная Дании выступила хорошо, были близки к выходу в плей-офф.

 

 

— «Динамо» — ваш первый трансфер в хоккейной карьере из родного клуба, это добавляет особенности этому событию?

— Да, поэтому и было сложновато принять решение, потому что нужно переезжать, выходить из зоны комфорта, но мы все основательно обсудили с семьей и решили, что нужно ехать, это то, что мне бы хотелось попробовать. Это новый вызов, новый уровень.

— Кстати, почему так вышло, что вы и играли, и тренировали в одном и том же клубе?

— Сначала просто рос и становился лучше как игрок в «Регле», развивался как личность, потом как тренер в команде, затем это стало удобно, потому что появились дети и переезжать с места на место становилось сложно. Поэтому оставался в одном клубе довольно долго. Теперь дети подросли, и оставлять дом стало проще. Всегда чувствовал, что достиг определенного уровня как тренер в этой команде и готов к новому этапу. Поэтому, раз уж появилась возможность, то нужно ею воспользоваться, думаю, это что-то новое и хорошее.

 

— Что вы в целом знаете о КХЛ, есть ли у вас знакомые, играющие или тренирующие в этой лиге?

— Да, у меня довольно много знакомых и среди игроков, и среди тренеров, к некоторым обращался за советом перед тем как принять предложение от «Динамо». Первым, с кем поговорил, стал Кори Мерфи (играл за минское «Динамо» в сезоне 2012/2013), последние три сезона мы работали вместе, он сказал, что здесь отличные условия и возможности. Я такого же мнения: эта лига, в которой играет много талантливых хоккеистов, здесь все на высоком профессиональном уровне. Для меня она вторая лучшая лига в мире после НХЛ, рад, что теперь имею к ней отношение.

 

 

— С нашим шведом Оскаром Линдбергом пересекались прежде?

— Нет, но говорил с ним по телефону этим летом, когда решил перейти в «Динамо», спрашивал уже больше по мелочам, что и как тут устроено. Прежде с ним знаком не был, просто позвонил и сказал: «Привет, мы будем работать в одной команде».

— Как-нибудь готовились перед приездом, может быть, смотрели матчи или хайлайты?

— Именно это и делал последние месяцы, особое внимание, конечно же, уделял вратарям «Динамо» Еременко, Бочарову, Кузнецову, изучал, как играют, чтобы хорошо их знать, перед тем как приступить к тренировкам, развивать лучшие качества вратарей и сильные стороны, помогать показывать свой лучший хоккей.

 

— Как можете охарактеризовать вратарскую линию «Динамо»?

— Еременко выступает в КХЛ с самого ее появления и до этого уже играл на высоком уровне довольно долго, поэтому Александр отлично читает игру, часто предугадывает действия полевых игроков, то есть, если он почувствовал, что это произойдет – то это сто процентов случится. Хорошо выбирает позицию, реагирует на броски. Еременко на протяжении долгого времени доказывает, что остается одним из лучших вратарей в КХЛ. Бочарова знаю еще с чемпионата мира. Я входил в тренерский штаб Дании, наблюдал за ним в матче с Великобританией, так как предложение от «Динамо» уже поступило. Иван еще довольно молод. Как хороший современный вратарь, здорово играет по позиции, выбирает нужные позы, хорошо читает игру, стремится расти и становиться лучше с каждым днем. Кузнецова в деле видел нечасто, в КХЛ в прошлом сезоне он провел не так много матчей, но из того, что увидел — поражен тому, как держится в воротах. Георгий очень талантливый вратарь, и если продолжит работать над собой, то его ждет большое будущее.

 

— Нет ли сложностей во взаимопонимании и языковых барьеров?

— Да, сложно, возможно, пока все не так, как мы привыкли, но мы находим пути, чтобы общаться и понимать друг друга. Во время тренировки нам переводит Кузнецов, иногда используем язык тела, вне льда использую переводчик на телефоне, чтобы общаться и взаимодействовать. Думаю, всегда можно найти способ поговорить и понять, что каждый думает,  в конце концов, хоккейный язык – международный язык.

— На первой тренировке с «Динамо» вы взяли клюшку у Александра Еременко и удивились, чему же?

— Она была тяжелой и старой, в смысле — модель старого образца, такой еще я играл, сейчас редко какого вратаря встретишь с такой клюшкой, поэтому и удивился, увидев ее сегодня.

— Помимо основных вратарей вы успели поработать и с молодыми голкиперами бело-голубых, что скажете о них?

— Максим Моторыгин — гибкий и быстрый, но он молод и ему есть, куда расти и над чем работать, чтобы выйти на новый уровень. Быть может, повторюсь, но тут единая формула: если ежедневно работаешь над собой, не понижаешь требований к себе, то тебя ждет больше будущее.

— Как вы думаете, возраст для вратаря имеет значение?

— Поначалу мне казалось, что да. Думал, что максимальный возраст для вратаря 31-33 года, когда он может быть полезен команде, несмотря на накопленные опыт и мудрость. Но я наблюдал, и как игрок, а затем как тренер, и понял, что возраст вратаря в итоге просто цифры, по крайней мере, для меня. Я знаю парней, которым 41-42 года и у них физическая форма лучше, чем у ребят помоложе.

— Вы уже говорили с Алексеем Кудашовым о том, чего он хочет от вас и в каком направлении двигаться?

— Да, мы говорили, но пока не останавливались так детально на этих моментах, обозначили путь — в каком направлении нам нужно двигаться дальше, как будут взаимодействовать вратари и защитники, но это постоянный процесс, а не дело одного разговора. Каждому понятно, кто и что должен делать, но впереди еще много работы и обсуждений перед началом регулярного чемпионата.

 

— Что в целом можете сказать о русской вратарской школе и ее сильных сторонах?

— Если в Швеции больше уделают внимание блокировкам бросков, игре по углам ворот, играют плотно, то в русской школе микс из всех аспектов, русские вратари очень гибкие, используют руки и ноги, могут играть как высоко по воротам, так и низко, растянувшись в шпагате, остановить шайбу, это отличное качество русских вратарей.

— Когда еще вы были вратарем, кто для вас был примером?

— Томи Сало, скорее всего, но во времена, когда играл я, было много классных голкиперов своего времени. Хотя с тех пор игра вратарей очень изменилась, стала более продвинутой, можно смело утверждать, что теперь все совсем иначе.

— Как думаете, сейчас вратарям приходится сложнее?

— И да, и нет. Игра стала горазда быстрее, поэтому стало тяжелее, но в то же время вратари сейчас получают больше помощи, чем в мое время. Сейчас в каждой профессиональной команде есть тренер по вратарям, который работает с ним ежедневно, качество экипировки гораздо лучше, она более анатомическая и больше защищает. Поэтому в определенных моментах сейчас вратарю проще, в других сложнее. Но сейчас вратарь знает гораздо больше, что он делает правильно, а что наоборот. А когда я играл, тренер по вратарям со мной работал один раз в две недели, было сложно понять, правильно ли я что-то делаю или нет. Раньше вратари были больше представлены сами себе, тренеры ведь заняты полевыми игроками, а мы были как отдельная страна.

— Тренером вы работаете довольно продолжительное время, сильно изменились взгляды и подходы к тренировкам за это время?

— Конечно, когда я только начинал работать тренером вратарей, все внимание было сконцентрировано на технике и на правильности выполнения упражнений. Сейчас больше внимания уделяю игре на позиции, ее выбору, чтению и пониманию всей игры, предугадыванию намерений хоккеистов. Чтобы выбрать нужную позицию, прежде чем хоккеист сделает бросок, в общем, больше тактики, а не техники.

— Чего вы ждете от нового этапа вашей карьеры? Все-таки вы впервые сменили не только команду, но и страну?

— Хотелось бы, чтобы мой первый сезон прошел потрясающе, чтобы вратари становились лучше и играли хорошо, помогали команде побеждать. Не забегал далеко в будущее, но надеюсь, что проработаю здесь не один сезон, буду продолжать готовить вратарей и помогать им становиться лучше, побеждать, и это главная цель прямо сейчас.

— Прежде бывали в России?

— Нет, в России впервые. Перед стартом сборов у меня было немного времени, чтобы прогуляться в центре Москвы, и я впечатлен. Очень красиво, гулял по Красной Площади, заходил в ГУМ, очень красивый молл, и здание, и оформление, но не знал, что там, оказывается, нужно было попробовать мороженое, поэтому вернусь обязательно. Пока гулял, звонил по видео-звонку своей семье, показывал, они теперь тоже хотят увидеть Москву и, как только смогут прилететь, сразу же это сделают.

 

— Какие отличия успели подметить за время, проведенное здесь?

— Хоккей здесь быстрее, тренировки длиннее и насыщеннее, большое внимание уделяется катанию, причем катанию с нагрузками, это довольно непросто. В целом предсезонная подготовка здесь продолжительнее, в Швеции мы собираемся недели за две до начала сезона, и за это время проводим 4-5 товарищеских матчей.

— Есть ли сложности, с которыми вы столкнулись?

— Только язык, когда тренеры говорят с командой, объясняют что-то на тренировке, я пока не все понимаю, но хорошо, что они параллельно рисуют схемы упражнений или задания на планшете, для меня это непривычно, но стараюсь выучить главные хоккейные слова, чтобы убрать эти границы.

— Сколько слов уже знаете? Есть ли те, которые сложно выговорить?

— Привет, доброе утро, спасибо, чай, кофе, клюшка, могу посчитать, но не могу выговорить «пять», у меня вечно получается «пиат», «пят», «пият», сколько бы раз ни повторял, но это меня не останавливает.

 

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные