Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Большой футбол
Спецпроект

Он тренировал пять разных сборных на пяти чемпионатах мира

Великий футбольный путешественник Бора Милутинович.

Никто и никогда не называл его полным именем Велибор.

В Китае к нему обращались Милу, но это потому что в китайском нет ярко выраженного «р». Для всех остальных он всегда был просто Бора.

Карьера Боры Милутиновича – это поразительный географический пасьянс, раскладывая который он из одной точки земного шара перескакивал в другую с такой легкостью, будто границ и расстояний совсем нет.

(О чем речь, если сейчас Милутинович живет в Катаре вместе с женой-мексиканкой, и для него такая комбинация – это самая обыкновенная вещь на свете).

Но как главного тренера-космополита Бору Милутиновича запомнили не из-за коллекции виз в паспорте, а за вполне конкретное достижение: он тренировал пять разных сборных на пяти чемпионатах мира.

Мексика, Коста-Рика, США, Нигерия и Китай.

Страйк.

***

Кстати о коллекциях. Пока идет чемпионат мира, каждый может собрать свою собственную футбольную коллекцию и попробовать себя в роли тренера сразу нескольких команд. Сделать это совсем просто с помощью настольной игры «Большой Футбол», которая нравится и детям, и взрослым (конечно, это же футбол!). Для игры потребуются специальные мячики (фингер-боллы), игровое поле, пара ворот и ловкие пальцы. Динамичный мяч приводится в действие щелчком или толчком пальцев и после этого моментально устремляется в цель.

Найти игру можно в любом универсаме «Пятерочка». «Большой футбол» позволяет соревноваться не только в ловкости рук, но и в стратегическом мышлении. В комплекте – набор карточек с заданиями разного уровня сложности и препятствия. Фингер-боллы для игры тоже найдете в «Пятерочке» – их выдают бесплатно за покупки).

Если у вас не получилось привести свою команду к победе с первого раза, не переживайте. Просто посмотрите на Бору Милутиновича.

***

Переезжать Боре пришлось еще в детстве, но лучше бы этого никогда не было. Отец Милутиновича погиб на Второй мировой, мать вскоре умерла от туберкулеза, и Бора вместе сестрой и старшими братьями из горной сербской деревушки Баина-Башта перебрался к тете с дядей в городок вблизи границ Румынии и Болгарии. Свободного времени было полно, и пацаны гоняли мяч – засунутый в носок свиной мочевой пузырь. Потом все трое – Бора, Милош и Милорад Милутиновичи – окажутся в «Партизане» и даже вместе поиграют за сборную Югославии. Бору, в отличие от братьев, на чемпионат мира не возьмут, но он туда еще вернется.

Никто точно и не скажет, как после Швейцарии и Франции Бору занесло играть в Мексику, но здесь он нашел себя. Во второй раз женился – на сестре одноклубника (первая жена, югославка, посчитала, что в Латинской Америке ей делать нечего). Здесь же начал тренировать. И тут же, на разогретом палящим солнцем и безумной толпой стадионе «Ацтека» в Мехико, стартовал его 20-летний марафон из пяти чемпионатов мира подряд.

Мексика (1986)

Мексика во второй раз принимала чемпионат мира, и планы у Милутиновича были масштабные. Он покончил с властью клубов, игроки не вылезали из тренировочного лагеря сборной, а расписание товарищеских матчей потрясало – под 60 игр за 3 года. В будущем такой до помешательства насыщенный календарь станет любимым приемом Боры, но тогда от Мексики ждали лишь одного – что, как только стартует чемпионат, игроки свалятся от усталости.

Вместо этого Мексика не проиграла ни одного матча в группе, прошла болгар и лишь в серии пенальти пропустила дальше Германию. Это был грандиозный успех, и Милутиновича удостоили высшей награды для иностранцев – Ордена Ацтекского орла.

Коста-Рика (1990)

У Милутиновича было два месяца на подготовку, шесть отцепленных игроков (среди них капитан) и восемь проигранных матчей слабакам из низших итальянских дивизионов. Не то чтобы это все было нужно для успеха, но раз ты веришь в свои методы, то иди до конца.

Бора привез игроков в Италию за 5 недель до старта – подальше от психоза в Коста-Рике. Чтобы снять напряжение, Милутинович даже разрешил футболистам появляться на дискотеках – лишь бы они меньше парились.

И опять все ждали провала, но план Боры сработал: Коста-Рика выпуталась из сложной группы с Шотландией, Бразилией и Швецией и прорвалась в плей-офф. Там все закончилось очень быстро – разгромом от Чехословакии 1:4 – но Милутинович уж точно ни о чем не жалеет: «Вот что детям нравится в цирке? Клоуны и фокусники. За день до матча с Шотландией я был клоуном. Но после чемпионата мира я уже был фокусником. Разница всего в двух играх. Не так важно, насколько ты популярен, когда приходишь. Гораздо важнее, как к тебе относятся, когда ты уходишь». 

США (1994)

Получить эту работу Милутиновичу помог Беккенбауэр. Шел 91-й, Америка готовилась принять свой первый чемпионат мира – от его успешности зависела судьба соккера в стране, которая никак не могла привыкнуть, что мяч нельзя хватать в руки. Секретарь местной футбольной федерации Хэнк Штейбрехер проводил одно собеседование за другим, и тут подвернулась рекомендация от Беккенбауэра: «Вам нужен особенный человек. Бора может справиться с такой работой. Этот парень единственный, кто вам подойдет».

И вот Штейбрехер сидит в самолете, летящем в Мехико. Милутинович принял гостя и показал ему проработанные записи, которые вел перед прошлыми ЧМ. Возвращался Штейбрехер с мыслью: «Он наш».

Понятно, что было дальше. Все те же товарняки, дающие миллион поводов для сомнений (проиграть хилой Исландии и ничего не сделать против Молдовы… Серьезно?), рухнувшие ожидания. Не изменял себе Милутинович и в психологических приемчиках. Когда защитник Алекси Лалас показался на базе со своей знаменитой рыжей шевелюрой, Милутинович посоветовал сбрить ее ко всем чертям. Лалас вспоминал: «Бора любит проверять тебя, следить за твоей реакцией. Я был очень зол, рвал и метал: «Это Америка! Я личность!» Он не цеплялся к прическам других игроков, только к моей. Но Бора понимал, что я обязательно задумаюсь, на какие жертвы я готов ради сборной. И тогда я постригся. Мы больше никогда к этому не возвращались».

Милутинович справился: в группе Штаты обыграли Колумбию, предстартового фаворита всего чемпионата (2:1 с фатальным автоголом Андреса Эксобара), поделили очки со Швейцарией и достойно проиграли в плей-офф будущим чемпионам бразильцам. Good job, man. 

Нигерия (1998)

Бора до сих пор уверен, что с этой командой он мог взять Кубок мира. В ней было полно таланта (например, Джей-Джей Окоча и Сандей Олисе), персонажей вроде Тарибо Уэста, но, как считает Милутинович, не хватало духа.

Игроки были не в восторге от тактики и прозвали своего тренера Boring Bora, скучный Бора. Так ли это волновало Милутиновича? О, нет, ни разу: «Оборонительный футбол! Да кто, скажи-ка мне, играет в атаку на чемпионате мира? Никто! Шахматы и футбол очень похожи. В шахматах ты в первую очередь должен защитить короля. И уже потом атаковать чужого. Если ты оставляешь пространство около своего – можно сравнить с воротами – ты мертвец. Надо играть в умный футбол».

Не похоже, чтобы в первом матче с испанцами все пошло, как рассчитывал Бора – 3:2, это так нетипично для него – но разве кто-то был против:

Нигерия вышла с первого места в группе, а там дорогу к Кубку перекрыла Дания (1:4). Это был последний матч Милутиновича в плей-офф чемпионатов мира. 

Китай (2002)

Милутинович отдал бы все свои деньги (а их накопилось явно не мало) ради одного-единственного очка со сборной Китая на чемпионате мира.

На ЧМ-2002 Китай попал в одну группу с Бразилией, Коста-Рикой, Турцией, и ему крепко досталось: ноль очков, ноль голов.

Но перед таким грустным финалом Бора ощутил на себе, каково это, когда тебя обожает миллиардная страна.

Конечно, все звезды сложились: Япония и Южная Корея как хозяева не участвовали в отборе, в квалификации обошлось без гигантов. Если бы не это, ничего бы не было. Но Китаю так часто не везло (как-то раз единственным условием их пролета был результат 5:0 в параллельном матче. Надо ли говорить, чем все закончилось), что такие расклады смахивали на подарок судьбы.

В 1999-м Китай сыграл всего один международный матч. За первые 14 месяцев Боры их набралось 26. Классика.

Выход Китая на чемпионат мира был сюжетом абсолютно в стиле Милутиновича, где сначала герой обязан побывать на самом дне. Таким моментом стал вечер, когда Бора лишь под прикрытием полиции выбрался со стадиона в Шанхае. Давление критики напоминало механический пресс, когда он пообещал: если сборная завалит отбор, он сиганет с Великой Китайской стены.

И он действительно побывал там, но уже для того, чтобы постоять рядом с Пеле, который гостил в стране-участнице Кубка мира.

***

Жизнь Милутиновича не была бы настолько интересной, если бы он сам не был открыт для всего нового, не презентовал себя как гражданина мира: «Я будто путешественник в лодке, меня уносит влево, вправо, я открываю новые континенты – это необычайно. Я делюсь своим опытом и принимаю новые вызовы. Я очень счастлив, что смог прекрасно адаптироваться к каждой стране».

Те, кто работал с ним, вспоминали, как хитер Милутинович. Если ему не нравился вопрос, он прикидывался, будто не ничего не понимает (хотя свободно говорит на пяти языках). Выжать из болтовни с ним важную информацию о команде было невозможно. Да о чем тут говорить, если одно время он даже скрывал, сколько ему на самом деле лет.  

Чтобы стать своим в десятке стран, нельзя быть простаком. Даже если не имеешь ничего против, чтобы тебя называли просто Бора.

Фото: Gettyimages.ru/Simon Bruty/Allsport, Henri Szwarc/Bongarts, Mike Powell/Allsport, Stephen Dunn/Allsport; mexsport.net; REUTERS/Ivan Milutinovic, China Photo; globallookpress.com/Juha Tamminen/AFLO

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья