Блог Заводной апельсин

Дик Адвокат: «Тимощука я никому не продам»

За два года в России главный тренер «Зенита» раздал считанное количество интересных интервью. Дик Адвокат приветлив, но всегда сдержан в том, что говорит публике. Накануне бойни «Зенита» с «Баварией» журнал PROспорт съездил в Петербург и разговорил Адвоката о перевоспитании Погребняка, покупке чернокожего футболиста и продаже Тимощука. Накануне ответного полуфинала Кубка УЕФА «Заводной апельсин» публикует это интервью.

– Полузащитник «Крыльев Советов» Андрей Тихонов сказал, что во время ответного матча «Хетафе» – «Бавария» не спал до трех ночи, потому что болел за немцев. Он страстно переживает за «Зенит» в Кубке УЕФА и считает, что в полуфинале вашей команде нужно играть именно с немцами. С ними у вас будет больше концентрации, да и центральные защитники у них медленные.

– Об этом я и говорю. «Бавария» – более открытая команда. С ней можно играть в футбол, в то время как «Хетафе» наверняка закрыл бы все подходы к воротам. Правда, о защитниках Тихонов сказал слишком категорично. В центре у них играют игроки сборной Аргентины и Бразилии, по краям – сборной Германии. Очень неплохая компания. Особенно, если учесть, что мой правый защитник сломал палец, а центральный – продан в «Ливерпуль».

– Какие отношения у вас сложились с «Баварией», когда вы работали в Германии?

– В «Боруссии» я проработал всего четыре месяца, причем один – это каникулы. Так что мои отношения с Мюнхеном завязались 9 лет назад в Лиге чемпионов, когда я тренировал «Рейнджерс». У нас в то время была прекрасная команда. Дома мы сыграли 1:1, причем пропустили гол на 94-й минуте из-за досадного рикошета. Микаэль Тарнат по ходу матча все свои штрафные посылал выше ворот, но в самом конце попал в стенку. Бум – рикошет, бум – мяч в воротах. В Мюнхене мы уступили 0:1, но играли гораздо лучше. «Бавария» всегда была опытной командой, которая может повернуть ход матча в свою сторону.

«Если в России оставить все, как есть, то это начало конца»

– Немецкий футбол – зрелище для гурманов. Тот, кто хочет видеть на поле фантазию и вымысел, а не жесткую борьбу раскаченных футболистов, с трудом досмотрит до конца игру Бундеслиги. Какого вы мнения о местном футболе?

– Высокого. Хотя бы потому что у них потрясающие стадионы абсолютно у всех команд. «Зенит» играл в Леверкузене – это самый старый стадион из всех, но даже при том он выглядит прекрасно. На этих аренах постелены чудесные поля. В общем, все то, чего так не хватает России. Наши поля неправдоподобного качества. Они приходят в порядок только к июню-июлю, и только в это время можно начинать играть в нормальный футбол – как, кстати, «Зенит» и сделал в прошлом году. Если бы российскую премьер-лигу перенести на немецкие стадионы, получился бы один из сильнейших чемпионатов в Европе. В России так много денег, но так мало хороших арен. Почему, когда я говорю об этом, меня никто не слушает? Если в России собираются оставлять все, как есть, то это начало конца. Ни один футболист не поедет сюда играть в футбол.

– Этот крик вызван трансферными неудачами «Зенита»?

– Сейчас у меня отличная команда, но ее надо усилить двумя-тремя игроками. Я вижу на их место определенных людей, хочу сделать им предложение, но точно знаю: они не поедут в Россию. Даже если сейчас им платят меньше, чем предлагаем мы. Потому что они предпочтут деньгам нормальные условия для игры в футбол. Кроме того, о чемпионате России никто не знает – его не показывают в Европе. При том, что качество игры не хуже, чем в других странах. Я говорю так, не потому что работаю здесь. Я говорю правду: восемь, а то и все десять команд в России играют в очень хороший футбол. Просто условий для того, чтобы его показывать, здесь нет. Как делают в Голландии. Говорят: если не построите новый стадион или не приведете в порядок старый, не получите лицензию и не сможете принимать участие в чемпионате. Это единственно верный путь и для России. Только один вопрос: кто поставит такие условия?

Темные и «Зенит»

– Все ваши интервью в начале этого сезона – гром и молнии по поводу того, что «Зенит» не купил зимой достаточно игроков. Что вам помешало сделать покупки?

– Об этом надо спросить руководство. Я постоянно говорил об этом через прессу, и они не могли не знать, что нам нужны игроки. Впрочем, был период, когда Сергей Фурсенко был болен, а потом получил новую должность и ушел из «Зенита». Для покупок момент был не самый подходящий. Возможно, это и было причиной того, что мы сделали ошибку и не купили как минимум двух новых игроков.

«Я собираюсь спросить у фанатов, как они отреагируют на покупку темнокожего игрока»

– Когда несколько недель назад по интернету поплыли слухи об интересе «Зенита» к Вальбуэна, я зашел на один из форумов питерских болельщиков и первым же комментарием увидел вопрос фразу: «Это негр?» Существует ли вероятность, что этим летом, когда вы будете усиливать команду, в цветах «Зенита», наконец, появится черный?

– Для меня в этом нет никаких проблем. В составах всех российских команд есть темнокожие игроки, и я бы с радостью с ними работал. Дело в наших фанатах. Если честно, я не понимаю, как можно уделять так много внимания цвету кожи. Я одинаково отношусь абсолютно ко всем – белым, черным, красным. Однако фанаты – самое важно, что есть у «Зенита». Поэтому я ближайшем будущем я собираюсь спросить у них напрямую, как они отреагируют, если в «Зените» окажется темнокожий футболист.

– Каким образом вы хотите это сделать? Провести референдум?

– Пару раз в год мы встречаемся с болельщиками. Может быть, у нас будет возможность пообщаться совсем скоро. Тогда и поговорим. Большинство игроков, которые могут сделать «Зенит» сильнее, имеют темный цвет кожи. Посмотрите хотя бы на бразильцев из ЦСКА.

– Вы выиграли для «Зенита» чемпионат России, протащили его в полуфинал Кубка УЕФА. Кажется, только вам…

– (поправляя ворот рубашки) Суперкубок.

– Прошу прошения, еще и выиграли Суперкубок. Кажется, только вам питерские болельщики могут разрешить такую непопулярную для Петербурга покупку.

– Надеюсь. Но если они меня не поймут, я не буду этого делать. Я не хочу покупать игрока, которого не примут фанаты.

Австралия и предательство

– У фанатов «Зенита» есть повод для серьезной обиды на вас. Узнав, что тренер любимой команды задолго до окончания сезона подписывает контракт со сборной Австралии, кто-то посчитал это предательством.

– Я подписал этот контракт достаточно рано – тогда, когда у «Зенита» ничего не получалось. Март, апрель, май – все шло наперекосяк, и я решил, что закончу работать в Петербурге в конце года. Но затем все стало меняться. Тренировки, игры – у парней все стало получаться. Общение становилось все лучше и лучше, команда поняла, чего я от нее хочу. Я понял, что хочу продолжить работать с этой командой. И в сентябре сказал руководству «Зенита», что останусь, если они уладят юридические вопросы с Австралией.

– Говорят, вы так хотели возглавить Австралию, чтобы общаться с игроками на одном языке и забыть о том, кто такой переводчик.

– Это было причиной, но не главной. Главным было то, что я мог бы работать в Голландии. 80 процентов игроков сборной Австралии играет в Европе – их можно собирать в Голландии и спокойно тренировать. К тому же работа в сборной – это не ежедневный труд. Когда ты в клубе, то пашешь 7 дней в неделе. Иногда хочется не только работать, но и жить. Ну и общение – это тоже причина. Сейчас с «Зенитом» общаться много проще – меня понимают достаточно хорошо. Но, тем не менее, разговаривать через переводчика – это довольно сложно.

– Вы не испытываете неудобства перед австралийцами? Мягко говоря, вы их подвели.

– Мне жаль, что так получилось. Это очень хорошие люди. Но я сказал вам, почему я решил остаться. Они не хотят мириться с этим просто так, и я их понимаю. Уже пять месяцев прошло с тех пор, как завязалась эта история, и до сих пор нет окончательного решения. Хорошо бы, чтобы клуб уладил все как можно быстрее.

«В Петербурге меня оставили две вещи – команда и зарплата»

– В Голландии считают, что вы отказались от Австралии по очень простой причине: против той зарплаты, которую вам предложили в «Зените», устоять невозможно. Да и вообще, на родине у вас репутация человека, который очень любит деньги.

– Так оно есть. В Австралии я бы получал немного. И я не скрываю, что в Петербурге меня оставили две вещи – команда и зарплата. Но люди, которые говорят про меня в Голландии, пять дней в неделю сидят в телевизоре и делают это не за бесплатно. Кроме того, не я определяю свою зарплату. Другие люди решают, сколько стоит платить за мою работу.

– Вы всегда работали в обеспеченных командах. Для чего вам сейчас нужны деньги?

– Чтобы закончить тренерскую карьеру… Как и для большинство тренеров и игроков, как таковые деньги мне не нужны. На первом месте для меня – удовольствие от работы. И только потом идет то, как она оплачивается. А это, повторюсь, решаю не я, а другие люди.

Аршавин и алкоголизм

– Хотя в межсезонье «Зенит» не купил ни одного форварда, новый нападающий в вашей команде все-таки появился. На старте сезона Павел Погребняк играет так, как будто это не он бегал в прошлом году в зенитовской майке. Что произошло?

– Он стал понимать, что от него требуется. От него требуется находиться напротив ворот. Раньше было много моментов, когда его там не было. Павел – страйкер, тот, кто забивает голы, поэтому должен всегда находится перед воротами. К тому же он стал мощнее. Удачнее ведет борьбу, выигрывает ее, приносит гораздо больше пользы для команды, чем раньше. В прошлом году мы много общались с Павлом, но иногда он думал, что многие вещи знает лучше других. Когда в начале этого года его не вызвали в сборную, я еще раз сказал, что ему нужно находиться внутри штрафной. Павел – не плеймекер, чтобы ее покидать. И он сделал это! Вошел в штрафную и начал забивать.

– Слышал, что многие игроки «Зенита» не довольны Фатихом Текке. Якобы у турка бывает только два состояния: либо он травмирован, либо не хочет играть.

– Мне все равно, что думают игроки. Думаю здесь я, а игроки должны играть в футбол, причем делать это как можно лучше. Лучше думать о себе, чем о других футболистах.

– Обещание Текке забить 64 гола за два года, которое он дал по приезду в Петербург, сейчас выглядит довольно смешно – на его счету всего 10 голов. В чем его главная проблема?

– В том, что он не играет. Там, где он мог бы сыграть, удачно действует Павел. Если у Павла будут какие-то проблемы, у Текке появится шанс. У Текке схожая ситуация с Домингесом. Эти игроки обладают огромным потенциалом, но они могут реализовать его, только когда постоянно выходят на поле. Сейчас оба здоровы. Но когда были травмированы, стали заниматься вместе с командой позже – тогда другие игроки были уже полностью готовы. Им приходилось догонять, а в таких ситуациях бороться за место в составе намного тяжелее.

– За гостевым матчем с «Марселем» наблюдали скауты туринского «Ювентуса» – они просматривали Анатолия Тимощука. Насколько реально, что лучший игрок вашей команды покинет «Зенит» этим летом?

– Я не буду обсуждать это, потому что Анатолий связан с «Зенитом» контрактом еще на два года. Я не собираюсь никуда отпускать капитана в год, когда мы стартуем в Лиге чемпионов.

– Тем не менее, даже команде, спонсируемой «Газпромом», могут сделать предложение, от которого нельзя отказаться. Как вы себе поведете, если оно вам все-таки поступит?

– Не буду говорить. Чтобы ни игрок, ни люди, которые могут сделать это предложение, об этом даже не думали. Все, забудьте об этом.

– В прошлом году, за полгода до того, как «Ливерпуль» перекупил у вас Мартина Шкртела, вы говорили, что ему рано думать о переезде в большой клуб. Вчера Шкртел играл в полуфинале Лиги чемпионов.

– Я был удивлен тому, что «Ливерпуль» сделал ему предложение. В прошлом году Шкртел допускал ошибки. Однако он молод, он был игроком основного состава «Зенита», игроком в сборной. Я рад за то, что он переехал в Англию и здорово сейчас там играет. Мартин – профессионал, трудяга и просто хороший парень.

«Аршавин доказал: он должен играть только в топ-клубе»

– Неделю назад Роман Широков дал интервью, в котором признался, что еще несколько лет назад был алкоголиком. В прошлом году им интересовался «Спартак», но, наведя справки, отказался от сделки. Почему вы не испугались его прошлого?

– К счастью, я не знал об этом прошлом – мне никто о нем не рассказал. (улыбается) И очень здорово, что не рассказали. Хотя своего желания пригласить его в команду я бы не поменял. Каждый игрок должен получить шанс. О трудном этапе в жизни Романа я узнал только из самого интервью. Я уважаю эти слова. Никто не заставлял его говорить это, но он все равно сказал правду. Я уважаю честных людей.

– Алкоголь и футбол – несовместимые вещи?

– Джордж Бест пил до самой субботней ночи, но в воскресенье выходил на поле и играл лучше всех в Англии. Если ты знаешь возможности своего тела – нет проблем. Кому-то отдыхать помогает чашка кофе, кому-то – бокал пива.

– К курящим футболистам у вас такой же подход?

– В мое время игроки дымили, как паровозы. Даже в перерыве матчей запирались в туалете, курили и тушили окурки в раковине. Все зависит от того, какую игру ты показываешь, потушив этот окурок. Я не знаю ни одного футболиста «Зенита», который курит. Знаю только, что курит наш доктор (смеется).

– Андрей Аршавин очень хотел уехать этой зимой в Европу, но остался в Петербурге. Почему?

– Нам не поступили предложения, которые достойны Андрея. Он должен играть в топ-команде, а к нам обращались середняки. Они были не сильнее «Зенита» и не играли в Лиге чемпионов. Начало этого сезона доказало: если Андрей и должен уезжать, то только в топ-клуб.

P.S. В следующем номере журнала PROспорт будет рассказ о тренере, который вовсе не дает интервью. Вожак казанского «Рубина» Курбан Бердыев – в рассказах людей, которые с ним работали. В продаже с понедельника 5 мая.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья