«Движение вверх»
Блог

Андрей Ведищев: «После успехов в европейских турнирах мы приняли решение, что нам подходит модель «Жальгириса»

Президент ПБК «Локомотив-Кубань» – о своей игровой карьере, внезапном переходе в управленцы, развитии клуба и важной работе по подготовке резерва российского баскетбола.

– Андрей Владимирович, вы уроженец Ставрополя. Мы знаем, сколько топовых игроков подготовило Ставропольское училище олимпийского резерва. В чем его секрет?

– Секрета никакого нет. Это была союзная система. Леша Саврасенко, Никита Моргунов… В этом училище выросло много хороших игроков. Тогда было два успешных специализированных интерната в стране – в Санкт-Петербурге и в Ставрополе. К тому же в то время было очень много соревнований, мы постоянно участвовали в турнирах, что помогало росту мастерства.

– Большее значение в этом играла система или роль отдельно взятого человека?

– Все взаимосвязано. В первую очередь – это была система, но принижать значимость влияния отдельных ярких личностей нельзя. У нас были легендарные тренеры Геннадий Леонидович Самарский и Михаил Васильевич Комиссаров. Мне посчастливилось с 16-ти лет тренироваться под их руководством.

– Откуда берет свои истоки ваша любовь к баскетболу?

– Все идет с детского возраста. Я был трудным ребенком, со второго класса было много энергии и доставлял немало хлопот и дома, и в школе. Чтобы немного дисциплинировать – решили отдать меня в надежные руки. И это оказался баскетбольный тренер. Поначалу я пропускал даже какие-то тренировки, но с каждым днем баскетбол все больше и больше начинал мне нравиться. Совсем скоро пришло время первых соревнований. Чувство, когда попадаешь в эту атмосферу, наверное и стало отправной точкой к настоящей любви к баскетболу.

– Можно сказать, что тот ставропольский интернат стал неким прообразом того, что вы создаете сейчас в «Локомотиве-Кубань»?

– Отличия есть, и они существенные. Там была система, связанная с подготовкой игроков юношеского возраста. Клуб – это уже другая история. Здесь все более тонко настраивается под переход ребят от одного возраста к другому, чтобы они в конечном итоге безболезненно выходили на уровень, необходимый для выступления в основной команде. Я понимаю существующие требования к подготовке ребят в 17-18 лет, чтобы у них были шансы заиграть на самом высоком уровне. В спортшколах сейчас, к сожалению, готовить детей с высокими спортивными навыками не могут. И это большая проблема. 

– Ваша профессиональная баскетбольная карьера началась в 17 лет в клубе «Алеко». Носили полотенца старожилам команды?

– Я помню, что собирал после тренировок по залу мячи. Это была нормальная практика, потому что я был самым молодым в команде. С «дедами» проблем не было, я очень быстро влился в состав.

– Назовите 3 качества, которые помогли вам в скором времени стать лидером команды.

– Это любовь к баскетболу, желание тренироваться. Твердый характер и, конечно, упорство. Многим талантливым игрокам сегодня не хватает именно упорства. И еще высокая работоспособность. Без нее ты не выйдешь на высокий уровень.

– Те, кто играл с вами, рассказывают, что уже в 90-х вы делали степбэки. Как они появились в вашем арсенале?

– Помню, что на одной из тренировок детский тренер нам сказал: «Сегодня у нас импровизация. Сделайте что-то, что вы никогда не видели, придумайте какой-нибудь технический элемент». Наверное, оттуда эти степбэки и пошли.

– Клуб «Алеко» дважды в 90-х ездил в США. Вспомните этот опыт.

– Я вообще, получается, впервые выехал за границу сразу в Америку. В альма-матер всего баскетбола. Организация спортивного процесса, отношение к нему, обслуживание команд, медицина – все было на другом уровне. Поражали на тот момент детали – раздевалки, тейпы…

Не обошлось и без курьезов. Перед поездкой в интернате нам выдали странные кроссовки, которые особо-то и не подходили для игры в баскетбол. Когда мы вышли на площадку, нам сказали, что в них ни в коем случае нельзя играть. Сошлись на том, что нам сделали тейпирование. Помню первые ощущения – будто мне забетонировали ноги.

В 92-м году мы сыграли 11 матчей в штате Айова, а первая поездка в США была в 90-м году, даже не с клубом, а в составе юношеской команды.

– Что тогда творилось в вашей голове?

– Невероятные ощущения. Идеальные залы, жесткий паркет, табло, фермы… Все высшего уровня. Помню, как нас крупно обыграл университет Айовы из первого дивизиона NCAA, за который играли студенты первого-второго курсов.

– Руки после таких поражений не опускались?

– Главная мысль, которая осталась после того выезда: необходимость больше тренироваться. Я понял, что нужно делать, чтобы подняться на следующий уровень.

– Кстати, раз уж вы вспомнили о паркете, на котором тогда играли. Мы ведь сейчас находимся на паркете, которому могут позавидовать некоторые клубы NBA (разговор состоялся на паркете краснодарского «Баскет-Холла» – прим.).

– Это была наша мечта. Благодаря поддержке Министерства физической культуры и спорта Краснодарского края мы купили американский паркет Robinson, на котором играют около 20-ти клубов NBA. Для студентов выйти и сыграть здесь матч (разговор состоялся в преддверии Матча звезд АСБ 2021 – прим.) будет настоящим кайфом.

– В вашей игровой карьере был период, когда вы выступали за рубежом – в Польше и в Австрии…

– Да, интересный опыт. 90-е годы, сложное время, время невыплат зарплат. Я тогда играл за московский «Спартак», которого сейчас, к сожалению, нет. В 94-м году подписал контракт на 5 лет. Играли неплохо, участвовали в еврокубках, но все сезоны были разными из-за проблем с финансированием. Я и семья устали от этого всего.     

Подумал, почему бы и не попробовать куда-то съездить? Нам тогда не платили деньги, и я решил, что поеду зарабатывать что-то для семьи за границу.

Уехал в польскую «Сталь», неплохую команду, которая занимала 2-3 место в чемпионате. Приехал туда, провел какое-то количество матчей, которые мы выиграли, а потом мне сказали: «Мы тебе часть денег выплатим, но больше у нас денег нет». Я вернулся в Россию, а уже на следующий сезон уехал в Австрию, в чемпионский клуб, в Санкт-Пельтен (UKJ SUBA Sankt Pölten – прим.), с трехлетним контрактом.

Но это, если честно, была уже больше любительская история. Мы играли по 2 часа 5x5 – такие там были тренировки, без выходных. В выходные – матчи. Мы участвовали в чемпионате Австрии и в Кубке Сапорты. Тренером был служащий местной церкви, он вечером приходил, ставил кресло, а мы 2 часа просто бегали.

Финансовые условия там меня более-менее устраивали, но не устраивал такой подход. Я чувствовал в себе силы для чего-то большего.

– Дайте совет тем, кого в похожих условиях устраивает абсолютно все.

– Совет один: стремиться к большему. У каждого человека свои требования, свои внутренние установки. Кто-то довольствуется малым, кто-то ставит перед собой высокие цели. Чтобы было движение вверх, ты должен гореть желанием не останавливаться на достигнутом. 

– 30 лет – самый расцвет спортивных сил. Почему вы приняли решение завершить игровую карьеру?

– Я играл за «Локомотив» из Минеральных Вод, мы готовились к финалу Кубка Корача. Тогда не было такого скаутинга, как сейчас. Нам кто-то должен был передать видео о сопернике, но тренер и руководство сказали, что все это неважно, обойдемся и без просмотра. Мол, их первый номер без броска, и мы в принципе сильнее.  

Конечно, мы чувствовали в себе силы, но когда вышли на паркет против французского «Нанси» и увидели 6 тысяч зрителей на трибунах, а потом то, как первый номер, который без броска, за 20 минут забил нам 5 «трешек», то стало понятно, что к финалу мы не подготовились должным образом.

Это все осталось у меня в памяти, а упущенная возможность выиграть титул стимулировала расти профессионально. Думаю, я еще лет 5 мог бы играть, серьезных травм у меня не было, но генеральный спонсор предложил мне, капитану команды, возглавить клуб.

– Расскажите, как проходил этот разговор. 

– Люди Владимира Борисовича Воробьева, тогда начальника Северо-Кавказской железной дороги, подошли ко мне и сказали, что шеф хочет со мной встретиться. Владимир Борисович уже лично озвучил мне свое предложение: «Я хочу, чтобы команда переехала из Минеральных Вод в Ростов-на-Дону. Считаем, что ты, как никто другой, подходишь для этого. Я готов доверить тебе команду, принимай решение».

– Сколько вы думали над этим предложением?

– Несколько дней, наверное, подумал, а потом сказал, что готов. А семья еще 2-3 месяца ничего не знала. Говорил им, что мне нужно быть на юге, с командой, но никто не понимал, что я уже не игрок и занимаюсь уже совсем другими вопросами.

– Как вы думаете, какие качества помогли вам получить это предложение?

– Мне как-то сложно оценивать себя, наверное, это был какой-то знак свыше.

– Вы когда-нибудь жалели о том, что приняли это предложение?

– Нет, ни разу. Жалел лишь о том, что не выиграл на клубном уровне что-то значимое. Было все для этого, но так сложилось.

– Есть ли какой-то универсальный совет, когда стоить заканчивать спортивную карьеру?

– Для каждого человека это индивидуально. Ты должен чувствовать, когда сделать этот шаг, чтобы самому комфортно было жить дальше после принятого решения. 

Я же ушел на менеджерскую должность, хотя чувствовал, что могу играть. Наверное, стратегически думал о будущем.

– Сложно ли было превратиться из игрока в управленца?

– Было очень непросто, нужно было перестроить себя в первую очередь психологически. С ребятами, с которыми ты был на паркете, теперь должен был вести себя уже по-другому. Были и обиды, и непонимание… Я это все помню, но это нужно было сделать. Передо мной стояли уже другие задачи. Да, были ошибки, но мы шли вперед. 

– Можете вспомнить самую большую ошибку, которую вы, будучи управленцем, совершили?

– Глобальных ошибок, считаю, у нас не было. Были вопросы по селекции, по тренерам…

Могу сказать о самом сложном решении. Это, безусловно, переезд клуба из Ростова-на-Дону в Краснодар в 2009-м году. Я его инициировал и получил поддержку президента РЖД Владимира Якунина.

Мы были готовы сделать большой клуб в Ростове-на-Дону, но для этого там не было необходимой инфраструктуры. А в Краснодарском крае губернатор был в этом заинтересован, уже велось строительство «Баскет-Холла». Мы видели, что через год-два здесь будут созданы все условия для команды топ-уровня.

– А у вас не было мысли стать тренером?

– Была, но я гоню ее от себя. Ты не можешь быть тренером периодически, ты должен быть погружен в эту работу постоянно. Совмещать управленческую и тренерскую работу невозможно.   

А вообще тема тренера – одна из самых острых на сегодняшний день. Нам катастрофически не хватает качественных российских специалистов. Долгое время единственным клубом в Единой Лиге ВТБ, который возглавлял российский специалист, – был «Локомотив-Кубань».

Я очень рад, что Евгений Юрьевич Пашутин работает у нас. Это уже титулованный тренер, с которым мы побеждали в Кубке Европы, были близки к выходу в плей-офф Евролиги.

– В 2011-м году вы окончили МГИМО. Что вас побудило к учебе?

– Я окончил МГИМО по программе МВА «Международный бизнес и деловое администрирование в индустрии спорта», учился в вечернее время, летал из Краснодара в Москву. Это было интересно, занимательно, узнал много нового.

А решение пойти учиться принял, потому что, будучи спортсменом, не получил необходимого образования. Понимал, что мне нужно наверстывать упущенное, узнавать что-то новое. 

– Расскажите, чем занимается президент профессионального баскетбольного клуба?

– Всем, что связано с деятельностью клуба. Это и спортивная часть, и работа с болельщиками, и развитие клубной инфраструктуры… Я никогда не думал, что буду управлять стройкой. У нас создан целый отдел капстроительства, при поддержке РЖД мы строим объект, который станет одним из лучших тренировочных центров в стране. Строим его для нашей молодежи.

Легионеры – это всегда краткосрочная история, временный успех, а потом ты оказываешься у разбитого корыта и должен искать какие-то резервы, а их нет. Поэтому в 2017-м году мы приняли решение о формировании собственной полноценной структуры резервных команд. После успехов в европейских турнирах поняли, что для регионального клуба подходит модель «Жальгириса». А для этого нужно создать условия – для тренировок, питания, восстановления…

– Каким вы видите «Локомотив-Кубань» в 2030-м году?

– Вижу, что «Локомотив-Кубань» будет представлен во всех топ-турнирах, мы будем играть всего с двумя-тремя легионерами, баскетбол будет занимать место одного из основных видов спорта в Краснодарском крае.

Я, как президент краевой федерации баскетбола, озабочен тем, чтобы как можно больше людей занималось баскетболом в регионе. Мы реанимируем соревнования, которых много лет не было в крае, внедряем масштабные городские и краевые турниры, охватывая все детско-юношеские возрастные группы.

Ну и еще, конечно же, вижу максимальное представительство игроков «Локо» в сборной России.

– Ваша самая большая победа в спорте?

– Думаю, что она еще не случилась.

– А победа в жизни?

– Моя семья.

– Ваша баскетбольная мечта. 

– Для клуба – чемпионство в Единой Лиге ВТБ. Для семьи – у меня дети играют в баскетбол, хочу, чтобы они все свои таланты реализовали на максимальном уровне, у них все для этого есть.

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья