Блог Подозрительная сова

«Рычаги раскручивания могли быть более жесткими» – Валентин Филатов о тренерстве и социальном государстве

Бывший игрок «Зенита», «Спартак-Нальчик» и «Тосно» Валентин Филатов дал интервью Денису Ельфину.

После гола, который, по слухам, похоронил Карпина в «Спартаке», прошло шесть лет. За это время Валентин завершил карьеру игрока и принял участие в проекте на You-Tube. Сейчас он тренирует детей в петербургской СШОР «Искра».

Денис Ельфин встретился с Валентином Филатовым и поговорил о карьере игрока, работе с блогером Никитой Ковальчуком и социальном государстве. 

«Да, я потерял в финансах, но не потерял в игровой практике, что для меня было гораздо важнее»

– После травмы в «Зените» карьера продолжилась в Румынии. Как вы там оказались?

– История непростая. В 2003 году пришел Сарсания, который, начал продвигать «своих» игроков. Он закрыл  дорогу петербургским ребятам в основную команду и молодежку. Ну, не будем о плохом. В своё время у меня была серьезная травма (разрыв боковых крестообразных связок), после которой пытался набрать игровую форму. Для этого, естественно, нужно было играть в хорошем чемпионате. Пока искал клуб, сменил несколько агентов. Разговор зашел о переезде в Томск, но агент поступил не очень хорошо. Пытался максимально заработать, и договор сорвался.

– И тогда нашлась команда в Румынии?

– Да, в Томск попасть не получилось, и я снова сменил агента. Попал на просмотр в «Динамо Бухарест», которое и выкупило меня у «Зенита». Но из-за того, что сделка затянулась – трансферное окно в Румынии закрылось, и меня не успели заявить за клуб. Выходить из ситуации пришлось так: поехал в Урзичени, где располагался фарм-клуб «Динамо Бухарест», в футбольный клуб «Униря». Там получил много удачной игровой практики и помог команде впервые выйти в высшую лигу. Потом руководства этих клубов рассорились между собой, и «Униря» стала самостоятельной командой.

– Но на бумаге вы все еще оставались игроком «Динамо»?

– И вот здесь была дилемма: играть за «Динамо» или остаться в Урзичени. Руководители в Бухаресте, после неудачного сезона, уволили тренера, который отслеживал, просматривал и, собственно, звал меня в клуб.  В систему координат нового тренера я не входил. Так мой трудовой договор полностью перешёл к «Униря». Да, я потерял в финансах, но не потерял в игровой практике, что для меня было гораздо важнее. Две команды стали играть в одной лиге. Через несколько месяцев в «Унирю» пришел новый тренер, Дан Петреску.

– Как складывались отношения с ним?

– Человеком он был для меня новым. По «Челси» его помнил плохо. Болел больше за «Ливерпуль» и «Арсенал». Как тренера его тоже не знал. До Румынии он тогда успел поработать, вроде бы,  в Польше. Те четыре-пять месяцев, которые  играл под его руководством, были достаточно интересными. Знаете, как только меняется тренер - начинается пертурбация: появляются новые игроки, новое видение игры. И тут необходимо «попасть в  струю». Не факт, что нужно было убирать Орака, который был до Петреску. На это, видимо, повлияли личные взаимоотношения с президентом. Вообще, руководители клубов – достаточно эмоциональные и эпатажные люди. 

  Как обстояли дела с общением?

– Сложно. У меня был языковой барьер. Элементарные слова на румынском выучил,но этого не хватало. Английский до конца тоже не знал. Более-менее меня понимали сербы. Приходилось использовать смешение трех языков. На футбольном поле этого достаточно, а так – языка, конечно, не хватало. Думаю, это одна из основных причин, почему я разорвал контракт, хотя мог играть еще полтора года. Пришлось искать варианты продолжения карьеры в России, где чемпионат посильнее румынского.  

«Национальные интересы должны быть выше интересов каких-то фирм»

– Как оцениваете уровень РПЛ сейчас?

– Средний. Много подводных камней, подковерных игр. В таких ситуациях футбол уходит на второй план. Те же приключения с внедрением VAR. 

– Не поддерживаете?

– Нет. Я не поддерживаю. Если до этого люди справлялись, зачем вводить? Раньше и ответственность судейская была выше. И если судья накосячил – сам виноват. Нельзя все оптимизировать под компьютер, понимаете.

– Часть карьеры вы провели в «Спартаке» из Нальчика. Как попали туда?

– Изначально я должен был перейти в грозненский «Терек». Меня прислали на просмотр. Был декабрьский сбор. Отыграл матч. Ко мне подошли и сказали, что буквально несколько недель назад подписал контракт с другим игроком. Я в шоке, агент – тоже. Зачем было звать?! Что делать? Поехали на просмотр в Нальчик, где познакомились с Юрием Красножаном. Клуб как раз просматривал большое количество футболистов. Мне повезло - я закрепился на несколько лет.  Это самый успешный период в карьере.

– В Нальчике вы играли с Виктором Васиным. Что можете сказать о его игре в ЦСКА?

– И не только с Витей. Судьба свела с Файзулиным, Самсоновым, братьями Ятчинко и другими ребятами. В той команде был самый дружелюбный коллектив. Васин тогда только пробивался в большой футбол. Я с ним в хороших отношениях. Сложно отходить от таких тяжелых травм. У Васина также был разрыв крестообразных связок. Это повлияло на его карьерный рост. ЦСКА, конечно, топовая команда, но не его стиль игры. В другом клубе Витин потенциал мог раскрыться сильнее.

– Несмотря на это, он является игроком сборной.

– В сборной отсутствует конкуренция на его позицию. В командах чемпионата России очень много защитников-иностранцев. И проблема не только в дефиците защитников. Все топовые команды хотят лучших игроков, поэтому пренебрегают отечественными. Черчесову сложно - получается, просто не из кого выбирать. Всё идёт от экономики, от политического направления. Национальные интересы должны быть выше интересов каких-то фирм.

– Сергей Игнашевич сказал, что защитники обычно созревают к 30-ти годам. Согласны с ним?

– Не сказал бы, что к тридцати. Может, к двадцати шести, двадцати семи.

– Не поздно?

– За это время накапливается опыт. Каждая игровая ситуация уникальна. Чем больше играешь официальных игр, чем сложнее соперник, тем опытнее становишься. Не мало важно, чтобы пара центральных, а в идеале и вся линия, не менялась несколько сезонов. Сейчас это мало где можно наблюдать. 

– В чём феномен «Тосно»?

– Виктор Викторович Демидов за короткий отрезок собрал отличный коллектив. Благодаря этому команда выстрелила и скоростными темпами поднялась. Дело не в бюджете, а в характере. В РПЛ могли выйти и в первый год, но тут, думаю, в дело вступили те самые подковерные игры. Может, посчитали, что слишком резво идет команда - не стоит ее запускать. Не знаю всех нюансов, но думаю, что пути для выхода были. 

«Ник - талантливый парень, но в этой ситуации повел себя странно»

– Как вы попали в проект Никиты Ковальчука на You-Tube «ЯТренер»?

– Мой последний контракт был с Питерским «Динамо». Там познакомился с Андреем Орловым, который предложил помогать Никите. Если честно, я про него никогда и не знал: в интернете интересуюсь другим контентом. Встретились, обсудили, и я приступил к работе в команде Никиты. 

 – Это был ваш первый тренерский опыт?

– Да. За время своей карьеры игрока я много тренерских методик записывал, успел поработать с Морозовым, Петржелой, Петреску и другими. Жалко, не все удалось зафиксировать. Ник давал мне свободу, что, позволило провести первые сборы на хорошем уровне.

– Кто выставлял состав на матчи?

– Объявлял состав всегда Ник, я мог лишь где-то посоветовать. На мне был тренировочный процесс.

– Сложно работать, когда тебя снимают операторы?

– Камера хоть со стороны снимает. Микрофон постоянно мешал. Этот продукт снимался для подписчиков канала. Ник мог подавать происходящее с любого ракурса. В принципе, все было достаточно лояльно, но я прекрасно понимал, что в любой момент, он может показать ситуацию так, как ему выгодно. Рычаги раскручивания могли быть более жесткими. Однако два года работы с Ником прошли в хорошей обстановке. 

– Что с ФК «Картавый Футбол» сейчас?

Молодежная команда закрыта, хотя летом еще боролась за существование. Успешно вышла в Высшую Лигу. Никита решил команду не сохранять. Желание подписчиков он не учел, да и на проведенную работу тренерского состава Алексея Нилова смотрел ревностно. Нужно было только сделать взнос, но спонсоров найти не удалось. Хочется поблагодарить ребят молодежной команды за труд и рвение, которое они проявили в тот сезон. Расстались мы с проектом не самым лучшим образом, но за полученный опыт спасибо коллективу ФК «КФ».

– Контакты с Ником поддерживаете?

– Нет. За восемь месяцев пару сообщений прислали и то, не на все вопросы ответили. Ник - талантливый парень, но в этой ситуации повел себя странно. 

«Удивляюсь, когда команды второй детской лиги пытаются выходить низом из обороны»

– Чем вы занимаетесь сейчас? 

– С середины июня тренирую детскую футбольную команду «Искра» в Металлострое.  

– Работа с детьми сложнее тренировок со взрослыми?

– Намного! Здесь тренеру нужно быть прежде всего детским психологом. Для меня это пока что тяжело. Год уникальный, что, возможно, дает мне оправдание, если что-то не получается. Ребята многие избалованные современными развлечениями, гаджетами. Не думаю, что они сильнее, чем мое поколение в их годы.

– Чем можно мотивировать ребенка?

– К сожалению, мотивирует результат, который очень важен для общественного мнения и родителей. Глупо требовать от детей невероятных результатов. Родители любят нагнетать обстановку. Все хотят победить и быть лучшими прямо сейчас, но футбольные тенденции меняются. Удивляюсь, когда команды второй детской лиги пытаются выходить низом из обороны. Тренируют то, что получается один раз из десяти. И потом говорят: «Это наша тактика, философия футбола». Философия отдавать сопернику мяч? Смешно!

«Очевидно, что есть тайные общества, которые управляют мировыми процессами»

– Вы сказали, что не наблюдали за Картавым Ником на YouTube и смотрите другой контент. Что вам нравится? 

– Мне нравится исторические и политические вещи. Интересен период сталинской эпохи; ошибки Хрущева и Брежнева в управлении государством. Почему произошла революция 1917 года? В истории много нестыковок. Очевидно, что есть тайные общества, которые управляют мировыми процессами. 

– Думаете, они участвуют в теориях заговора?

– Конечно. Существуют тысячи книг, в которых рассказывается о масонах и храмовниках. Именно от этих обществ зависит жизнь человечества.

– Вы сказали, что поддерживаете СССР. В чём видите его преимущества?

– Коммунизм, к сожалению, не сделать. Но я считаю, что государство обязано быть социально-направленным. Сейчас размываются границы национальных культур и традиций. Человечество будто участвует в каком-то эксперименте.

– Идет процесс глобализации.

– Это совершенно неправильно. Нужно беречь самобытность. Что такое генофонд? Кто такие русские, белорусы, украинцы? Мы один народ! Но несмотря на это, каждый должен сохранять свои национальные традиции. Это естественно, а смешивание и размывание - противоестественно. 

– Что вы имеете в виду?

– Сохранение генофонда в разных культурах. Если мы это потеряем - никогда уже не восстановим. 

– Каким образом это можно сделать?

– Держать границы, культуры. Жить в своих областях. Понятно, что все хотят расширять свои территории. Но суть в том, что это размывание кому-то выгодно. А выгодно оно крупным корпорациям. Если вы зайдете в любой магазин и посмотрите, кому принадлежит товар, то удивитесь. Проведя анализ, можно обнаружить, что дивиденды с их продажи идут крупным западным корпорациям. Тяжело купить даже воду отечественную. В свое время я еще мог из ключа воду пить. А ты сейчас из ключа не попьешь. 

– Может из-за того, что такую воду пить небезопасно?

– Это сейчас вам небезопасно, а у нас было безопасно. Про еду тоже самое можно сказать. Раньше не существовало такого количества загрязнений.

Фото: кадры из видео YouTube-канала «Картавый Футбол»; группа в ВК «Футбольный клуб "Искра"»; «Спорт день за днем»

Автор

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья