Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Дерон Куинт: «Когда-то и я прожигал время и деньги на вечеринках»

    Человек, установивший рекорд НХЛ, который едва ли будет когда-то побит, лучший бомбардир «Трактора» Дерон Куинт дал эксклюзивное интервью Sports.ru, из которого вы узнаете, что он хочет научиться кричать как Андрей Назаров и готов завершить карьеру в Челябинске, за кого болеют в штате Нью-Хэмпшир и чем тамошний климат отличается от уральского, сколько одноклубников знают английский и какие впечатления остались от тренировок Владимира Крикунова.

    «Попробую побить рекорд Дэллмана»

    – У вас уже одинадцать заброшенных шайб в этом сезоне. Вы лидируете в «Тракторе» и по голам, но и по набранным очкам. Защитники не так уж часто могут похвастаться подобными результатами.

    – Чудеса, да и только (смеется). С одной стороны, мне, конечно, везет, но с другой, десяток шайб – это прямое следствие того, что я постоянно бросаю по воротам. Жаль, что мои голы не всегда помогают команде победить. В самом деле, я бы с удовольствием обменял их на пару побед.

    – У лучшего снайпера среди форвардов в «Тракторе» на счету 5 шайб – вдвое меньше, чем у вас. Говорят вам что-то на этот счет нападающие? Завидуют, наверное?

    – Особых разговоров на эту тему не было (улыбается). Думаю, что в самое ближайшее время парни исправят ситуацию. Еще не сыграно ведь даже половины сезона. Пока с нападением у нас есть определенные проблемы, чего уж тут скрывать.

    – Уже подумываете о том, чтобы побить рекорд Кевина Дэллмана, который настрелял 28 шайб в регулярке-2008/09? Кстати, вы знакомы с ним?

    – Знаю его, но совсем немного. Два года назад он, конечно, провел фантастический сезон. Побить его рекорд будет крайне сложно, но если я не сбавлю обороты, то можно попробовать.

    «Сезон в Нижнекамске оставил смешанные впечатления»

    – Как вам Челябинск?

    – Отличный город. Главное, что тут очень любят хоккей. На каждом матче нас поддерживают тысячи преданных болельщиков. На высоком уровне и клубная инфраструктура. В общем, я всем доволен.

    – Один живете?

    – Да, моя семья – жена и две дочки – остались в Америке. Но они уже приезжали ко мне в гости.

    – Сколько дочкам?

    – Пять лет старшей, и три – младшей.

    «Жене и дочкам в Нижнекамске было бы сложновато»

    – До Челябинска вы немало поиграли в Европе, тогда семья была с вами?

    – Мы жили все вместе, когда я играл в Берлине. Жене и дочкам пришлось вернуться в Штаты чуть больше года назад, когда я отправился в Нижнекамск. Им там было бы сложновато.

    – Сколько человек в «Тракторе» владеют английским?

    – Так... Человек 10-12 довольно сносно говорят.

    – Это больше, чем было в «Нефтехимике»?

    – Да. Там набиралось три-четыре человека, поэтому-то в «Тракторе» мне намного комфортнее.

    – В Челябинске журналисты терзают вас после каждого матча. Прежде сталкивались с таким вниманием к себе? Утомляет?

    – Я понимаю, что такова моя работа, поэтому воспринимаю все это спокойно. Что касается прежних лет, то в Германии внимания ко мне было не меньше.

    – Вполне возможно, что «Трактор» будет бороться за путевку в плей-офф именно с «Нефтехимиком». Что думаете об этом совпадении?

    – Думаю, что «Трактор» должен выходить в плей-офф в этом сезоне. Уверен, что с новым главным тренером мы справимся с этой задачей. Нам по силам обойти в таблице и «Нефтехимик», и еще целый ряд команд.

    – А вас хотели удержать в Нижнекамске этим летом?

    – Мы обсуждали возможность продления контракта, но я решил, что лучше сменить команду. Хотелось играть в большом городе, поэтому предложение из Челябинска принял с удовольствием.

    – Сами как оцениваете год, проведенный в «Нефтехимике»?

    – Пожалуй, прошедший сезон оставил смешанные впечатления. Я всю свою жизнь играл в атакующем ключе, а в Нижнекамске во главу угла ставились действия в обороне, поэтому мне было сложно приспособиться. Тренировки у Крикунова, к тому же, слишком уж тяжелые. Но команда выступила хорошо: мы на равных бились с «Салаватом» во втором раунде и уступили в шести матчах.

    «Я единственный хоккеист в моем родном городе»

    – Расскажите о вашем родном городе, о штате Нью-Хэмпшир.

    – Я родился и вырос в маленьком городке под названием Дарем. Население его составляет 15 тысяч человек. Штат Нью-Хэмпшир – один из самых маленьких в США, находится на северо-востоке. В этой части страны много лесов, больших гор, на которых занимаются горнолыжники. Климат практически ничем не отличается от уральского.

    – Знаете, что в Нью-Хэмпшире живет примерно столько же людей, как и в Челябинске?

    – Узнал совсем недавно от своего отца (улыбается). На прошлой неделе мы говорили по телефону, и он сказал, что искал в интернете информацию о Челябинске и с удивлением обнаружил, что здесь живет больше миллиона человек. Я всегда любил мегаполисы, мне нравится, что в большом городе у тебя есть множество вариантов, как провести свободное время.

    «Отец с удивлением обнаружил, что в Челябинске живет больше миллиона человек»

    – Какие виды спорта популярны в тех местах, откуда вы родом?

    – Бейсбол и американский футбол, как и повсюду в США.

    – Однако, если не ошибаюсь, Нью-Хэмпшир не представлен ни одним клубом в главных североамериканских лигах.

    – Так и есть, поэтому люди болеют за клубы из Бостона: баскетбольный «Селтикс», бейсбольный «Ред Сокс» и хоккейный «Брюинс». До Бостона километров 80 где-то, и все ездят туда. Также в штате Массачусетс базируется футбольная команда «Нью-Инглэнд Пэтриотс».

    – Почему вы выбрали хоккей? Наверняка Ведь занимались и другими видами?

    – В детстве я занимался еще европейским футболом, но игра в хоккей доставляла мне все-таки наибольшее удовольствие, поэтому в итоге я сделал имено такой выбор.

    – Из вашего города вы единственный профессиональный хоккеист?

    – Думаю, что да (смеется). Во всем штате, конечно, больше. Например, мой близкий друг, с которым мы вместе росли, Фред Мейер сейчас играет за «Атланту» в НХЛ.

    «Боже, как давно это было…»

    – Теперь давайте поговорим о годах, проведенных вами в НХЛ. И начнем с дебютного сезона. Уже в декабре 1995 года вы вписали свое имя в историю НХЛ, повторив рекорд, установленный в далеком 1931 году Нелсом Стюартом. Как защитнику удалось забросить две шайбы за 4 секунды?

    – Случай был, конечно, просто потрясающий. Боже, как же давно это было… Я забил первый гол, потом Алексей Жамнов выиграл вбрасывание, шайба попала ко мне, и я бросил ее по борту. На старых аренах из стекол выступали небольшие кусочки металла – с их помощью стекла крепились на бортах. Так вот, когда вратарь соперника поехал за ворота, чтобы остановить шайбу, она угодила в этот самый кусочек металла и отскочила в сетку.

    – Как думаете, будет ли когда-то побит этот рекорд?

    – Довольно проблематично будет забить два гола еще быстрее, но кто знает, может, кому-то и удастся.

    «Довольно проблематично будет забить два гола еще быстрее»

    – В том сезоне в «Виннипеге» было много игроков из России: Жамнов, Королев, Твердовский, впервые обратил на себя внимание Хабибулин. Но был и еще один, сыгравший лишь в четырех матчах. Сегодня Равиль Гусманов – один из ваших тренеров.

    – (Улыбается) Да, действительно интересно, как жизнь сводит тебя с разными людьми.

    – Вы общались с ним до этого сезона?

    – Да, встречались на Кубке Шпенглера в 2005 году, когда я играл за «Айсбэрен», а Равиль – за магнитогорский «Металлург». Ну и в прошлом сезоне, когда он еще был действующим игроком.

    – В 1996 году «Джетс» переехали из Канады в США и стали называться «Койотис». В штате Аризона впервые появился клуб НХЛ. Какие воспоминания остались у вас от того времени?

    – Поначалу у клуба было немало проблем. Например, с ареной, которая не была предназначена для проведения хоккейных матчей. Другая проблема была в том, что в Финиксе всегда жарко, средняя температура около 25 градусов. В такой обстановке хочется заниматься чем угодно, только не хоккеем. Но постепенно мы адаптировались.

    – В дебютном сезоне вы сыграли 51 матч, а потом стали выходить на лед все меньше. Почему?

    – Я был молод, мне же двадцати еще не исполнилось, когда я начал играть за «Виннипег». После переезда в Аризону клуб решил сделать ставку на опыт и подписал ряд игроков постарше. Я потерял постоянное место в составе, но это только подстегнуло меня усерднее работать на тренировках.

    «В 99 случаях из 100 у тебя сносит крышу»

    – Одним из первых легионеров в истории «Трактора» был канадец Джейсон Дойг, с которым вы поиграли вместе в «Виннипеге» и «Финиксе». Знаете, чем он запомнился челябинским болельщикам?

    – Чем же?

    – Тем, что перебывал чуть ли не во всех ночных клубах города и покинул команду, не сыграв и 15 матчей.

    – (Смеется) Интересно. Я помню Джейсона, в 90-е годы он был большим, сильным защитником.

    «В молодости все совершают необдуманные поступки»

    – Сами по молодости были любителем ночных клубов?

    – Когда ты только начал взрослую жизнь, а уже играешь в НХЛ и зарабатываешь миллионы, в 99 случаях из 100 у тебя сносит крышу. В молодости все совершают необдуманные поступки, потому что хочется попробовать все, что тебе предлагает жизнь. Когда-то и я прожигал время и деньги на бесконечных вечеринках, но жизнь меняется, и вот мне 34 года, у меня жена и дети (улыбается).

    – В сезоне-1999/00 вы сыграли 4 матча за «Нью-Джерси», а эта команда выиграла тогда Кубок Стэнли. Вам достался перстень?

    – Нет, ведь я провел там совсем немного времени. Команда была у «дьяволов» в те годы просто великолепная, мне приятно даже то, что я сыграл за нее несколько матчей.

    – В следующем сезоне вы приняли участие в другом историческом событии – первом сезоне «Коламбуса».

    – Здорово было тогда. На протяжении трех, по-моему, первых сезонов на каждой домашней игре был аншлаг. Новая команда, новая арена, бешеная поддержка трибун – все получали удовольствие от игры. В том сезоне я однажды забросил три шайбы за период – тоже яркое воспоминание.

    – Тренировал «Коламбус» тогда, кажется, Дэйв Кинг?

    – Да.

    – Знаете, что он работал в России?

    – Конечно, в Магнитогорске. Я даже знаю, какой следующий вопрос вы зададите (смеется).

    – Какой же?

    – Читал ли я его книгу.

    – Так что? Читали?

    – Нет, но я наслышан о ней (смеется). У меня от работы под его руководством остались самые положительные воспоминания. Дэйв давал мне много игрового времени.

    «Хочу научиться кричать как Назаров»

    – В 2001 году вы сыграли за сборную США на чемпионате мира в Германии и заняли там четвертое место. Вам уже тогда понравилась эта страна?

    – В какой-то степени. Когда я собрался поехать в Германию, мне помогло то, что скауты многих немецких клубов своими глазами видели меня в деле.

    – В сезоне-2002/03 вы вернулись в «Финикс», где играли вместе с Андреем Назаровым. Были удивлены, узнав, что он работает тренером?

    – Удивило скорее то, что он работает тренером уже четвертый сезон, хотя сам старше меня на два года. Назаров запомнился мне как жесткий игрок и приятный в общении человек. Видел и слышал, как он кричит на своих игроков, стоя на тренерской скамейке. Если стану тренером однажды, то хочу научиться кричать так же громко (смеется).

    «Не могу сказать, что хотел вернуться в НХЛ»

    – На следующий год вы переехали в Чикаго, где почти 10 лет спустя воссоединились с Алексеем Жамновым и Игорем Королевым. Сегодня поддерживаете с ними отношения? Знаете, где они сейчас?

    – Алекс работает в Чехове. Этим летом, как и предыдущим, он звонил мне, звал в «Витязь», но не срослось. Хочу пожелать его команде выступить в этом сезоне лучше, чем в предыдущем. Игорь Королев еще недавно играл в «Локо», но уже завершил карьеру.

    – В 2004 году, когда начался локаут, вы поехали в Италию. Затем поиграли в Швейцарии и Германии. Чем запомнилась каждая из этих стран?

    – В Италии я провел всего несколько месяцев. Прекрасная страна, великолепная еда (улыбается), доброжелательные и общительные люди. Просто сказка, а не жизнь. Но уровень хоккея оставляет желать лучшего. Затем я поиграл пару месяцев в Швейцарии за «Клотен». Там тоже условия великолепные, а чемпионат намного сильнее итальянского. Но я твердо решил, что хочу уехать в Берлин. Огромный город, сильный чемпионат, новая арена на 15 тысяч зрителей, все говорят на английском языке. Думаю, что, если не считать Россию, это лучшее место в Европе, куда может поехать хоккеист из Северной Америки. Я провел там четыре прекрасных года.

    – Вы пытались вернуться в НХЛ в 2007 году, подписав контракт с «Айлендерс», но дело ограничилось пятью матчами.

    – Все обстояло немного не так. Не могу сказать, что хотел вернуться в НХЛ. Просто в Германии закончился сезон, и у меня появилась возможность сыграть за «Айлендерс» в конце регулярного чемпионата НХЛ. Когда сезон закончился, я поспешил улететь в Берлин к жене и своим дочерям.

    «Я еще не наигрался!»

    – Лучший игрок, с которым вам когда-либо пересекались в одной команде?

    – Сложный вопрос. Мне доводилось выходить на лед со множеством игроков, чьи имена навсегда останутся в истории хоккея. Если вы хотите услышать какое-то конкретное имя, то я назову… (после продолжительной паузы) Джереми Реника. Этот человек был настоящим профессионалом. Великолепный игрок, который понимал, что работа хоккеиста не заканчивается в тот момент, когда он уходит со льда. Джереми всегда уделял внимание болельщикам, подписывал автографы всем желающим, фотографировался с каждым, кто просил его об этом. Для меня Реник был и остается образцом того, каким должен быть профессиональный хоккеист.

    – А кто ваш самый близкий друг из числа тех, с кем вы играли?

    – Я играю в хоккей уже не один десяток лет. За эти годы у меня было множество друзей. В каждой новой команде, в каждом новом коллективе ты встречаешь людей, которые становятся твоими хорошими друзьями. Поэтому здесь еще сложнее выбрать одного человека. Давайте я лучше скажу, кто мой самый близкий друг в «Тракторе»? Это Геннадий Разин, с которым я играю вместе уже второй сезон. Рад, что мы оба перешли в «Трактор» этим летом.

    – Как долго собираетесь еще играть?

    – Пока не почувствую, что пора заканчивать.

    «Скорее, вижу себя тренером-ассистентом.  У главного уж слишком велика ответственность»

    – С «Трактором» у вас контракт на год?

    – Да, но я готов играть в Челябинске до тех пор, пока клуб во мне заинтересован.

    – Может быть, и карьеру готовы закончить в «Тракторе»?

    – Как я уже сказал в начале нашего разговора, мне в Челябинске все очень нравится, так что почему бы и нет.

    – А думали о том, чем будете заниматься после? Вот ваш бывший одноклубник по «Финиксу» Тревор Летовски, завершивший карьеру в прошлом сезоне, вернулся домой и тренирует детей. Вам это было бы интересно?

    – Думал и даже обсуждал этот вопрос с женой. Мне скоро исполнится 35 – не за горами время, когда нужно будет заканчивать с хоккеем. Точно сказать, буду ли я заниматься тренерской работой, не могу, но я рассматриваю подобный вариант. Правда, я, скорее, вижу себя тренером-ассистентом. Слишком уж большая ответственность ложится на плечи главного тренера. Мне будет тяжело психологически. Серьезно подумаю над этим, когда придет время, потому что пока я еще не наигрался!

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы